Бокс/MMA

«Нужна работа в прессинге, возне, грязи». Российский боксер готовится к реваншу за обидное поражение

«Нужна работа в прессинге, возне, грязи». Российский боксер готовится к реваншу за обидное поражение
Алексей Папин / Фото: © Мир Бокса
А также объясняет, зачем Альваресу трусы со свинцом.

Алексей Папин в августе 2020 года стал обязательным претендентом по версии WBC в первом тяжелом весе, однако титульного поединка российский боксер все еще не получил.

За это время Папин уже в первом раунде нокаутировал чеха Вацлава Пейсара (апрель этого года), а уже летом перенес две серьезные операции на локте и плече.

34-летний боксер только-только закончил курс реабилитации и сохраняет желание поквитаться за свое единственное поражение в карьере от действующего чемпиона WBC Илунги Макабу из ДР Конго, а также иронизирует по поводу встречи африканца с мексиканцем Саулем Альваресом.

— Со здоровьем у меня все нормально, иду на поправку, в понедельник провел первую боксерскую тренировку, — говорит Папин. — Травма у меня была серьезной — с операцией и долгой, нудной, противной, но очень нужной реабилитацией. Сейчас не могу сказать, что полностью восстановился, потому что дискомфорт в плече еще есть. Начну проводить специфическую боксерскую работу — и буду испытывать меньше болевых ощущений, все наладится.

— Врачи сообщили, когда вы ориентировочно сможете провести бой?

— Врач, который меня прооперировал, сказал, что к полным тренировкам я смогу приступить через три месяца (после операции), а прошло в итоге пять. Все индивидуально, да и врач, возможно, представляет совсем другие нагрузки. Хотя этот специалист оперировал и Кличко, и Гассиева.

https://www.instagram.com/p/CQvj5uNsPO8/

— В общем, ваше появление на ринге следует ожидать во второй половине 2022 года?

— Нет, я оптимистично смотрю на начало 2022-го. Да, будем следить за ситуацией, поэтому я не стану называть ни сроков, ни желаемых соперников. Но ориентир — начало следующего года.

— В любом случае эта травма замедлила ваш путь к цели.

— Конечно, замедлила и отодвинула. Ты теряешь много времени, ведь сначала идет изучение повреждения, затем операция, далее реабилитация, а только потом втягивающие тренировки. И сейчас опять нужно набирать кондиции, а к крайнему своему бою я, пожалуй, был в лучшей форме в карьере. Мне очень понравились сборы в Краснодаре.

— Но эту вашу форму так и никто не увидел — бой длился меньше одного раунда.

— Именно так. Но лагерь и спарринги у меня были крутыми. Я работал с Максимом Власовым, Алексеем Егоровым и Рашидом Кодзоевым. Будь у меня такие спарринг-партнеры перед боем с Макабу, я бы просто переехал его. Несмотря на то что эти ребята не левши.

— Ваша травма «продлила жизнь» Макабу?

— Тут дело не в травме. Мы могли уже начать переговоры и грамотно подвестись к поединку, но сейчас Макабу спрыгнул под Альвареса (разговор произошел еще до объявления, что Макабу в январе должен подраться с Табисо Мчуну, а победитель уже встретится с Канело. — «Матч ТВ»). И только дурак бы не согласился драться с Канело. Все упирается в финансовую сторону. По контракту он получит минимум четыре миллиона долларов, не считая трансляции, спонсоров и так далее. Думаю, Макабу столько еще не давали.

Алексей Папин — Илунга Макабу / Фото: © Мир бокса

— Верите в реальность такого боя?

— Если Альварес этим занялся, то он состоится. Если смотреть на дело чисто со спортивной точки зрения, то Макабу должен побеждать. Но мы же знаем, что Альварес не подпишется под поражение. Значит, у него есть какой-то план. Может, они загонят соперника в неудобные рамки. А вообще, Макабу — это очень крепкий и хитрый парень, который хорошо боксирует. Ну, и давайте не будем забывать, что Макабу — природный тяж, а этот — коротышка рыжий (смеется). Я не хочу его обидеть, все знают, насколько крут Альварес. Я говорю в контексте сравнений антропометрии конкретно этих боксеров.

Еще вопрос — будет ли это категория до 90,7 кг. Ведь WBC хотел создать дивизион бриджервейт и категорию до 86 кг. Но после говорили, что оставят первый тяжелый вес в прежнем варианте. А в итоге, может, организация под этот бой сделает 86 кг, чтобы Альваресу было комфортнее. В общем, непонятно, но все условия будут созданы под Сауля. Кто платит — тот и музыку заказывают.

— Звучит так, будто команда мексиканца покупает пояс.

— Этот момент цепляет. Но мы все здраво оцениваем ситуацию и понимаем, что Альварес — номер один вне зависимости от весовой категории. Всем организациям интересно, чтобы Канело дрался по их версии.

Сауль Альварес / Фото: © Handout / Handout / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Давайте спроецируем ситуацию. Альварес дерется с Макабу, выигрывает…

— И сваливает сразу. Если он останется, то я буду счастлив. Ведь я претендент и готов хоть прямо сейчас даже с такой рукой. Понятно, что я шучу насчет готовности. Я бы с радостью встретился с Канело, но мы понимаем, что у него другая цель — взять пояс в пятой для себя категории.

— Может Канело потом подняться и в тяжелый вес?

— Ага, конечно, только трусы со свинцом надо надеть (смеется).

— Предположим, что Альварес решится защищать пояс в первом тяжелом весе. И тогда все вот эти разговоры про «финансовую сторону» и «неудобные рамки» пойдут и про вас.

— Без проблем, пускай. Я даже 86 кг легко сделаю, у меня никогда не было проблем с весом.

У меня никогда не было, чтобы я дрался ради чего-то, а не просто ради победы. Еще с кикбоксинга мы дрались за грамоты, медальки, за статус, звание. Я потратил два с половиной года, чтобы получить звание заслуженного мастера спорта. Я был международником, потом выполнил ЗМС, но мне его не присвоили. И я это время потратил на то, чтобы заново выполнить ЗМС. У меня есть возможность заниматься другими делами и зарабатывать больше, чем я зарабатываю в спорте. Но есть цель и мечта, ради которой я действую. И эта цель — стать чемпионом мира. Если Альварес пойдет на это, то я буду только рад побить его. Тем более такого серьезного парня.

— А какие у вас другие виды деятельности?

— Абсолютно разные, но легальные (смеется). Зачем это рассказывать? Также я занимаюсь общественной деятельностью.

Для меня на чаше весов пояс WBC. И мне неважно, кто им будет владеть на момент встречи со мной. Да, для меня значимым моментом является реванш с Макабу. Я хочу доказать, что тогда (в августе 2019 года) было стечение обстоятельств: я вышел на бой перетренированным с разорванной связкой. Я столько лет в спорте, и мы не молодеем.

Алексей Папин / Фото: © РИА Новости / Павел Лисицын

— После вашей травмы, наверное, неправильно сразу же выходить на бой с тем же Макабу.

— Мне не двадцать лет, чтобы выбирать кого-то, проводить промежуточные бои. Если будет возможность подраться с Макабу, мы грамотно подведемся к этому противостоянию. Возможно, будет промежуточный бой, но говорить о каких-то фамилиях… Главное, чтобы это был левша и более-менее похож (на Макабу).

— Евгений Тищенко тоже левша.

— Ну, вы сравнили: двухметровую шпалу Женю Тищенко и маленького Макабу. Нужен тот, кто будет похож на Илунгу, тот, кто идет вперед. Перед тем нашим боем у меня спарринг-партнерами были Николай Гришунин и Игорь Михалкин. Эти ребята работали вторым номером, а Макабу идет вперед. Нужна работа в прессинге, в возне, грязи. А этого не было — я шел, а спарринг-партнеры тогда избегали боя.

— Закончим наше общение опять же на вашей травме. Точно такое же повреждение плеча было у Мурата Гассиева, который оперировался после неудачи в бою с Александром Усиком в июле 2018 года. Однако мы помним, сколько у Гассиева было рецидивов…

— В лечении я старался придерживаться рекомендаций врача и реабилитологов. Повторюсь, прошло столько времени, но плечо до конца не зажило.

Читайте также: