Бокс/MMA

«Сейчас фокус на этой мартышке». Петр Ян — про Стерлинга и запрещенный удар коленом

Через 10 дней после боя со Стерлингом боец UFC Петр Ян поговорил с журналистами из России.
  • 6 марта на UFC 259 Петр Ян нанес запрещенный удар коленом Алджемейну Стерлингу и был дисквалифицирован
  • Как следствие Стерлинг был объявлен победителем боя и новым чемпионом UFC

«Стерлинг пытается быть на слуху, найти себе фанатов, хотя пару дней назад он просто плакал»

— Реванш обсуждается, думаю, что он может состояться в ближайшие два-три месяца, мы знаем, что у UFC все может поменяться, поэтому остается только ждать, — отвечает Ян на первый вопрос после боя. — Неприятно, что я допустил такую ошибку, ударил и понес такое наказание. Апелляции мы не писали, я думаю, в этом смысла не было, они бы не поменяли свое решение. Чувствую себя нормально, настроен нормально, буду готовиться, чтобы забрать свое.

В этом бою был немного не в своей тарелке, хотя понимал, что в середине третьего раунда он подсядет по функционалочке. Возможно, стоило раньше форсировать события, потому что топлива у меня все равно больше. И еще я постоянно держал на фокусе тот момент, что он будет пытаться меня бороть, возможно, с этим тоже переборщил. Потому что его борьба раздутая — я базовый боксер и нормально с ним себя чувствовал, так что надеюсь, в следующем бою я себя покажу.

Петр Ян и Алджамэйн Стерлинг / Фото: © REUTERS / USA TODAY Sports

Все его удары практически были по защите, я их специально на себя принимал, давая ему отработать свой резерв. Не было ударов, которые бы меня потрясали. Лоукики у него не были болезненными. Были колени, которые вскользь меня цепляли, и эти моменты я учитывать буду. Он бил по защите корявые удары.

— При этом вы его амплитудно бросили.

 Он постоянно жаловался на свою шею, я хотел ему ее доломать, наверное.

В четвертом раунде я себя нормально чувствовал, понимал, что он сломлен, что осталось чуть-чуть и он будет наш. Я допустил много ошибок в этом бою, я их знаю, давал ему лежать на спине, то есть давал дополнительные полторы минуты отдыха. Если бы я его сразу поднимал, возможно, раньше бы все закончилось.

Я бы не назвал его самым опасным своим соперником. Он обладает опасными навыками, все говорили, что он заслуживает этого права, но я дрался с ним в кондициях на 50%, и все получалось, просто немного надо было быть понапористее.

— А что было не так?

— Да сейчас уже зачем об этом говорить, все было нормально, я ехал побеждать.

«Сын сказал: «Пап, ты что, не привез третий пояс?» — это меня взбудоражило. Пояс надо забрать»

— Сегодня вы снова поругались в твиттере, вы сказали Стерлингу, чтобы он взял с собой яйца в октагон. Почему это происходит?

— Он упал в яму, и его еще там подзакидали. Пытается быть на слуху, найти себе фанатов, хотя пару дней назад он просто плакал. Нашел какую-то почту свою старую, кто-то якобы пишет на нее ему, ну это вообще е-мое… полудурок.

— Могут ли быть интересны другие соперники?

— Только если его долго не будет, тогда будем смотреть какие-то другие имена. Сейчас фокус, конечно, на этой мартышке.

— Если рассматривать пояс UFC как вещь, он же у вас остается? Можете сказать, где он, и бывает ли, что вам хочется подержать его в руках?

— Пояс, который я выиграл у Алдо, находится у нас, в академии РМК. Я его не трогаю. Но сейчас, когда я прилетел домой, первое, что мне сказал сын на следующий день: «Пап, ты что, не привез третий пояс?» И меня это сразу как-то так взбудоражило, понял, что мой сын все понимает. Поэтому надо забрать третий пояс. А так дома он был у меня какое-то время, лежал рядом с поясом АСВ. Пару раз я сфотографировался с ним с детьми, но не таскал его никуда.

— Эпизод, где вы ударили коленом, можно ли сказать, что это был такой же фол, как в футболе, когда ты, играя в защите, подкатываешься и можешь либо выбить мяч, либо получит пенальти в свои ворота?

— Да, у меня были в жизни ситуации, когда я делал и подкаты в мяч и в ноги. Но в этой ситуации для меня было невыгодно нарушать правила: я веду бой, огромная ответственность, большие планы. Сделал это ненамеренно, сфокусировавшись на руках. Перед поединком зашел рефери и объяснил нам про положение рук: если две руки стоят и касание только пальцами, можно бить в голову. Если касаются ладонями, то нельзя бить в голову. И я так на этом сфокусировался, что когда увидел, что он стоит на одной стопе и руки оторвал, подумал, что он будет вставать, и решил пробить коленом туда.

— На записи видно, что вы что-то спрашиваете у угловых. А что именно?

Петр Ян и Алджамэйн Стерлинг / Фото: © Jeff Bottari / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

— Да я же говорю, мне настолько забили голову этой информацией за 10 минут до выхода, что я какого-то черта стал спрашивать у угловых, как мне бить. Понятно, что они все мне кричали «бей-бей!». Такой хаос был, что просто…

— У вас сейчас нет авторитетного главного тренера — это проблема?

— Это не проблема. Проблемой было, когда тренеры вдесятером кричали по очереди. Перед выходом в октагон судьи сказали, что теперь по правилам в октагон в перерыве может заходить только кто-то один. Я говорю: «Решайте сами между собой». Первый раунд заканчивается, тренер Парумпа что-то на своем тараторит, эти из угла что-то свое тараторят. Второй перерыв — передо мной уже Джон Хатчинсон, что-то на английском мне заливает. Лаврик (друг и секундант Яна Денис Лаврентьев. — «Матч ТВ») плюхал воду мне на ноги. Я такой: «Что ты делаешь, братан?» Он говорит: я поливал, чтобы, если он ногу возьмет, то захват соскальзывал. А у меня такое чувство, будто меня из ведра поливают. То есть мне вот на эти вещи приходилось обращать внимание.

— Алджемейн Стерлинг — слабейший из 11 чемпионов UFC во всех категориях?

— Лучше проиграть так, как я, чем выиграть пояс таким способом, как он. По мне, это несерьезно — с таким поясом ходить.

— Что будет, если вы где-то встретитесь со Стерлингом или с его командой?

— Если встретимся на улице со Стерлингом или Мерабом Двалишвили и его командой — забьем их. Забьем их в кашу. Ха-ха-ха, шучу, конечно, наоборот, все люди из моей команды осведомлены, что ничего такого делать не надо, нас же просто депортируют из страны и все. До боя между нами точно ничего не случится.

— Вы после боя встретились с Геннадием Головкиным, что он посоветовал?

— Он посоветовал разделять профессиональную деятельность и дружбу, работу и спорт. Много было разговоров, и для себя я почерпнул полезные советы.

— Мне показалось, что в этот раз в вашем зале было слишком много спортсменов и тренеры не могли уделять внимание всем. Чувствуете ли вы, что идеально готовиться надо так, как готовятся боксеры, когда в принципе собирают всю команду вокруг себя?

— Да, в этом есть смысл, но бокс — более специализированный вид спорта, а в ММА много аспектов, взятых в одно целое: борьба, грэпплинг, функционалка. Нужны определенные специалисты. В боксе проще организоваться.

«Мне только 28 лет. Можно и на второй, и на третий круг зайти»

— Ваши фанаты теперь довольно жестко пишут Стерлингу в инстаграме. Вам не кажется, что человек, который пишет Стерлингу оскорбление, но при этом никогда не окажется с ним в одном помещении, не должен его оскорблять? То есть вы это можете делать, потому что у него будет шанс с вами подраться в конечном счете?

— Да, не стоит переходить на расовые истории, поэтому призываю так не делать. Но Стерлинга по-другому уже не назвать. Ему осталось только юбку надеть и дальше плакать.

https://www.instagram.com/p/CMSnWN9DL6v/

— Если его лишат пояса и сделают титул вакантным, вы будете готовы подраться за титул с Ти Джеем Диллашоу или Генри Сехудо?

— Если пояс будет на кону, мне вообще без разницы, с кем драться, но я думаю, что и UFC, и общественность заинтересованы в нашем реванше. Мы тоже могли бы чуть более сильно воздействовать на СМИ, чтобы это все развернуть, но, полагаю, что в UFC тоже хотят реванша.

Сехудо сбежал. Как бы это ни звучало, но если ты чемпион и чувствуешь в себе уверенность, так защищай пояс. А сейчас он о себе каждый турнир напоминает: то он в юбке, то в короне, то еще в чем-нибудь. Он просит свои условия у UFC, но ему уже несколько раз сказали нет.

Думаю, что если наш реванш случится, все будет еще острее, мы уже друг друга знаем… но я иду бить его. Теперь я еще скорректирую свою подготовку, внесу коррективы и буду готов лучше. Думаю, должны столкнуться два танчика. Мне нужно подойти хладнокровно, без всяких эмоций просто уничтожить его и все.

— Не думали перейти в следующую весовую и провести супербой с Алексом Волкановски?

— Не думаю об этом бое, пока есть интересные соперники в моем весе, и бой с Волкановски вообще неинтересен.

— Вы сказали, что у вас была запланирована встреча с Дэйной Уайтом, а почему она отменилась?

— Была запланирована встреча с Дэйной Уайтом на следующий день, но там уже какие-то менеджерские вещи должны были решаться. Ее не было, но я думаю, что мне только 28 лет, еще все впереди. Можно и на второй, и на третий круг зайти.

Еще о бое Стерлинг — Ян: