Бокс/MMA

9 лет назад Хабиб Нурмагомедов дебютировал в UFC. Поговорили с тем, кто встречал его в аэропорту и выводил на бой

20 января 2012 года Хабиб Нурмагомедов провел свой первый бой в UFC, победив Камала Шалоруса. Интервью человека, который помог ему это сделать.

Мурат Кештов родился в местечке Али-Бердуковское, между Домбаем и Черкесском, в 90-е уехал в США, начал тренировать. В 2018-м купил большой участок в пригороде Нью-Джерси и стал развивать там свою академию ММА. Сейчас к Кештову часто приезжают бойцы с постсоветского пространства, но, кажется, самый известный человек побывал в его зале, еще когда он располагался на гораздо меньшей территории. 7 января 2012 года Кештов встретил в аэропорту имени Джона Кеннеди в Нью-Йорке Хабиба Нурмагомедова. Это был первый визит Хабиба в США, на первый бой в UFC.

https://www.instagram.com/p/CBPYNDgASZi/

— У меня есть что-то вроде традиции: многих ребят и по сей день встречаю и провожаю в аэропорту. Тогда было точно так же. Хабиб прилетел в Нью-Йорк, мы его ждали именно там, — рассказывает Кештов Вадиму Тихомирову в интервью для Matchtv.ru. — Мы до того момента никогда не встречались на территории России с ним, но переписывались, общались и в большей степени говорили с Эльдаром Эльдаровым, другом Хабиба. У Эльдара в то время был хороший английский, он понимал многие вещи, и с ним мы уже решили, как будем тренироваться здесь с Хабибом.

Именно на почту Эльдару Эльдарову в ноябре 2011 года пришел первый контракт Хабиба с UFC, который он вместе с Хабибом распечатал в пять утра в компьютерном клубе в Махачкале, рассказывал сам Эльдаров в интервью «Матч ТВ».

— Запомнилась одна вещь у Хабиба по сравнению с другими ребятами, — продолжает Кештов. — Хабиб сразу же по прилету решил тренироваться. То есть мы уже через несколько часов были в зале и провели легкую тренировку.

— Хабиб прилетел к вам, уже зная, что его соперником будет Камал Шалорус, и он вспоминал, что в Нью-Джерси можно было найти Джима Миллера, который побеждал Шалоруса до этого.

— В Нью-Джерси почти все всех знают: Джим и Дэн Миллеры брали у меня несколько частных уроков, я знал их менеджера. Мы договорились, что будем приезжать в их клуб AMA Fight Club в 30 минутах от нас раз в неделю на спарринги. Мне и по сей день нравится эта практика, потому что когда бойцы приезжают в другой клуб к оппонентам хорошего уровня, это уже как небольшой турнир и дает адреналин и ощущение соревновательности. Мы ездили к Миллерам вместе с Хабибом и Адланом Амаговым.

В первое время ребята из США подходили ко мне и просили сказать, чтобы наши работали чуть полегче: что Хабиб, что Адлан давали жесткие спарринги. А поскольку был языковой барьер, я объяснял, чтобы они работали аккуратнее. Хорошо помню, что говорил им: «Нельзя ломать своим игрушки, потом игрушек не будет». Если ты травмируешь своего спарринг-партнера, потом не с кем будет спарринговать.

— У него были какие-то трудности в быту?

— Даже если и были, он этого не показывал. Все всегда на позитиве, все хорошо. Ничего не просил, никаких претензий не было. Их жилье было недалеко от тренировочного зала, я сначала их возил, но потом Хабиб сказал, что будет бегать на тренировки и стал бегать по утрам 5-7 км.

— Вы много смотрели с ним вместе боев Шалоруса?

— Хабиб несколько дней перед вылетом жил у меня дома. Так оказалось удобнее контролировать вес и пересматривать бои. У меня тогда было много записей, я старался большинство боев записывать и хранить у себя, и мы смотрели. И что меня удивляло, Хабиб знал всех бойцов, кто в каком весе, кто как ведет бой, кто и как умеет драться. Камала я отлично помнил по его выступлениям в WEC…

***

20 января 2012 года Хабиб дебютировал в UFC в Нэшвилле. Это же число будет стоять в дате дебюта в UFC его брата, но с интервалом в 9 лет. В день, когда Хабиб провел первый бой с Камалом Шалорусом, дебютный бой с Сергеем Морозовым проводит Умар Нурмагомедов. Рекорд Хабиба тогда был 16-0, рекорд Умара сегодня 12-0, и по двум этим боям удобно измерять, как изменилось внимание к фамилии Нурмагомедов за 9 лет. В первом же раунде Нурмагомедов уронил Шалоруса, во втором — бил так, что Камал не очень хорошо понимал свой угол перед третьей пятиминуткой, и в итоге боец из Ирана был задушен за 2 минуты 52 секунды до конца боя.

— Помню, что апперкот, которым он на скачке попал, мы очень долго отрабатывали в зале, — вспоминает Кештов. — У Хабиба, что мне нравилось, всегда была уверенность в себе, он вообще не сомневался, что все будет в порядке. Единственный момент — мы немного опоздали, гоняя вес. Оставалось уже несколько последних граммов, мы их догоняли, но бойцов увезли из отеля на взвешивание, и мы ногами вдвоем просто добежали туда. Это было недалеко, но пришлось пробежать самим. Наверное, был единственный раз, когда мы чуть-чуть поволновались, оставалось нам 100-200 граммов.

— Зная, как сейчас выглядят бойцы перед взвешиванием, пробежать куда-то в таком состоянии выглядит очень трудным занятием.

— Там все было недалеко, в одном месте, но да, такая трудность у нас возникла, и мы справились.

— Как Хабиб в тот момент общался с отцом? Не было мессенджера WhatsApp, мобильный интернет в принципе был не особо развит.

— Насколько я помню, в тот момент они покупали карточки и созванивались по обычному телефону. С карточками выходило даже не очень дорого. Они созванивались в день боя: Хабиб звонил ему из раздевалки и после, и до. Запомнилось, что Хабиб был очень спокойный, очень расслабленный в раздевалке, как будто на праздник приехал. Есть даже видео где-то, где мы бьем лапы на разминке: Хабиб в папахе, но потом он берет и надевает ее на меня, улыбаясь.

— В первом раунде был нокдаун его соперника, а потом Хабиб пришел на свой первый перерыв между раундами в UFC. Что вы ему сказали?

— План был хорошо восстановиться на второй раунд, потому что мы чувствовали, что победа за нами. После нокдауна мы понимали, что уже близки к финишу, так что волнения не было.

— Хабиб душит Шалоруса в третьем раунде, и это первая победа российского бойца в UFC за 10 лет. Что было дальше?

— Помню, что у нас тогда выступало еще несколько ребят в карде, и все вместе мы пошли в ресторан морской кухни. Точно помню, что ели лобстеров, что в этот ресторан нас пригласил один человек из Нью-Джерси, который переживал за Хабиба. И этот же человек оплатил нам самолет до Нью-Джерси из Нэшвилла, то есть мы почти сразу улетели на частном самолете. И все, через два дня Хабиб улетел обратно домой, там же в JFK я посадил его на рейс.

— Следующую подготовку он проводил в зале АКА в Сан-Хосе, но общеизвестно, что именно вы ему порекомендовали тот зал и договаривались об этом через бойца Кинга Мо.

— С Кингом Мо я познакомился на Strikeforce во время боя Адлана Амагова. Мы тепло поговорили, обменялись телефонами и всегда перезванивались с ним. Помню, что мы сидели в городе Клифтон с Хабибом и Азаматом Гашимовым и думали, где Хабиб мог бы готовиться в дальнейшем. Я позвонил Кингу Мо, спросил у него про зал в Сан-Хосе. Он сказал, что узнает про АКА и перезвонит. И он перезвонил через час, говорит: «Все, его там примут 100%, пусть летит. Не переживай». И как мы договорились, так все и получилось.

Читайте также: