Бокс/MMA

«Кудряшов и Емельяненко раунда не протянут со мной». Гаджи «Автомат» играл в ФНЛ, а теперь дерется на кулаках и роняет Дацика

2 июня 12:25
«Кудряшов и Емельяненко раунда не протянут со мной». Гаджи «Автомат» играл в ФНЛ, а теперь дерется на кулаках и роняет Дацика
Фото: © Вадим Тихомиров / Матч ТВ
В 2010-м защитник Гаджи Наврузов дебютировал в ФНЛ за «СКА-Энергию» из Хабаровска. Сыграл 22 матча, забил 0 голов. Через 10 лет Наврузов выступил в боях на голых кулаках, забил пять голов своих соперников, а его лучший бой собрал 3,5 миллиона просмотров.

«Первый миллион получил в 18 лет»

Гаджи родился в Махачкале в 1989 году. Когда ему было 8 лет, семья переехала в Москву: «Я в Дагестане занимался шахматами. Очень домашний ребенок был, добрый, а в Махачкале на улице жестко. Там мне трудновато было, ребята агрессивные. В Москве уже попроще». 

В 9 лет попробовал сыграть в футбол во дворе. Его поставили в ворота, но после пропущенного мяча — выгнали. Было обидно и Гаджи попросил отца отдать его на футбол. Школьником играл за «Динамо», был капитаном команды игроков 1989 года рождения, потом перешел в «Трудовые резервы». Учился в РГУФКе, параллельно в 18 лет подписал контракт с командой первой лиги «СКА-Энергия» (с 2016-го — «СКА-Хабаровск»). За три месяца игры получил свой первый миллион.

«Человек в 18-20 лет не готов к таким деньгам, — вспоминает Гаджи. — Самая глупая трата? Получаем зарплату, идем в клуб, оставляем там две зарплаты. Такие деньги, которые реально невозможно было потратить. Потом заходим всей командой в магазин, 5-6 утра, покупаем еды. Не помню, кто это сказал, пусть буду я: «Блин, пацаны, мы что 3 тысячи сейчас потратили?» И мне Женя Луценко говорит: «Ты че, Гаджи, гонишь, мы только что тысяч 200-300 оставили». Эти 3 тысячи почему-то я запомнил. Потом мы с Андрюхой Семеновым ели только икру. Холодильник открываешь — икра-икра-икра-икра, масло-масло, хлеб. Много ее ели, потому что в Хабаровске она дешевая Ну, дебилы. Ладно, за себя скажу: дебил». 

Андрей Семёнов и Артем Архипов / Фото: © ФК «Ахмат»

Семенов — защитник клуба «Ахмат» и сборной России, в Хабаровске они с Гаджи жили в одной квартире и до сих пор общаются. В 2017-м футболист секундировал Наврузова в поединке по тайскому боксу в Грозном. В 20 лет Гаджи получил травму и около года провел в больницах. После этого начал качаться, занялся кикбоксингом и тайским боксом. Экс-футболист весом 88 кг набрал массу до 100 кг. В 2013-м попробовал вернуться на поле. Полгода поиграл за тверскую «Волгу» и окончательно ушел в единоборства. 

«Никто рядом не стрелял»

Первый любительский бой Наврузова был на чемпионате Москвы: «Как меня тогда побили! Я тогда на улице часто дрался, хоть и первым никогда не лез. Люди падали, и я думал, что супербоец. Было ужасно тяжко все три раунда. Тогда я понял, что драться на улице и в ринге — вообще две разные вещи».

Отец Гаджи — Надир Наврузов — заслуженный тренер России и экс-президент федерации тайского бокса Москвы. Помогал сыну договариваться о занятиях в разных клубах, но сам его не тренировал: «Всегда говорил, что я не умею драться. Переживает, наверно, и все».

Боец говорит, что футбол дал ему много преимуществ для единоборств. У него хорошая скорость и координация, здорово получаются уходы, подходы и развороты. Он взрывной на коротких дистанциях и легко запоминает комбинации.

В 2018 году Гаджи выиграл чемпионат мира по тайскому боксу в Бангкоке: «После этого мне нормальные контракты предлагали, мог бы дальше заниматься. Но у меня родился ребенок, и очень серьезный человек предложил хорошую работу». Гаджи состоял в личной охране у Тимура Абдуллаева, управляющего партнера компании, которая занимается бизнес-консультированием, спонсирует спортивные мероприятия и бойцов. Наврузов говорит, что платили так же хорошо, как по первому контракту в «СКА-Хабаровске», а особой опасности не было: «Личная охрана это, например, детей контролировать. Оружия у нас официально не было, раций тоже. Никто рядом не стрелял. Это Москва, здесь везде камеры. Люди по-другому вопросы решают».

В охране Гаджи работал вместе с Арсланом Яллыевым (12-0 в профи боксе, 7 нокаутов) и говорит, что у него самый сильный удар из всех, с кем приходилось спарринговать или драться: «Он не считается прямо нокаутером, но удар очень острый. Лично для меня такие удары опаснее тяжелых. Потому что острые, скорее всего, еще и быстрые. А с тяжелыми — главное увидеть удар». 

«Когда попадают, испытываю радость»

https://www.instagram.com/p/CBATz0Og_NN/

Первый кулачный бой Гаджи вышел на YouTube в феврале 2020 года. «Честно скажу, в кулачные бои я попал не от хорошей жизни, — говорит Наврузов. — Если бы у меня все было хорошо — что я дурак что ли идти в кулачные бои? У меня такая ситуация жизненная случилась: остался без работы, без ничего. Нужны были деньги».

Заявку на участие в боях за Гаджи отправил друг. Перед первым боем Наврузов практически не тренировался, а прозвище придумал на ходу: «Мне задали вопрос, я сказал: «Автомат», так и пошло. Может, родилось в голове с расчетом, что у меня быстрые руки, ха-ха».

Гаджи согласен, что к удару голым кулаком заранее не подготовишься, в том числе психологически, но признается, что любит драться и в бою испытывает радость — особенно когда по нему попадают: «Ты прямо рад, счастлив и думаешь: да, хорошо, давай продолжим. Или ты щелкнешь, или тебя. Если у меня что-то не получается, просто устраиваю драку, и все».

Фото: © Вадим Тихомиров / Матч ТВ

Большинство побед Автомата — быстрые нокауты, но ему тоже прилетает. Перед зарубой с Торнике Мамукашвили Гаджи секундировал нескольких товарищей по команде и только во время боя понял, что забыл надеть капу. Он не просил рефери остановить поединок: «А смысл? Если не сделал, значит, не сделал». Гаджи выиграл нокаутом на 51-й секунде, но оппонент успел выбить ему зуб.

Самый зрелищный бой Автомата — против Павла Шульского. Павел — мастер спорта по боксу. Гаджи 3 раза отправил его на пол в первом раунде, и еще раз — во втором. Шуйский проиграл бой по очкам, но забрал третий раунд. К концу встречи Наврузов выглядел усталым. «Это не усталость, а проблемы по здоровью. Мне стало плохо после первого раунда, и я уже не кайф ловил, а боролся с собой, — вспоминает Гаджи. — Знал, что выигрывал и что главное не упасть. Просто головой смягчал удары».  

«У меня что, инсульт?»

https://www.instagram.com/p/B-88kfwgbIz/

По сравнению с боксом в кулачке больше крови и рассечений. Гаджи рассказывает, что после боя у него по месяцу болят руки, но считает, что профессиональный бокс травматичнее. «Из-за накопительного эффекта и большего количества пропущенных ударов. Если не берем нокауты, то 12 раундов ребята друг друга бьют-бьют-бьют, а в кулачке бах — упал, и все. Что касается сечек, возьмем тайский бокс или бойцов ММА, которые работают локтями и коленями, — такие же сечки или еще больше. Самое жесткое, когда голый кулак попадает в голое лицо, кость об кость».

Автомат весело рассказывает о своих травмах: «Прикольно было после боя с Зубром [Сергей Алексеевич, мастер спорта по тайскому боксу]. Он сильно попал в область виска. Поехали в больницу, в шесть утра отпустили домой. В десять проснулся, встал. Сотряс тяжелый, тошнило, и я упал на руки. Стою на четвереньках в коридоре и понимаю, что не вижу левым глазом. Думаю, инсульт, что ли? В первую секунду испугался. На второй секунде: да ничего, второй глаз есть. На третьей: блин, а как драться-то? Снова поехал в больницу. Зима была, так отсвечивало — все белое, глаз не видит. Прикольное состояние, ты себя изнутри понимаешь. Врачи сказали, что сильных повреждений нет, пройдет. И прошло».

Гаджи даже предлагал организаторам снимать видео с бойцами в больнице после поединков: «Люди у нас жестокие все-таки, им это будет интересно. Я не помню, что говорил в микрофон после боя с Шульским. Пелена черная, не дошел до раздевалки, шел-шел-шел и упал. Помню, Чибис зашел — хлам на лице, Валеру вообще тащат. Сижу, думаю, нифига, как лица разбиты у всех, четверых зашивают. А сам после своего боя только фрагментами помню: скорая, больница.

Помню, что улыбался. Ребятам и супруге говорю: «Все хорошо». Меня сажают на коляску, завозят в кабинет, и тут же прошу: «Вколи мне что-нибудь, пожалуйста, вообще плохо». Врач отвечает — нельзя, пока все не проверим. Я прямо умирал. Потом кто-то заходит, и я снова: «Все хорошо, все хорошо». Уходят, а я: «Блин, когда это все кончится». Потом привыкаешь к боли, думаешь — нормально, хуже уже не будет».

Своей самой тяжелой травмой Наврузов называет сломанные ребра на чемпионате России по тайскому боксу. «Ничего не можешь — ни лежать, ни кушать, ни в душ сходить, ни в туалет. Только обезболы пить, чтобы хотя бы дышать». 

«Ударю — и мне его откачивать?»

https://www.instagram.com/p/B-88ZyXAAfa/

Гаджи тренируется пять дней в неделю в зале боксерского тренера Андрея «Бупаса» Ивичука. Сейчас особенно налегает на выносливость: «Все привыкли, что Гаджи боец одного раунда. Мы это исправим, и, я надеюсь, в следующем бою вы увидите Гаджи не одного раунда».

Боец по-прежнему ездит в метро и любит общаться с фанатами: «Они спрашивают, кто с кем дерется, какие там конфликты. Я рассказываю. Мне самому прикольно. Может быть, я так своей позитивной энергетикой делюсь». Многие, правда, хотят не поболтать, а подраться: «Говоришь человеку: я профессиональный боец, он отвечает — без разницы. Начинает агрессивно себя вести. Говоришь: «Я профессионал, я ухожу», а он думает — ты даешь заднюю. Мне все равно, даже если скажет что-то плохое.

Я боюсь драться, потому что ударю — и потом мне его откачивать. Блин, а если не откачается? Но если я буду с супругой и ей что-нибудь скажут, тогда надо бить — так, чтобы он кони не дал, в селезенку или в печень».

«С Дациком началась провокационная движуха»

https://www.instagram.com/p/CBcp0XZADW1

Не так давно Наврузов провел спарринг по правилам бокса с заметным бойцом ММА Вячеславом Дациком. Наврузову хватило меньше раунда. После второго нокдауна в ринг вбежала беременная жена Вячеслава и остановила бой.

Гаджи рассказывает, что на спарринг за гонорар его позвал блогер Святослав Коваленко, а после спросил, уронит ли он Вячеслава за 50 тысяч рублей. Автомат согласился: «Просто ляпнул и ляпнул».

За несколько дней до встречи он отравился и травмировал правую, ударную руку: «Ехали мы реально как на спарринг. А там уже началась провокационная движуха на камеру: говорил, что уронишь, вот тебе пятьдесят. Я «Нимесила» три-четыре пакетика втащил, поставил укол. Отпустило, но я понимал, что правой рукой надо пореже бить. Мы спокойненько двигались, чуть-чуть в удары жестче вкладывались. Если честно, там любой удар был — бей куда хочешь, он попадет».

Гаджи готов на реванш и не испытывает к Дацику негатива: «Человек старается и выходит, как и я, зарабатывать деньги своей семье. Поэтому с уважением. Мне с ним делить нечего».

Автомат уверен, что у него хорошие шансы против профессиональных бойцов, которые хотят подраться на кулаках — Алексея Кудина (26-12-1 в ММА), Дмитрия Кудряшова (24-4 в боксе), Александра Емельяненко (28-8-1 в ММА): «Один сидит (Кудин. — «Матч ТВ»). Один опять в алкогольном состоянии. И Дима, который проиграл последний бой Романову. Мы вместе тренируемся. По боксу да, он что-то может, на кулаках — нет. Да они раунда со мной не протянут — никто из них». 

Текст: Алексей Алёхин

Читайте также: