Бокс/MMA

«У нас с Хабибом два разных языка». Ислама Махачева называют преемником Нурмагомедова – поговорили с ним про Дагестан

«У нас с Хабибом два разных языка». Ислама Махачева называют преемником Нурмагомедова – поговорили с ним про Дагестан
Ислам Махачев / Фото: © Handout / Handout / Getty Images Sport / Gettyimages.ru
У Ислама Махачева 20 побед и одно поражение в ММА. По потенциалу его считают достойной заменой Хабибу Нурмагомедову, с которым он тренируется со школы. Махачев лучше бьет ногами, не так остро говорит, любит лошадей и мотоциклы и дважды поднимался на пирамидальную гору возле села Бурши.

Из интервью вы узнаете:

— Вы увлекаетесь и верховой ездой и мотокроссом. Сейчас, до начала подготовки, на чем вы чаще катались: на мотоцикле или на лошади?

— Сейчас чаще на лошади. На мотоцикле за последние 3-4 месяца только один раз выезжал, потому что времени как-то не хватало, а к лошади можешь зайти и покормить. И в принципе на нее больше времени.

https://www.instagram.com/p/CTXcHzzM-Rm/

— Какой модели у вас мотоцикл?

— Хускварна ТЕ300…

— Есть мотоцикл мечты?

— Нет, у меня один из самых лучших.

— Когда вы на сборах, по какому району в Дагестане больше всего скучаете.

— Больше всего по своему поселку Новый Хушет, Ленинский район Махачкалы.

— У вас есть видео, где вы подкалываете гоняющих вес Гаджи Рабаданова и Усмана Нурмагомедова, и пьете воду из родника в каком-то живописном месте.

https://www.instagram.com/p/CR9Qd7ejEYx/

— Это в горах, в моем селе Бурши, последнее село в Лакском районе. Родник так и называется — Холодный Родник, там всегда холодная вода. Это небольшое село, хозяйств немного осталось, потому что условия для жизни там намного тяжелее, чем в городе. Из-за этого многие переселились. А так это интересный маршрут для туристов, там пирамидальная гора находится, таких в мире единицы. Очень много туристов приезжает забраться на эту гору, я сам туда два раза поднимался. Просто нет такого, чтобы одним днем туда подняться и спуститься, это надо идти переночевать у подножья, потом зайти туда.

— Вы же лакец, а Хабиб аварец. Нурмагомедов-старший нам говорил, что иногда Хабибу подсказывают на аварском, чтобы соперник точно ничего не понял. А правильно я понимаю, что вы с Хабибом на родных языках тоже не поймете друг друга?

 — Да, это правильно, у нас разные национальности, и я на его языке не смогу ему подсказывать. Два разных языка, очень мало похожих слов. Но нам в принципе удобно даже на русском подсказывать. Если соперник иностранец, это хорошо работает.

— Что, кроме Сулакского каньона, надо посетить в Дагестане, если ехать туристом?

— Каньон просто близко находится, в черте города, поэтому многие туристы туда едут. А так, горные районы очень красивые. Думаю, что Гуниб и Гамсутль точно стоит посетить. Просто поехать в любую сторону и проехать полностью весь район, там точно будут красивые места.

— Самое труднодоступное место, где вы были.

— Например, горное село Хушет. Там, где я жил в Махачкале, это уже живут переселенцы. А если пойти в горный Хушет, то надо 20 км идти, потому что дороги для транспорта нет. 500 хозяйств, а дорог никаких. Продукты, дрова туда все таскают на животных. Село Хабиба Нурмагомедова вообще находится в приграничной зоне: если идешь в него, нужно иметь при себе паспорт обязательно. Во многие районы, которые граничат с Азербайджаном, не просто добраться.

 — Долгое время казалось, что вы родственники с Гаджи Махачевым (бывший депутат Госдумы РФ, погиб в ДТП в 2013 году. — «Матч ТВ»). У вас вообще никаких связей?

— Мы просто однофамильцы. Нет родственных связей, но мы когда-то тренировались в зале Гаджи Махачева и из-за этого действительно были слухи, что мы родственники. В школе, в университете, в городе так думали.

Абдулманап Нурмагомедов / Фото: © РИА Новости / Виталий Тимкив

— Мы хорошо знаем про отца Хабиба. Можете рассказать про своих родителей?

— Отец раньше много работал на разных тяжелых работах, сейчас у него свои парники с помидорами. У него работает человек 10, он следит за процессом, за сбытом. Мама — дома, ждет, пока я приду с тренировки, готовит еду.

— У вашего бывшего соперника Армана Царукяна отец занимается бизнесом и Арман рассказывал, что пробовал работать на отца и не смог, потому что стало скучно. Пробовали ли вас привлечь к семейному бизнесу?

— Такого, чтобы говорили: «Зачем тебе эти бои?» — не было. Было, что отец говорил: «Так, давай приезжай, рабочих не хватает, надо загрузить или отгрузить помидоры». Честно сказать, эти ящики очень тяжело бывает переносить, но, когда рабочих не хватает, могу прийти и позвать друзей.

— Мне рассказывали, как, когда и на какой почтовый ящик пришел контракт Хабиба с UFC. Как пришел ваш контракт?

— Когда в первый раз был в Америке на сборах, мы посетили турнир UFC, встретили матчмейкера Джо Силву. Как-то кто-то пошутил про меня, что вот это Хабиба друг, тоже выступает, тоже скоро будет в UFC драться. А я на тот момент еще планировал пару боев в России сделать и только потом в UFC пойти. И раз, в один день менеджер звонит, говорит, тебе контракт пришел с UFC, больше не надо нигде ни с кем драться. Я удивился: «Почему так быстро получилось?». Сказали, что кто-то из матчмейкеров посмотрел мои бои, узнали, что я с Хабибом вместе тренируюсь. И сразу отправили контракт.

Я подписал сразу на шесть боев, вообще не глядя, какие там условия. Думал это хорошо, если мне сразу шесть боев предлагают, потом только понял, что чем меньше боев ты подписываешь, тем лучше.

Ислам Махачев / Фото: © Mike Roach / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

— У Хабиба до UFC мог быть супербой с Александром Сарнавским, у обоих было по 15-0 в какой-то момент. Было ли такое, что вы до UFC могли подраться с кем-то из бойцов, кто известен сейчас?

— Было такое, что нам хотели устроить бой с Майрбеком Тайсумовым. Очень долго нас вроде бы хотели свести, но ни я, ни Майрбек к этому бою особого желания не проявляли. А вообще в М-1 всегда вроде бы находили хороших бойцов, с нулями в рекорде. Я два или три раза дрался с непобежденными бойцами до UFC.

Майрбек Тайсумов / Фото: © РИА Новости / Григорий Сысоев

— Вас часто сравнивают с Хабибом. Если смотреть на открытые тренировки легко заметить, что вы гораздо чаще и техничнее бьете ногами. Это всегда получалось?

— Из левосторонней стойки это популярный удар, и я его чаще могу отрабатывать на тренировке, на спаррингах по мешку. Вроде опасно получается.

— Люк Рокхолд иногда делает такой киношный трюк, когда сбивает бутылку с головы человека ударом ноги. Вы бы могли такое сделать?

— Если на Мурада Мачаева поставить бутылку, с легкостью собью, ха-ха-ха. Он же уже не дерется, ему голова не нужна.

— У него же бизнес, там думать не надо…

— Да, он бизнес наладил, колею нашел, голова лишней будет.

— У вас сейчас могут вести тренировки и Хабиб, и Хавьер Мендес (главный тренер зала АКА в Сан-Хосе, где Хабиб тренируется с 2012 — «Матч ТВ»), а кто для вас сейчас составляет расписание?

— У нас в АКА уже есть четкое расписание: в понедельник утром спарринги, вечером байк. Во вторник: утром — борьба, вечером — пробежка. В среду опять спарринги и вечером байк. Потом примерно повторяется, но главное, чтобы три раза в неделю байк и три раза в неделю спарринги. Остальное время или качаемся, или бегаем в горы.

— У вас в команде почти все со всеми общаются как близкие друзья. Несмотря на это у вас бывают нокдауны на спаррингах?

— Бывают. Потому что кто-то кому-то может попасть навстречу и чуть не рассчитать силы. Но мы всегда в шлемах и в 16-унцевых перчатках спаррингуем, чтобы максимально уменьшить травмы и возможные рассечения.

Ислам Махачев / Фото: © Handout / Handout / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Как вы считаете есть ли кто-то в легком весе UFC, у кого был бы грэпплинг лучше, чем у вас?

— Не знаю, думаю, что есть, но сложно представить, кто может у меня выиграть. С хорошими грэпплерами мне интересно побороться. У нас в Америке бывает приходят парни чемпионы ADCC, которые этим занимаются всю жизнь, и не хочу себя хвалить, но не было бы такого, чтобы кто-то мне бы создал проблемы.

— А сможете вспомнить, кто и когда вас заставил в последний раз сдаться, потому что про Хабиба говорят, что он ни разу не стучал на тренировках?

— В последний раз, когда я сдался, это было лет пять назад. Боролся с Люком Рокхольдом (бывший чемпион UFC в категории до 84 кг. — «Матч ТВ»). Я только приехал в АКА, а он еще и был большой еще в тот момент. Это даже не болевой, а он просто ногами зажал мне шею, и она хрустнула, я сказал: «Эй, стоп».

А так, чтобы меня кто-то финишировал — давно такого не помню. Когда только начинал, а в зале были Хабиб и Шамиль, то конечно…

— Есть много старых фотографий, где вы и Хабиб на соревнованиях по боевому самбо и соответственно там вы в куртках и шортах для самбо. При этом Дагестан ассоциируют с вольной борьбой… вас тоже ассоциируют с борьбой, а вы выступали с вольниками и есть ли, например, в природе фото, где вы в борцовском трико?

— Выступления были: выступал на соревнованиях одной из школ по вольной борьбе. Еще один раз приехал в село на соревнования. Помню было взвешивание, я записался в категорию до 74 кг, это был где-то 2013 год. Думал, что будут сельские соревнования, а оказывается там были призы хорошие и много хороших вольников приехало. Я в первом же круге проиграл.

— У вас сменился соперник и сменился внезапно. Был Рафаэль Дос Аньос (30-13), стал Дэн Хукер (21-10) — это два непохожих бойца. Как из-за этого поменялся ваш тренировочный процесс?

— Например, у меня уже были куплены билеты для спарринг-партнеров, левшей, похожих по росту на Дос Аньоса. Пришлось искать более высоких, правшей и тех, кто меняет стойки. Но у нас не бывает такого, что мы весь кэмп готовимся под кого-то одного, поэтому многое не поменялось.

— Может показаться, что таких соперников, как Дэн Хукер у вас было уже несколько штук. Вам самому не было бы интереснее подраться с Дос Аньосом, потому что он более универсальный, он черный пояс по бразильскому джиу-джитсу…

— Да мы уже давно поняли, что эти черные пояса — это ничего не значит. Мне кажется, в Бразилии раздают их пачками. Наши ударники, которые вообще не борются, душили их много раз. А так, мне было бы интересно подраться с Дос Аньосом, но успокаивает, что Хукер шестой номер рейтинга. А Дос Аньос восьмой вроде. Меня сильно радует, что в принципе нашли соперника.

— Не было варианта, что это будет Тони Фергюсон?

— В один момент мне говорили, что почти наверняка будет он. Али (Абдельазиз, менеджер Махачева — «Матч ТВ») говорил, что они с ним на связи и договариваются. Но потом Тони пропал и мне сказали, что, скорее всего, это будет Хукер. Кандидатуру Тони отбросили.

— У Хабиба был пост, где он закрывает ладонью рот Дастину Порье и подпись под ним: «А потом наступает время, и ты их всех затыкаешь». Это многих удивило, потому что Хабиб и Порье очень уважительно общались друг с другом. Случилось что-то такое, чего мы не знаем?

— Я сначала сам думал, что может быть Порье что-то сказал, но нет, это просто потому, что до боя с Хабибом они все говорят: «Он меня не повалит… Я остановлю его борьбу… Я буду тем борцом, кто не даст ему бороться…». А заканчивается одинаково. Думаю, что поэтому Хабиб так сказал.

— Еще один пост Хабиба, который нельзя обойти, пост, где Конора сравнивают с потерпевшим в метро.

— Он не говорил это ни с каким политическим [посылом]. В UFC бойцы как только друг друга не подкалывают. Хабиб просто подколол Конора как бы внутри бойцовского мира. Таких случаев с избиениями же очень много: и дагестанцы, и кавказцы, и с Азии, и других национальностей.

— Я задавал этот вопрос Хабибу и повторюсь: когда Михаил Ефремов врезается на «Мерседесе» его осуждают практически все. Здесь же получается, что Хабиб сравнивает избитого профессионального бойца Конора, который очень много всего наговорил, с очень сильно избитым и ни в чем не виноватым прохожим.

— Понятно, что ни Хабиб, никто другой в нашей команде поведение этих парней не одобрит. Я еще не видел человека, который бы их похвалил. Тем боле, что они были еще и в нетрезвом состоянии. Это не красит ни дагестанца, ни кого-то другого. И я видел фрагменты, как они били его ногой по голове, это же могло привести к более серьезным последствиям. Думаю, что они получат наказание по полной. Каждый должен отвечать. Если ты сделал такую вещь, должен отвечать. Сколько им дадут срока, пусть столько отсидят, думаю, что у них будет времени обдумать этот момент.

Если кто-то говорит, что это вызывает у Хабиба одобрение, это просто ненормальный человек. Хабиб же не раз шутил в сторону Макгрегора. Просто надо бойцов не втягивать в политику. Я не нахожу ничего общего с тем, что сказал Хабиб и с тем, что пишут в интернете.

— У Хабиба 30 миллионов подписчиков и кажется, что его мнение в такой момент может быть важнее для спортивной дагестанской молодежи, чем шутка про Конора.

— Хабиб не должен каждый момент комментировать и про каждую ситуацию что-то говорить. Сейчас проезд подорожал, хотят, чтобы Хабиб это прокомментировал. Потом где-то наводнение, хотят, чтобы Хабиб это прокомментировал. Почитайте комментарии — в городе какие-то катаклизмы: «Почему Хабиб молчит? А почему тогда сказал, а сейчас ничего не говорит».

— Режиссер Олега Тактарова рассказал нашему корреспонденту, что, когда они с Олегом были в Дагестане, его куда-то отвезли и попросили удалить какие-то кадры с камеры, якобы за то, что он фотографировался с Конором Макгрегором.

— До того, как мы с вами интервью записывали, я посмотрел, что Тактаров в инстаграме сказал, что он чего-то там не говорил, якобы его очернили перед дагестанцами, переврали его слова… А насчет ситуации с его режиссером я правда ничего не знаю, может быть я в отъезде был.

— Конору реально вернуться после перелома ноги?

— После таких травм уже возвращались, мы же сами видели. Андерсон Силва дерется, Крис Уайдман. Просто у Конора сейчас в принципе больше разговоров и всего остального, чем боев.

Публике он интересен, я думаю, что будет еще драться. Он хорошо зарабатывает.

Ислам Махачев / Фото: © Jeff Bottari / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

— У меня есть еще более несерьезный вопрос для финала этого интервью: у вас футболка от бренда, который считается модным у футбольных хулиганов. Но сейчас я часто вижу эти вещи как раз на ребятах из Дагестана, которых вроде бы считают антагонистами с фанатами.

— Да? Я просто в Лос-Анджелесе был в магазине, зашел, купил пару футболок, пару спортивок. О том, что эту фирму к кому-то привязывают вообще не слышал.

— Это же считаются такие уличные вещи премиум-класса?

— У меня контракт поменялся, могу себе позволить в недешевые магазины заходить. Но! Если что — я это на скидках покупал!

Читайте также: