Бокс/MMA

«Судить Моргенштерна уже поздно, да и не нужно». Михаил Кокляев — о воспитании, боях и коронавирусе

«Судить Моргенштерна уже поздно, да и не нужно». Михаил Кокляев — о воспитании, боях и коронавирусе
Фото: © РИА Новости / Екатерина Чеснокова, Pavel Kashaev / Global Look Press
Философски поддержал Александра Емельяненко и объяснил, почему продолжит драться.

Многократный чемпион страны по тяжелой атлетике Михаил Кокляев с некоторых пор проводит поединки по правилам бокса. В ноябре 2019 года он уступил бойцу ММА Александру Емельяненко, а в феврале 2021-го победил блогера Артема Тарасова.

Из интервью «Матч ТВ» вы узнаете:

  • Зачем Кокляеву работа школьным учителем физкультуры
  • Кокляев трижды перенес коронавирус, каковы были последствия
  • Какой его бой сорвался в декабре из-за болезни
  • Как Александру Емельяненко пережить неудачу
  • Почему Кокляев не хочет бросать бои по правилам бокса

«Ученики воспринимают по-разному, даже как чемпиона по поеданию хинкали»

— Начнем с простого вопроса — как у вас дела?

— Дела у меня обычные — мирские. Сейчас работаю преподавателем физической культуры в Первой московской гимназии, недавно переболел коронавирусом — две недели как вышел на работу. Сейчас потихоньку восстанавливаюсь и начинаю посещать зал.

— Можно ли назвать работу учителем физкультуры вашей основной деятельностью на сегодняшний день?

— Это пришло с началом локдауна в 2020 году, когда я понял, что нужно что-то делать, и вспомнил о своем дипломе педагога физической культуры. В сентябре 2020-го я устроился в Первую московскую гимназию. Сейчас идет второй год моей учительской практики. Это очень интересная работа, где я и отдыхаю, и тружусь. Судить, учить и лечить — одни из самых сложных профессий.

— Что вам больше всего нравится в работе с детьми?

— Старание детей. Нравится работа с ними в психологическом плане. Например, у нас есть мальчик, который интеллектуально очень развит и выделяется из всего класса. И его одноклассники немного задирают, а ему, видимо, надоело, и он собрался и ушел с урока. Я пошел за ним в раздевалку, и мы с ним минут десять разговаривали на тему, что быть белой вороной — очень даже неплохо. Мальчик очень талантливый, но довольно ранимый. И я ему сказал: «В свое время я тоже выделялся и не был похож на одноклассников. Сначала будет тяжело, а потом — интересно». Мы с ним поговорили, и он вернулся в класс.

Ты общаешься не как с учеником, а как со своим ребенком. Я к нему обращаюсь по-отцовски, а он мне в ответ: «Ну, у вас моральный стержень гораздо сильнее». Процитировал дословно, он так и сказал — «моральный стержень». А я ему спокойно: «Ну, я же был в твоем возрасте». И закончился наш диалог обращением с моей стороны: «Пойдем ковать моральный стержень». В итоге он сдал на пятерку гимнастическую связку.

— А взрослые чему-то учатся у детей?

— Общаясь с дочерью, забываю какие-то слова, а она тут же связывает мои предложения. Например, спойлерил жене одно видео, но забыл фразу «дом на колесах». А дочка моментально произнесла эти слова, хотя дома на колесах у нас нет. В общем, нам точно есть чему у них поучиться. Глядя на обращение дочери с клавиатурой, понимаю, что я питекантроп пекинский. Знаю, как включать и выключать компьютер (смеется).

https://www.instagram.com/p/CUR-I_aofC-/

— Как ваши ученики воспринимают тот факт, что у них преподает Михаил Кокляев?

— Это такая школа, что у них на корпоративе могут появиться «Мумий Тролль» или Моргенштерн. Поэтому для них учитель Михаил Кокляев — обыденная вещь: самый сильный человек России в прошлом преподает физическую культуру. А дети у нас воспитанные. Мы общались с Александром Александровичем Кирюшкиным (коллега Кокляева в гимназии. — «Матч ТВ»), у него уже 17 лет опыта работы учителем. И он сказал: «Если бы это была обычная школа, мы бы здесь так не кайфовали». У нас целая программа по обучению детей физической культуре: сначала была легкая атлетика, сейчас гимнастика, а скоро начнутся игровые и подвижные игры.

Дети спокойно выполняют эту программу, с дисциплиной проблем нет. Да, они остаются детьми, и где-то кто-то «в забор да въезжает», но это не так катастрофично. Не надо кричать на детей, у нас все демократично, цивилизованно и все здорово с точки зрения нравственности и морали.

— Будет ли тяжелая атлетика в вашей программе?

— К нам приходил Дима Клоков (серебряный призер Игр-2008 и чемпион мира-2005 по тяжелой атлетике), подарил штангу. В принципе, лично мне можно предложить ввести дополнительные уроки по паурлифтингу, тяжелой атлетике. Но у меня у самого скорее есть желание выступать и драться.

— Есть ли у вас такие ученики, кто уже хочет выглядеть подтянуто или поднимать большие веса? Вспоминаю свои учебные годы: были ребята, которые на переменах бегали в физкультурный зал для того, чтобы сделать 2-3 подхода со штангой.

— Есть такие. Например, после окончания основной программы на уроке восьмого класса осталось немного времени, и мы решили проверить силы одного мальчика по имени Артур. У нас есть небольшой фитнес-зал, и мальчик, никогда прежде не этого не делавший, выжал 50 кг. Сам удивился и нас порадовал. Парень вообще физически одарен, посмотрим, что получится.

А так старшие классы занимаются армрестлингом, следят за фигурой. Это те ребята, которые желают, чтобы слабый пол начинал обращать на них внимание.

— Вас ученики воспринимают как паурлифтера или боксера?

— По-разному. Кто-то даже как чемпиона мира по поеданию хинкали (намекает на ролик, где Кокляев состязается с паурлифтером Кириллом Сарычевым в поедании хинкали. — «Матч ТВ»). В интернете много разной информации. В общем, дети следят за спортивными блогами. Меня удивило, что они следят за блогом Сарычева.

https://www.instagram.com/p/CR60dEahbN8/

«Судить Моргенштерна уже поздно, да и не нужно. А повлиять на воспитание собственных детей никогда не поздно»

— Как вы относитесь к тому, что учителей физкультуры называют физруками?

— Это же сокращение.

— Просто многие закладывают в это слово негативный оттенок.

— В открытую физруком не называют. Некоторые ученики — дядей Мишей, кто-то — Михаилом. Я себе в сторис закидываю наши с Сан Санычем разговоры с уроков: «На уроке физкультуры ученик может над физруком посмеяться, а в темном переулке…» Но повторюсь, у нас, к счастью, очень воспитанные дети. На уровне советского воспитания, когда прививалось уважение к старшим, к учителям. У нас нет конфликтов с детьми. Хотя, может быть, это из-за того, что мой коллега Сан Саныч — мастер спорта по борьбе и я сам большой (смеется).

— Вы в начале разговора вспомнили о Моргенштерне, чье творчество подвергается активной критике в мире единоборств, да и не только.

— Я тоже высказывался в адрес Алишера не совсем лестно. Здесь не нужно искать, кто среди них хороший или плохой. Надо смотреть на себя. Ты как родитель должен объяснять, что такое хорошо, а что такое плохо.

Творчество Алишера не совсем нравственно. Есть такая фраза: мы — это то, что мы едим, слушаем, смотрим. Как говорил Жак Фреско, человек ни в чем невиноват, виновата среда, в которой он обитает. Моя задача как родителя: проследить, подглядеть, что мой ребенок слушает и смотрит. Да, это где-то нечестно, но я должен понимать, кем растет мой ребенок. И говоря про Моргенштерна, я в первую очередь должен проявить внимание к своему ребенку, а не к Алишеру. Не суди, да не судимым будешь. Судить Моргенштерна уже поздно, да и не нужно, а повлиять на воспитание собственных детей никогда не поздно.

https://www.instagram.com/p/CTudi_wsOLf/

— Как вы перенесли коронавирус и когда планируете приступить к полноценным физическим нагрузкам?

— Я в третий раз переболел ковидом. Впервые заболел в ноябре 2020 года, потом в апреле и сейчас вот снова. Причем во всех трех случаях были абсолютно разные симптомы. В первый раз у меня была просто слабость, будто душу из тела вынули, и я просто лежал на кровати и употреблял антибиотики, делал капельницу — ждал, когда хворь отступит. В апреле я очень сильно кашлял, было тяжело — держали руку на пульсе, чтобы вызвать скорую. Хотя изначально мы вызвали врача, который прописал лечение, но оно проходило очень тяжело.

Ну и третье заболевание коронавирусом прошлось по всем моим системам, в первую очередь по опорно-двигательному аппарату. Три-четыре дня поболели все суставы, все приобретенные за годы карьеры болячки напомнили о себе. Далее на несколько дней у меня испортилось зрение, потом в течение четырех дней были проблемы с кишечником — приходилось употреблять обезболивающие средства. Пропали обоняние и сон. Не могу восстановить сон до сих пор: засыпаю только в пятом часу, и это уже влияет на качество жизни. Ведь весь световой день ты на таланте и автомате пытаешься себя поддерживать с православной молитвой. Болезнь сильно повлияла на сон, и сейчас в первую очередь мне нужно вернуться к нормальному образу жизни.

— В общем, пока не загадываете, когда именно приступите к полноценным тренировкам?

— Нет, почему. У меня на прошлой неделе было три тренировки по 30 минут, сейчас — четыре по часу. Плюс увеличиваю саму нагрузку. Я живу по тяжелоатлетическому тренировочному циклу: понедельник, среда, пятница — большие тренировки, вторник и суббота — маленькие, четверг и воскресенье — выходные.

«У букмекеров я в топ-3 по запросам на бои»

— Желание подраться осталось?

— Спрос рождает предложение. Мой друг и промоутер Яков Летов, если он не шутит, говорит, что я нахожусь в топ-3 по запросам у букмекеров. Следуют вопросы: «Когда будет драться Кокляев?» Ну, почему бы и нет? Желание присутствует. Пока дышится и двигается, нужно работать, тренироваться и выступать.

— Есть предложения провести поединок?

— Было предложение от промоушена подраться с блогером Сашей Стоуном (Александр Зарубин), который является со-ведущим организации. И 10 декабря мы планировали бой, но коронавирус, к сожалению, внес коррективы. Пока полностью не восстановлю все свои опции, планировать ничего не собираюсь. Коронавирус — загадочная и страшная болезнь. Здесь нельзя торопиться, нужно правильно прожить постковидное время.

— В феврале вы победили блогера Артема Тарасова. Он не выходил с предложением провести реванш?

— Давно уже выходил. Сейчас все смешалось, как говорили классики, — и люди, и кони. Если есть интерес, почему бы не подраться с Артемом. Повторюсь, ничего не загадываю, нужно восстановиться, а дальше уже смотреть. Там еще и Александр Емельяненко может мелькнуть. Кто знает…

— Реванш с Емельяненко за поражение в 2019 году для вас в приоритете?

— Перед тем боем Камил Гаджиев задал Саше вопрос, даст ли он реванш в случае победы. И Емельяненко ответил согласием. Если Саша человек слова, значит этот реванш должен состояться. Лишь бы со всеми все было хорошо — и с Александром, и со мной.

Александр Емельяненко / Фото: © РИА Новости / Артур Лебедев

— Смотрели бой Емельяненко с Марсио Сантосом?

— Посмотрел. Саша далеко не в форме, я ему желаю восстановления. Видно, что после последних жизненных событий он входит в форму гораздо тяжелее, чем раньше. В соцсетях форма Саши была гораздо круче, когда он готовился нашему с ним бою.

— Выступление 40-летнего Емельяненко в Сыктывкаре все оценивали по-разному. Кто-то утверждал, что он опозорился и виной всему образ жизни, кто-то, наоборот, поддерживал, указывая на тяжелое состояние Александра несколько месяцев назад.

— Никогда не будешь хорошим для всех, что бы ты ни делал. Как сказал Магомед Исмаилов, улыбаешься — у тебя спрашивают, почему ты постоянно улыбаешься, надо быть серьезным. Если ты серьезен, то будут спрашивать за это. Над каждой могилкой не наплачешься. Если бояться какой-то критики… Волков бояться, в лес не ходить. Надо смотреть на благосостояние собственной семьи, а также на себя самого. Даже проиграв, в первую очередь оставаться человеком, а далее стараться развиваться. Например, я стал учителем физкультуры после боя с Емельяненко.

Ты должен правильно отреагировать. Не хочу на себя что-то накидывать, но это удел сильных людей. Кто-то, проигрывая, идет в храм, а кто-то — в ресторан. Сейчас нужно принять правильную сторону созидания, саморазвития. Сильный человек — это не тот, у которого все хорошо, а у которого все хорошо, несмотря ни на что. Что бы ни было в этот момент на душе. И еще нужно задаваться вопросом «а судьи кто?», если тебя начинают оценивать или судить.

— Главный ваш совет для Емельяненко — в том, чтобы он не замыкался в себе?

— Абсолютно верно. Надо двигаться дальше, показывая людям, что, несмотря ни на что, жизнь продолжается. И ты в этой жизни не просто пытаешься зализать раны, а стараешься быть полезным обществу. Это общество тебя судит, а ты пытаешься быть ему полезным. Это очень по православному.

«Емельяненко пока не понял, что вся богатырская удаль быстро пропадает при неправильном режиме»

Александр Емельяненко / Фото: © РИА Новости / Владимир Астапкович

— Есть опасения, что Емельяненко тяжело воспримет эту неудачу и снова уйдет в «романтическое путешествие»?

— Не могу ничего сказать. Сейчас начался рождественский пост, и я взял себе в качестве поста принцип «не суди». Могу лишь пожелать Саше стойкости, силы воли и духа. Желаю ему двигаться вперед вопреки критике, развиваться и помогать людям.

В возрасте Александра (Кокляеву 17 декабря исполнится 43 года. — «Матч ТВ»), то есть в 38-39 лет, верил в то, что богатырская удаль до сих пор живет во мне. Но если не режимить и не следить за своим здоровьем, то она очень быстро, чуть ли не в геометрической прогрессии покидает тебя. Саша пока что этого не понял. Нужно беречь каждый день и беречь в этом дне себя, прислушиваться к своему организму. Саша, конечно, особенный, но эта особенность с возрастом пропадает. С уходом здоровья появляется мудрость. Но она может прийти совсем поздно… Саше желаю житейской и мужицкой мудрости — нужно себя поберечь.

Я и себе иной раз говорю то же самое. Переболев коронавирусом в апреле, в мае начал рьяно тренироваться в надежде, что осенью у меня появится какой-то бой. В итоге заработал аритмию. С мая по сентябрь у меня были перебои с сердцем, и только с октября нормально чувствую ритм, иной раз приходится с сердцем разговаривать.

В возрасте от 40 до 50 лет, когда у мужчин летит сердечно-сосудистая система, нужно себя поберечь, хотя чувствуешь, что силы еще есть. Вернемся к Емельяненко. Саша, если ты прочитаешь это интервью, хочу сказать, что ты с возрастом теряешь свою богатырскую особенность, с возрастом здоровье становится не тем.

— Часто следите за единоборствами?

— Смотрел весь турнир Bellator в Москве, а также бой Петра Яна. Я горжусь и радуюсь за наших ребят. Но признаюсь, что больше радовался, когда у нас мальчик из десятого класса выполнил гимнастическую связку с третьей попытки на пять. Причем данные у него далеко не гимнастические. Смотрел за его достижением и радовался, наверное, даже больше, чем за Федора Емельяненко в его поединке.

— Можно сделать вывод, что сейчас вы счастливы.

— Я радуюсь той пользе, что приношу людям. Кто-то меня в блогеры записал. Да, у блогерства есть будущее, но в нашу юность его не было, а была настоящая работа. Мои всю жизнь проработали на заводе, и я понимаю, что они делают настоящее дело. И такой человек вызывает настоящее уважение. Будет у меня возможность вести какую-то тренерскую деятельность, когда стану постарше, то, конечно, буду еще и тренировать. Если хочешь изменить мир, начни с себя. А что я могу предложить, если у меня диплом педагога по физической культуре?

— Вы рассуждаете благородно, но напрашивается вопрос-вилка: зачем вам проводить бои?

— У меня сын учится в военном университете, у него есть девушка, у меня растет дочка. Я за домострой, когда все должны жить если не вместе, то где-то рядышком. В Москве и регионе учителю физкультуры будет очень сложно купить жилье, хотя зарплата неплохая. Хочу сделать так, чтобы к окончанию сыном университета у него с невестой было жилье, чтобы они быстрее родили мне внуков, чтобы я был молодым, козырным, спортивным дедом, который будет заниматься своими внуками. Вот такое предназначение в своей мирской жизни я вижу. Как у многих нормальных людей.

Читайте также: