Бокс/MMA

«Стерлинг заинтересован, чтобы бой с Петром не состоялся». Менеджер Яна дал интервью

«Стерлинг заинтересован, чтобы бой с Петром не состоялся». Менеджер Яна дал интервью
Петр Ян и Алджамэйн Стерлинг / Фото: © Jeff Bottari / Contributor / UFC / Gettyimages.ru
Саят Абдрахманов, представляющий интересы Петра Яна в UFC, рассказал «Матч ТВ», что сильнее всего настораживает в поведении Стерлинга, почему Ян был не в лучшей форме и есть ли шансы, что UFC откажется от идеи быстрого реванша.
  • 7 марта Петр Ян (15-2) проиграл чемпионский пояс UFC из-за дисквалификации Алджемейну Стерлингу (20-3)
  • Ян нанес запрещенный удар коленом, его команда настаивает на незамедлительном реванше
  • Стерлинг и Ян уже критикуют друг друга в социальных сетях
  • Мнение врача о симптомах Стерлинга

— Сейчас все обсуждают только удар коленом, но вообще осталось сильнейшее впечатление от того, как Петр дрался и забирал этот бой.

— На самом деле в этом бою Петр не показал свой максимальный уровень, это не были его лучшие кондиции.

— А что не так?

— Мне показалось, что он в начале был слишком пассивным, слишком много принимал ударов и не отвечал. Мы понимали, что нужно дать Стерлингу вымахаться. Понимали, что он сделает ставку на первый раунд, поскольку Петр в нем обычно собирает информацию о сопернике и потом начинает раскачиваться. Возможно, он слишком часто отходил назад, отдавал центр, редко контратаковал и принимал серии, а в ответ не пробивал даже одиночные удары.

И мы вообще не планировали, что Петр будет бороться как минимум в первых двух раундах, но у него в голове это сидело, ему хотелось доказать, что он лучше борется, чем Стерлинг, и он специально подключил борьбу.

— А вы понимали, что Стерлинг как борец немного переоценен, и он довольно много времени проводит в стойке?

— Да, понимали, что больше опасности представляют не его переводы в партер, а именно умение забрать позицию, забрать спину. А его проходы Петр вполне может остановить. Он больше у сетки представлял опасность, но и там Пётр полностью доминировал.

— Как вы сейчас себе объясняете то, что случилось в конце боя?

— По-моему, очевидно, что Петр не делал это специально. Он понимал, что это нарушение правил. Какой смысл ему это делать? Соперник уже устал, все идет к тому, что Петр выиграет бой либо досрочно, либо решением. Со стороны нельзя понять то, что происходит в бою: именно в тот момент какая-то суматоха произошла непонятная, Петр действительно слишком сконцентрировался на руках, не обратил внимание на ноги, спросил подсказку у угловых, не услышал ответ и все равно нанес удар коленом, потому что верил, что руки подняты. Это ошибка, но наказание за эту ошибку я считаю несправедливым

— Вы считаете, что это просто ошибка, какие происходят во всех видах спорта, и в данном случае Петр хотел поймать соперника на вставании из партера и пробить коленом?

— Да, я думаю так.

— Сам Ян пересматривал этот бой?

— Мы пересмотрели сразу, когда вернулись в гостиницу. Отметили для себя и положительные моменты, и недочеты, где можно было лучше отработать.

— Мне кажется, сейчас самый большой риск, что вам не дадут реванш: потому что есть Ти Джей Диллашоу, с которым Петр хотел подраться после Стерлинга. Есть Генри Сехудо, который фотографируется со Стерлингом после Петра. Есть ли вероятность, что следующим за пояс подерется кто-то из них?

— Мы все знаем эту индустрию: пока не будут подписаны контракты, да даже пока бой не состоится, всегда есть риск, что он может сорваться. И здесь я более чем уверен, что Стерлинг заинтересован в том, чтобы этот бой не состоялся.

Опасение вызывает чуть-чуть подвешенное состояние по срокам, но радует, что все хотят этого реванша, и Петр хочет сделать это как можно скорее. И UFC… Алджамейн заявляет, что он хочет этого реванша, но на самом деле я уверен, что он не хочет второго боя.

— Чего сейчас ждать от UFC?

— Мы подождем, пока у них пройдет собрание матчмейкеров с Дэйной Уайтом, и оттолкнемся от этого. Сейчас в любом случае мы не хотим отпускать эту историю, хотя понятно, что Алджемейн этого хотел бы. Но мне кажется, что Стерлинг сейчас не решает ничего: максимум — определит дату.

— Вы допускаете бой с кем-то еще не за титул, но, например, с условием, что это будет звездный боец: Диллашоу или Сехудо?

— В UFC все хотят, чтобы в этой истории была поставлена какая-то логическая точка.

— У вас были какие-то контакты с командой Алджемейна после турнира?

— Нет, никаких. Только один из тренеров, который знал Петра до этого, пожал ему руку, и все.

— Петр пока не поговорил ни с кем из российских журналистов. Он отказывается, потому что расстроен, потому что зол, потому что устал?

— Да нет, он в целом открыт, просто мы решили, что нет смысла давать 20 интервью. Можно дать одно и все в нем объяснить. Сегодня он будет встречаться с Ариэлем Хельвани (журналист ESPN. — «Матч ТВ»), Петр считает, что его позиция сейчас представлена неверно.

 — Сейчас уже немого забавной выглядит роль Хабиба, которому приписывают очень странную историю. Будто бы он пошел к комментаторам и сказал им, что это кто-то из угловых Яна подсказал Петру ударить Стерлинга коленом на трех точках опоры. Вы не обсуждали с Хабибом этот эпизод, учитывая, что на видео понятно, что угловые ни при чем? Смешит, что это выглядит так, будто Хабиб или Дэниел Кормье (комментатор боя) по своим причинам вдруг решили оклеветать Дениса Лаврентьева или Алексея Сорокина (секунданты Яна. — «Матч ТВ»).

— Нет, мы не говорили об этом, но действительно видео есть, на нем все всё видят.

https://www.instagram.com/p/CJw3S5UH8zz/

— Петр выходил на этот бой в статусе чемпиона и должен был получать проценты от проданных платных трансляций, было ли это в его случае?

— Я не могу это комментировать.

— Но я правильно понимаю, что если боец получает процент от PPV, то вас должны поставить в известность, сколько было продано трансляций?

— Да, у них очень продуманная система, поэтому вся информация нам будет доступна.

— А как можно подстраховаться, чтобы тебе не сказали, что трансляцию купили, допустим, 15 человек, и ваш доход с процента от продаж — 3 доллара?

— Ну нет, здесь все прозрачно делается. Может быть, в других странах такое есть, но тут все прозрачно и открыто.

— Вы сказали, что Петр вернется в Россию и будет готов вылететь на подготовку. Это будет American Top Team во Флориде или Tiger на Пхукете?

— Если реванш будет в мае, то менять что-то опять смысла нет, потому что слишком короткие сроки. Эта подготовка была не самой хорошей, Петр был не в лучших кондициях в бою, но можно улучшить некоторые моменты, даже если мы будем готовиться в США.

— Что мне бросалось в глаза: в American Top Team было очень много бойцов, которые готовились. И было непонятно, как им всем хватит тренеров.

— Да даже не то что тренеров, не хватало спарринг-партнеров, людей, с кем Петр мог бы проводить спарринги.

— Мы разбирали с врачом поведение Стерлинга после попадания. Очевидно, что у многих остались вопросы к Алджемейну. Какие вопросы остались у вас?

— Меня смущало то, что сделал рефери. Когда зашел врач, рефери, находясь в полуметре от Стерлинга, сказал доктору: «Я предупреждал Петра, что соперник находится на земле, и он все равно его ударил. Это запрещенный удар». Стерлинг в это время присаживается и подставляет ухо. Зачем рефери говорит это врачу? В клетке. Рядом со Стерлингом.

Стерлинг слушает, получает эту информацию, потом ему с каждой секундой становится хуже. Ну это же неестественная реакция. Да, он, возможно, был потрясен от колена, он был ужасно уставшим и измотанным, но то, что было потом… Он просто принял правильное бизнес-решение, получив информацию от рефери.

Я часто видел на тренировках и в боях, как людей нокаутируют, как они в себя приходят. Это неестественное поведение. И вся эта ситуация после боя, где он сначала не хочет брать пояс, стоит недовольный, а через час он уже празднует дома.

Он имел право не продолжить бой, но то, как он это сделал — так себя не ведут люди, которые потрясены. Так себя ведут люди, которые хотят слиться с боя. 

Читайте также: