Бокс/MMA

«UFC — это не машина, которая печатает деньги». Колонка Ризвана Магомедова о возможной покупке Bellator лигой PFL и конкуренции

22 сентября 13:50
«UFC — это не машина, которая печатает деньги». Колонка Ризвана Магомедова о возможной покупке Bellator лигой PFL и конкуренции
Хабиб Нурмагомедов / Фото: © Brandon Magnus / Contributor / UFC / Gettyimages.ru
Американская лига PFL готова купить лигу Bellator. Менеджер Хабиба Нурмагомедова и Ислама Махачева, Ризван Магомедов, рассказывает, к чему это может привести.

«Матч ТВ» и менеджер компании Dominance MMA Ризван Магомедов, известный по сотрудничеству с Хабибом Нурмагомедовым, Исламом Махачевым, Сергеем Павловичем и еще рядом успешных бойцов из России, публикуют первую колонку Магомедова о смешанных единоборствах.

Два ближайших конкурента UFC — PFL и Bellator — могут стать единым целым в 2024 году. Разбираемся, к чему это приведет.

Кто такой Ризван Магомедов, можно узнать в двух этих интервью (раз и два)

* * *

Переговоры о сделке между PFL и Bellator, насколько мне известно, близки к завершению. Можно только предполагать, что из этого выйдет и для чего эта сделка. Думаю, что ответ мы узнаем к началу следующего года.

Ризван Магомедов / Фото: © Личный архив Ризвана Магомедова

Пока мне понятно только, с чем к соглашению подходят оба участника. Активно занимаясь фандрайзингом (привлечение инвестиционных средств. — прим. «Матч ТВ»), PFL заключила партнерскую сделку с SRJ Sports Investments. Это ответвление от «Суверенного фонда Саудовской Аравии» (PIF), которое инвестирует во все спортивные проекты. Как мы видим, сейчас там есть интерес к разным видам спорта: Криштиану Роналду играет за «Аль-Наср», Энтони Джошуа провел два боя в Джидде и в Эд-Дирийе. Инвестиции в PFL — это проявление интереса к ММА. Но, если они воспользуются покупкой Bellator неправильно, они просто погубят приличную организацию и потратят большие деньги.

Вадим Немков / Фото: © Bellator

У Bellator сейчас очень хороший ростер с очень сильными чемпионами. Вадим Немков, провел четыре защиты и поднялся в тяжелый вес. Усман Нурмагомедов стал чемпионом и в 25 лет является восходящей звездой лиги. Джонни Эблен, как мне кажется, один из самых сильных средневесов мира. Эти ребята интересны зрителю в США. Даже если мы берем бойца, который не очень ярко говорит на английском, но побеждает, у него всё равно есть какое-то амплуа. Я бы тут сравнил Серегу Павловича и Вадима Немкова, у них образы непобедимых русских богатырей или героев вроде Ивана Драго, которые приезжают и всех бьют. И людям интересно, побьет их кто-то в следующий раз.

При этом как менеджер я бы сказал, что для бойцов слияние двух лиг — это плохо. Становится меньше площадок для выступлений, меньше выбора, меньше конкуренции между лигами. Уходит солидный игрок, и по пальцам одной руки можно посчитать лиги, которые делают достойный продукт, выплачивают гонорары бойцам, проводят хорошие бои. Лига Bellator запланировала в 2023-м 13 турниров. У PFL — 14 событий за год. Я не уверен, что PFL сделает в 2024-м 27 событий или больше. И главное — это всё равно меньше, чем у UFC (43 турнира за 2023 год).

UFC 259 / Фото: © Jeff Bottari / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

Чтобы понять, сможет ли PFL после слияния c Bellator обогнать UFC, надо определиться, что для этого нужно сделать, потому что речь, разумеется, не только о количестве турниров за год. На мой взгляд, лидерство UFC на рынке — это комбинация медиаприсутствия и просмотров на больших телеплатформах. Отсюда уже строятся и заработки, и узнаваемость. В UFC нашли успешную формулу, как создавать и монетизировать контент, который они производят.

50-55 турниров, которые они ежегодно проводят, выполняют несколько важных функций.

Ривзан Магомедов / Фото: © Stephen McCarthy / Contributor / Sportsfile / Gettyimages.ru

Во-первых, на большинстве этих турниров они занимаются селекцией, поиском новых проектов. Наверное, не все обращают внимание, но, например, Франсис Нганну и Конор Макгрегор получили свои шансы в UFC на не самых больших ивэнтах в Стокгольме и Орландо. Боец может провести один-два боя, они его заметят и будут пытаться дальше сопровождать. Оправдает надежды, всё — он звезда.

Во-вторых, когда лига выходит на другие рынки, проводя мероприятия в Европе, Азии или Австралии, она уже покрывает международную аудиторию, ведь, помимо платных трансляций, есть лицензионные сделки с телеканалами разных стран.

В-третьих, они создают много дополнительного контента: аналитические шоу, какие-то рейтинги, документальное видео. Это как спутники, передачи, которые вызывают интерес у фанатской базы и притягивают людей к просмотру следующих турниров. Имея это постоянство, они приучили аудиторию, что каждый вечер субботы ты уже знаешь, что будут бои. Когда у тебя нет такого постоянства, тебе тяжелее, приходится заново всех оповещать, что будет какой-то турнир, который у тебя раз в месяц или два раза в месяц.

Хабиб Нурмагомедов и Конор Макгрегор / Фото: © Mike Roach / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

Еще одна небольшая загвоздка — не хватает харизматичных, громких промоутеров, которые бы занимались продвижением своих лиг так, как это делает Дэйна Уайт. Мне кажется, что и Bellator, и PFL уступали в этом компоненте, и я сейчас не вижу человека, кто мог бы с той же харизмой продвигать свой продукт.

В то же время есть несколько вещей, где Bellator и PFL сумели с подтянуться. Наверное, 10-12 лет назад даже это мало у кого получалось. Обе лиги провели Гран-при с выплатой победителю в один миллион долларов. В Гран-при PFL мои бойцы становились победителями турнира, и сумма действительно была выплачена за вычетом налогов. Правда, сейчас ребята, которым пришла выплата, удивлены, насколько быстро эти деньги заканчиваются, и им хочется выиграть еще один миллион.

Также PFL ввела внеплановые допинг-тесты для участников Гран-при, начиная с полуфиналов. Считаю, что это важно, потому что, если мы говорим о спорте, где на первом месте стоит соревновательная составляющая, то мы не хотим, чтобы в это вмешивались какие-то внешние факторы. Если атлет в твоей лиге становится чемпионом, но у него нет регулярных проверок на допинг, ты уже не можешь сказать — это он на самом деле так хорош или что-то в лаборатории создали и ввели в его кровь, что дало ему преимущество. Внеплановые тесты для всех бойцов — занятие не дешевое. Не знаю, сделают ли это в PFL для всех в перспективе.

Уверен, что инвестиции в PFL не приведут к тому, что лига попытается массово уводить звезд UFC. Контракты в принципе составлены так, что просто перекупать людей нельзя. По правилам по истечении соглашения у тебя идет период эксклюзивных переговоров. Потом, если даже ты получаешь предложение другой лиги, у твоего нынешнего работодателя есть опция повторить условия, которые тебе предложил конкурент, или улучшить их — и там это может идти в режиме аукциона.

Ризван Магомедов / Фото: © Личный архив Ризвана Магомедова

UFC — это не машина, которая печатает деньги, а потом ими разбрасывается. Представим, что у них есть чемпион Джон Джонс, и тут приходит организация и говорит, что заплатит 50 миллионов долларов за его переход. Они просто сядут и будут считать. Для них это чисто вопрос экономики, а не соревнования с кем-то в деньгах. У них есть определенная формула, как они оценивают бойца в зависимости от того, что он приносит компании. Если им это математически выгодно, они его отдадут. Если нет, они будут за него бороться. Любая лига, которая начнет просто перекупать у UFC чемпионов, финансово будет выдыхаться, потому что станет тратить больше, чем будет зарабатывать. Не думаю, что люди, вложившие деньги в PFL и купившие Bellator, ставят себе главной целью как можно быстрее потратить как можно больше денег.

Прямые трансляции турниров по смешанным единоборствам можно увидеть на телеканалах «Матч ТВ» и «Матч! Боец», а также на сайтах matchtv.ru и sportbox.ru.