Бокс/MMA

Борцы из США — соперники россиян на Олимпиадах. Мы позвонили в Америку и узнали, как там развивается вольная борьба

Бесплатные тренировки в школах, оплата обучения в самом дорогом колледже, красивые турниры для 18-летних и очень ограниченные занятия — все это вольная борьба в Америке.

Из шести весовых категорий в вольной борьбе у мужчин в трех представители США входят в тройку фаворитов. Кайл Дэйк (74 кг) считается главным претендентом на победу на Играх, обгоняя Заурбека Сидакова. А Кайл Снайдер (97 кг), хоть и сильно уступает Абдулрашиду Садулаеву по котировкам, но считается одним из двух главных конкурентов для российского борца. В 2012-м и 2016-м американские вольники стабильно забирали по два золота. Мы позвонили в два абсолютно разных штата, чтобы узнать, почему в стране, где нет Дагестана и Осетии, но есть бейсбол и баскетбол, так хорошо борются.

Кто говорит

  • Азамат Дугулубгов, боец ММА с рекордом 8-2, живет в США 13 лет, является членом совета спортивного департамента Берген Каунти в штате Нью-Джерси.
  • Михаил Любимов, генеральный менеджер зала Jackson & Wink в штате Альбукерке, черный пояс по бразильскому джиу-джитсу.
Азамат Дугулубгов / Фото: © Личный архив Азамата Дугулубгова

Азамат Дугулубгов: я был приятно удивлен, когда узнал, как сильно борьба распространена в США и при этом не считается каким-то крутым видом спорта. У нас дома, когда ты занимаешься борьбой, это уже какой-то статус для парня. А здесь борьба сезонный вид спорта в школах, и отношение к ней простое. Есть дети которые один сезон занимаются футболом, другой баскетболом и третий — борьбой.

Школьная борьба в США отличается от борьбы вольного стиля. Здесь ее называют scholastic wrestling (scholastic — можно перевести как «школьная борьба» или «обучающая борьба» — «Матч ТВ») и правила немного другие. Главное — нельзя делать амплитудные броски и нельзя закрывать руки в замок, когда делаешь захват вокруг корпуса. Как я понимаю, это было сделано, чтобы уменьшить количество травм во время соревнований. И чтобы больше детей приходило заниматься. В отличие от наших школ, где чаще вызывает сильнейший и остаются только те дети, которые готовы проходить тяжелые соревнования и тренировки. И, да, тут видно, что очень много занимаются с 6-8 лет, двери открыты для всех, но, как только они заканчивают школу, многие тут же бросают борьбу.

Михаил и Айден Любимовы / Фото: © Instagram Михаила Любимова

Михаил Любимов: мой сын, Айден, начал заниматься борьбой с шести лет, но я видел и как совсем малыши занимаются, в четыре-пять лет. Когда идет сезон, а это с октября-ноября по февраль–март, борцы тренируются почти каждый день. Если не сезон, дети либо занимаются в платных клубах, либо идут в другие секции. Например Айден начинал тренировки в американском футболе, тем более там какие-то элементы хорошо адаптируются для борьбы и наоборот.

Азамат Дугулубгов: мне лично не очень нравится система с сезонами, потому что я вижу, насколько это вредно для здоровья и какой стресс получают школьники от этих тренировок. И главное — многие из них не тренируются в остальное время года, потому что они не планируют связывать свою жизнь с борьбой. Только те, кто этим серьезно занимается, стараются держать себя в форме, находят какие-то клубы и тренируются там. Но по ходу сезона у детей есть и до начала уроков тренировки и после школы — тоже. Практически каждую неделю проходят соревнования. Обычно по субботам или пятницам и по средам, в зависимости от школы. И в сезоне почти каждую неделю идут соревнования, какие-то схватки между школами, другие турниры.

  • Факт: сайт statista.com указывает, что в 2018/2019 году занятия по борьбе посетило 247 тысяч школьников в США. И 21 тысяча школьниц.

Азамат Дугулубгов: я не могу говорить про всю Америку, могу говорить про штаты Нью-Йорк и Нью-Джерси — тут каждая школа, которую я знаю, имеет борцовские залы. И в них бесплатные занятия для школьников. Ко мне на индивидуальные уроки приезжают дети, им 6-9 лет, и они уже занимаются борьбой в школах. Но вы будете удивлены, насколько здесь уровень борьбы стандартный и как мало им дается чего-то интересного. В некоторых школах вы можете посмотреть на уроки борьбы и сказать: «Что это такое?! Что они делают?!». Никакой специальной разминки, никакой специальной техники, только проход в одну ногу, проход в две ноги и немного работы в партере. Опять же, потому что это сезонный вид спорта, которому уделяется несколько месяцев в году и все. Очень мало работы, чтобы переходить из одной фазы в другую, от одной техники к другой. Очень редко, где создают пирамиду, фундамент для борьбы.

«Мне сначала показалось странным, как ребята [в США] тренируются, как в американских фильмах: встают в центре, в круг, ударили по рукам все вместе и пошли бороться. Я их спрашиваю: «Что вы делаете?», а они отвечают: «Боремся». Спрашиваю, а как насчет разминки, нельзя без разминки. «Мы сразу и разминаемся, и боремся», — отвечают.Когда я занимался, у нас в сборной разминка была 45 минут со всеми обязательными элементами, кувырками. И школьники из США до сих пор, когда мне пишут, говорят о «разминке Сергея». Это никакая не «разминка Сергея», так должно быть. — Сергей Пикульский тренер Конора по вольной борьбе из Молдавии.

Азамат Дугулубгов: все бесплатно, любой может присоединиться к секции борьбы в школе, главное пройти медосмотр и определиться, в каком весе ты будешь выступать. Мой младший брат выступал за школьную команду, даже установил рекорд школы по количеству бросков за одно соревнование. Когда он тренировался, я приходил помогать по ходу сезона, улучшать работу в стойке. И когда я проводил уроки, там было около 50-70 детей. И честно, там были такие дети, которым в сторону борьбы даже не надо смотреть. Они были очень далеки от этого, но они приходили, потому что им нравилось бороться.

Я всегда говорю, что в Америке есть две вещи: одна очень хорошая, а одна очень плохая. Очень хорошая — это свобода действий. Ты можешь стать, кем ты хочешь, если будешь вкладывать в это достаточно своего времени. Очень плохая вещь— это свобода действий. Если ты занимаешься какой-то фигней, тебя тоже никто не будет останавливать.

Кайл Снайдер — будущий главный соперник Абдулрашида Садулаева на подростковых соревнованиях / Фото: © The Washington Post / Contributor / The Washington Post / Gettyimages.ru

Михаил Любимов: школьники соревнуются не только по весовым категориям, но и по возрастам. Там есть довольно неудобный момент, когда переходишь в старшую школу, попадаешь в категорию 15-17 лет. И получается, что 15-летний может бороться с 17-летними, а это довольно большая разница. Но зато соревнований очень много, ты выигрываешь сначала округ, потом регион и потом можешь выиграть штат, что считается очень престижным.

Помню, что Айден выигрывал Нью-Джерси и их принимал у себя мэр города, награждали. Но исключительно медали, грамоты, тут это любительский спорт, чего-то дорогого не дарят.

Азамат Дугулубгов: в Америке или ты работаешь, или у тебя семья, которая тебя спонсирует. Тут такой системы, что тебе кто-то дает что-то по-братски нет. Если ты становишься олимпийским чемпионом тебе дают несколько тысяч долларов и все. У нас — ты куда-то сразу же взлетаешь [если выигрываешь Олимпиаду]. У меня в академии работает два мальчика: одному 11, другому 14 лет, и они пашут. Они из очень обеспеченных семей. Одного мама привозит на «Мазерати», и он делает уборку в зале. Мне это очень нравится, потому что это детям дает чувство приземленности. Мне на днях этот 14-летний мальчик пишет: «Оззи, могу я больше работать, мне нравятся одни крутые кроссовки, я хочу на них заработать». А я-то знаю их семью, там купить ребенку кроссовки, это как нам пойти купить кофе.

Михаил Любимов: здесь в разных штатах борьба развита на разном уровне, так же, как и хоккей или баскетбол например. Очень сильная Айова, где работает Дэн Гэйбл, Нью-Джерси, Миннесота, Нью-Йорк. Это те штаты, где борьба на хорошем уровне.

Будущий соперник Петра Яна Алджемейн Стерлинг выступает на соревнованиях в третьем студенческом дивизионе / Фото: © NCAA Photos / Contributor / NCAA Photos / Gettyimages.ru

Азамат Дугулубгов: да-да, это упирается в мировоззрение, в статус, в стиль жизни. Почему Огайо, например, так отличается своей борьбой? Там ребята с полей, с гор, такие сельские крепкие парни. Когда мне кто-то говорит: «В Америке вот так», — я всегда спрашиваю, в каком штате был этот человек и был ли он еще где-то. Потому что каждый штат — это свое мировоззрение, свой уклад, свои законы.

По опыту штатов Нью-Йорк и Нью-Джерси я вам могу сказать, что тут в американском футболе, в плавании и в борьбе тренеры убивают детей на занятиях. Тренировки, через которые они проходят, я бы через такие не прошел. Но важно, что здесь нельзя доводить до рукоприкладства, дать по башке или по ушам, такого не бывает. Есть агрессивные тренеры, на соревнованиях вообще с ума сходят, но там и родители тоже могут так себя вести. В целом от детей требуют довольно жестко.

Михаил Любимов: у моего пацана к старшим классам начались травмы. Плечи вылетают. Потому что, когда ты берешь захват, а твой соперник отбрасывает ноги, плечо может выйти из сустава. Ему предлагали оперироваться, но он пока отказался. В 16 лет еще не хочется ложиться под нож. Он решил просто больше сосредоточиться на американском футболе. Что-то покрывает страховка, но медицина в США очень дорогая и мне очень не нравится. Это просто ужас — как мафия. Может на высшем уровне она и хорошая, но по доступности это неприемлемо. У нас тренируется парень, диабетик, он не может даже нормально купить себе инсулин. Настолько он дорогой. Я лечу зубы — коронка стоит 2,5 тысячи долларов, МРТ сделать — 800 долларов. И при этом тебе еще не все лечение могут согласовать со страховой, то есть они там звонят, что-то назначают, договариваются, мне очень не нравится, как работает медицина в США.

Бен Аскрен выигрывает чемпионат первого дивизиона. Восемь лучших борцов турнира получают статус All-American / Фото: © Leon Halip / Contributor / WireImage / Gettyimages.ru

Азамат Дугулубгов: после девятого класса начинаются серьезные соревнования, а более взрослый подход к борьбе здесь уже после 12-го класса (в Америке 12 классов школы). После этого поступаешь в колледж или университет, где учишься четыре года и там уже университетская борьба, которая больше похожа на борьбу вольного стиля, там можно соединять руки в захват и разрешены некоторые другие вещи.

Я был в Атлантик-Сити на чемпионате Нью-Джерси, и он проводится на высшем уровне. Очень престижный статус, очень много людей приходит. Из России я уехал в 2008 году, и у нас я не посещал таких турниров, сложно сравнивать. Но здесь чемпионат штата по масштабу, это как чемпионат мира. В каждом дивизионе по 32 участника. При том, что это делается для старшеклассников и студентов.

Михаил Любимов: если ты выигрываешь штат в школе, тебе могут дать scholarship (стипендия. — «Матч ТВ») на оплату обучения в колледже. Тогда ты все равно должен будешь набрать необходимый балл при поступлении и хорошо учиться, но, если ты учишься в колледже по борцовской стипендии, обучение оплачивает государство. Стоимость начинается от 30 тысяч долларов в год. В топовых колледжах типа Стэнфорда или Принстона около 60 тысяч. Здесь не у всех людей есть такой годовой доход в целом и, разумеется, если ты хороший борец, но из бедной семьи, отучиться в Принстоне бесплатно очень хорошая возможность.

  • Факт: соревнования студентов в США курирует Национальная ассоциация студенческого спорта (NCAA — National Collegiate Athletic Association). Соревнования у борцов проводятся в трех дивизионах под эгидой NCAA, а также в рамках еще минимум четырех спортивных студенческих ассоциаций, например NJCAA или NAIA.

Азамат Дугулубгов: это проще всего сравнить с системой поясов в каратэ. Если ты во время школьных выступлений показываешь один результат ты попадаешь в тот колледж, который представлен в системе условно «синих поясов», если твой результат совсем серьезный, ты борешься в колледже, где «красные пояса» и выше. Самый высокий уровень это NCAA D-1 (D-1 — division 1).

Михаил Любимов: для примера у нас в зале тренируется два бойца UFC Джон Джонс и Дэлвин Кларк. Они боролись в «джуниор колледж» (NJCAA), но с этими дивизионами действительно не слишком простая система. Плюс есть еще соревнования между командами и борцовскими клубами.

Азамат Дугулубгов: вообще есть много примеров, когда парень, будучи очень талантливым борцом, учится в колледже, который не заявлен на крутых соревнованиях, и самим ребятам бывает неинтересно развиваться в борьбе. Они станут докторами, инженерами, технологами или что-то в этом роде. Но им просто не интересно бороться, они работают на свою академическую степень. Почему-то я мало такого видел в России. Здесь действительно многие спортсмены и интеллектуально развиты очень хорошо. Ты видишь многих ребят, которые учатся в самых хороших колледжах и при этом они отличные футболисты или борцы.

Михаил Любимов: но я бы и не сказал, что у США очень сильная сборная. Есть единицы, которые выстреливают, но нет такого, чтобы американская команда конкурировала всегда и во всех весах. Здесь очень хорошая борьба в отношении проходов в одну ногу, в две ноги. И в плане физической силы и выносливости. А борьба российской школы, она более пластичная, более техничная. Если бы в Америке с детства занимались именно вольной борьбой, то выступали бы гораздо мощнее.

Напомним, что соревнования по борьбе на Играх-2020 стартуют 1 августа. А первые медали будут разыграны на следующий день: в греко-римской у мужчин в категориях до 60 кг и до 130 кг, а также у женщин-вольниц в категории до 76 кг.