Бокс/MMA

«Мы купили самолет». Боец UFC получила лицензию пилота и летает над США между боями

Антонина Шевченко выступает в UFC и пилотирует одномоторный самолет. Спросили, летает ли с ней ее сестра с чемпионским поясом, сколько стоят курсы пилотов и обманывает ли фильм «В бой идут одни старики».
  • Антонина и Валентина Шевченко в эти выходные станут первыми в истории UFC родными сестрами, которые проведут бои в один вечер.
  • Валентина Шевченко (19-3) защищает чемпионский пояс в бою с Дженифер Майей (18-6)
  • Антонина Шевченко (8-2) попробует одержать третью победу в UFC в бою против Арианы Липски (13-5).
  • Истории про сестер Шевченко: раз, два, три

В прошлом году Антонина получила лицензию пилота, и теперь в ее инстаграме есть вот такие фотографии:

https://www.instagram.com/p/CHWZbnwnM-L/

— Идея о том, чтобы научиться летать на самолете, была давно, потому что будучи спортсменкой ты много летаешь по соревнованиям, и мне сам полет всегда казался чем-то невероятным, — рассказывает Антонина.

— Когда мы переехали в США, я подумала, что здесь довольно хорошо развита гражданская авиация, и можно получить лицензию пилота и научиться летать, но тебе для этого не требуется учиться так, как будто ты получаешь высшее образование. Когда мы жили в Хьюстоне, в летную школу начал ходить наш с Валентиной тренер, Павел Федотов. Я у него постоянно спрашивала, что там, как там. А потом мы переехали в Лас-Вегас, и я наконец выбрала летную школу, выбрала аэродром и стала ходить на занятия.

Сначала тебе дают вводный урок, пробуешь себя, пробуешь полетать [с инструктором] на маленьком самолете, чтобы понять, нравится тебе это или нет, будешь ли ты продолжать. Но я уже и до вводного урока понимала, что хочу этим заниматься, и с каждым занятием это чувство только усиливалось. Когда возвращаешься с полета, у тебя внутри такое… Такая воодушевленность, которая потом не оставляет, и ты хочешь летать дальше и дальше.

 

— С медицинской точки зрения сложнее получить допуск до боя в UFC или допуск до полета?

— Для лицензии пилота действительно нужен медицинский сертификат, который дается на 5 лет людям в возрасте до 40. Если ты старше сорока, то на два года. И когда меня спрашивали, что самое легкое при получении лицензии, я говорила, что медицинский сертификат это легко. Все остальное — сложно. На самом деле, после тех проверок, которые у нас есть в UFC, когда нам сканируют и мозг, и проверяют глаза и все остальное, здесь, в принципе, обычный медосмотр. У меня даже был забавный случай: в анкете был вопрос «делали ли вам сканирование головного мозга. Если да, то сколько раз и когда?», и я указала, что делала несколько раз за последние несколько лет. Врач удивился, спросил, почему так часто, подумал, что были какие-то проблемы, и я сказала, что я профессиональный боец и в UFC это необходимая процедура.

— Сколько вы потратили времени на получение лицензии?

— Пробное занятие у меня было еще в феврале перед боем в Санкт-Петербурге (20 апреля 2019 года. — «Матч ТВ»), получилось так, что я на него сходила и улетела в Таиланд на подготовку. Потом вернулась, продолжила заниматься и в декабре того же года получила лицензию пилота. Для меня было все ново, и чтобы дойти от пробного занятия до первого самостоятельного полета, у меня ушло 59 часов полетов с инструктором. Хорошо помню, что мой первый самостоятельный полет был 19 сентября, и 13 декабря я сдала на Private pilot license (сертификат частного пилота. — «Матч ТВ»).

Обучение сложное. Особенность в том, что нельзя замедлить скорость, чтобы тебя чему-то научили потихонечку. Если самолет летит, то тебе приходится именно в этот момент учиться. С другой стороны, очень много книг, очень много теории: погода, радиосообщение, навигация, устройство самолета, законы. Поскольку это все на английском, а темы специфические, появляется много новых слов. Например, смотришь про погодные условия, там термин cumulonimbus clouds (кучево-дождевые облака. — «Матч ТВ»), приходится все изучать, все переводить.

— Сколько вы потратили «не времени»?

— Во сколько все это обошлось, я всегда боялась подсчитывать, потому что это очень дорого. Обычно ты приходишь в летную школу, и тебе предлагают пакет, куда входит какое-то количество часов налета с инструктором, какое-то количество часов занятий, что-то еще, и этот пакет тебе преподносят как единственную трату до получения лицензии. Это всегда не так, ты используешь пакет, который стоит 10 тысяч долларов, и что-то еще покупаешь. У меня вышло около 15 тысяч.

Еще у нас так получилось, что мы посовещались с тренером, с Валентиной и решили купить самолет. Аренда довольно дорого обходится, а в случае покупки ты можешь позволить себе гораздо больше летать и практиковаться, хотя тоже тратишься на обслуживание и другие вещи (ориентировочная цена на самолет Cessna 172 от 66 до 186 тысяч долларов в зависимости от года выпуска. — «Матч ТВ»).

— Допустим, вы хотите полететь из Лас-Вегаса во Флориду, что для этого нужно?

— Если у меня есть лицензия частного пилота и самолет, то ничего. Разработать маршрут, убедиться, что хорошая погода, и вылететь. Самолет располагается на аэродроме, который служит чем-то вроде платной парковки.

https://www.instagram.com/p/CHTa4zLn-z6/

— Вы пересекаете границы штатов, это нужно кому-то сообщать?

— Лицензия частного пилота дает тебе возможность летать по правилам визуального полета. То есть в аэропорту ты сообщаешься с вышкой, которая в нем находится. Как только ты вылетел из этого аэропорта, ты можешь лететь куда хочешь и ни с кем не разговаривая. Выйти на связь нужно только с аэропортом по месту прибытия. Перед вылетом я уже должна понимать, в какой аэропорт я могу приземлиться. У них есть несколько классов: «дельта», «чарли» и так далее. Я должна знать, в какие из них по правилам я в принципе могу приземляться на своем самолете, и подлетая, должна сообщить о себе. Также я должна заранее изучить, что есть в аэропорту: есть ли заправка, например. Есть вообще аэродромы, где нет вышки, тогда приземляясь на нем, ты просто должен сообщить о себе другим самолетам, которые могут быть неподалеку. И ты уведомляешь, где ты и какой маневр совершаешь.

Более безопасным и правильным считается, когда на пути ты сообщаешься с контролерами, которые расположены по маршруту следования. К 2020 году в Америке все самолеты обязаны иметь на борту прибор, который будет отображать твой самолет на радарах у других. То есть я в любом случае вижу всех, кто неподалеку от меня.

— Для меня всегда магия, когда мы вроде бы находимся на высоте 10 км над землей со скоростью 800 км/ч, а потом каким-то образом все это садится на землю. Как технически происходит посадка глазами пилота?

— На определенной высоте пилот начинает замедлять самолет. Есть такое понятие «посадочная скорость», ты должен к ней подойти, ступенчато снижаясь. Допустим, на «Цессне» надо сбросить со 110 до 60 узлов (с 203 до 110 км/ч. — «Матч ТВ»), потом нужно выстроить посадочную конфигурацию. Если шасси выдвижные, то занимаешься ими и регулируешь закрылки. В такой конфигурации подлетаешь к полосе. Подлетая к полосе, я в определенный момент начинаю выравниваться и вхожу в так называемый «граунд эффект», и ты начинаешь как бы парить над взлетно-посадочной полосой. И тут главная сложность посадки: ты должен немного поднимать нос, но так, чтобы самолет и не взлетел снова, и не ударился передней стойкой о полосу. Затем сажаешь два задних колеса и опускаешь нос.

— Вашу сестру (Валентина Шевченко, чемпионка UFC в наилегчайшем весе. — «Матч ТВ») сложно было убедить полететь с вами без инструктора?

— Она пока еще не летала со мной. Так вышло: сначала я училась, потом она усиленно тренировалась, и все как-то мы не совпадали.

— Как много вы летаете?

— Есть такое условие: перед допуском к полету по приборам у тебя должно быть 50 часов маршрутных полетов в месяц. Нужно вылететь, прилететь в другой аэропорт и вернуться. И я совершала такие полеты. Вообще это очень интересно. Допустим, ты вылетаешь из своего аэропорта и летишь в какое-то незнакомое место, к примеру, в Юту. А там расположен национальный парк Зайон, и ты сверху видишь каньоны, красные скалы, можешь кружить, смотреть, как это красиво.

Сейчас хочу получить коммерческого пилота, и для этого нужно налетать еще больше часов, так что хочу совместить практику и возможность посмотреть красивые места в Америке.

— На вашем самолете реально долететь из Лас-Вегаса в Нью-Йорк (с Юго-Запада на Северо-Восток США, 3 500 км)?

— Нет, конечно. У меня «Цессна» (максимальная высота 4,2 км), рассчитанная на 227 литров горючего, считая запасной бак. Этого хватит на шесть часов полета, что довольно много для такого самолета. Обычно я летаю максимум 3,5 часа. Потому что в самолете такого типа это довольно утомительно и для пилота, и даже для пассажира.

https://www.instagram.com/p/CHErJBRHFsW/

— Водитель легковушки в теории может управлять грузовиком: вы смогли бы управлять большим пассажирским самолетом?

— Здесь особенность в том, что ты должен знать свой самолет от и до: как работают приборы, для чего все рычаги, кнопки, экраны и так далее. Ты должен понимать, если что-то произойдет, к чему это может привести и как это устранить, потому что здесь нельзя остановиться и вызвать механика. Например, я сейчас не знаю, как работает моя машина, но знаю, как работает мой самолет: маслосистема, электросистема, топливосистема, мотор, автопилот и все остальное. И когда ты пересаживаешься на другой самолет, ты должен точно так же знать, как он работает. И, конечно, если ты сядешь, например, на пассажирский «Боинг», это будет в разы более сложная система управления.

— У вас есть история, когда что-то пошло не так?

— Или только получила, или вот-вот должна была получить лицензию пилота — подлетала к аэродрому, и у меня пропала радиосвязь. А по правилам, если пропало радиосообщение, ты не можешь влететь в аэропорт для приземления. Я вызываю вышку — ответа нет. Как студент-пилот, я начинаю думать, что делать. Вышка не ответила, значит я вроде бы влететь в аэропорт не могу. Начинаю проверять радио, нервничаю, снова вызываю вышку, снова нет ответа. И я понимаю, что вышка не отвечает, и значит, я сесть в этом аэропорту не могу. Разворачиваюсь и лечу в тот аэропорт, где вышки нет, и соответственно там ты можешь садиться самостоятельно. Но там тоже есть опасность: в любом случае же радио не работает, и тебя другие самолеты не слышат и могут не заметить. В итоге я вспомнила, что по правилам тебя учат транслировать свое местоположение, даже если тебя не слышат. И я транслировала, не зная слышат меня или нет. Села в другом аэропорту, вызвала такси, доехала до своего аэропорта и рассказал все своему инструктору.

Радио починили, но причину так и не нашли — такое бывает в самолетах, что что-то раз, и ломается.

— Это лучший рекламный слоган в истории летных школ.

— Первый самолет, на котором я училась, 1969 года…

— Еще один плюс…

—…это хороший самолет, серьезно. У него все работает, просто работает давно. Вообще, когда разбирают ошибки, говорят, что в случае якобы отказа радио студенты часто банально забывают повернуть регулятор громкости. И им кажется, что их радио не работает. Но это был точно не мой случай, потому что ты потом можешь прослушать свою радиосвязь на записи. Там было слышно, что они меня слышали, и отвечали мне, но я их не слышала.

— Если мы говорим про автомобилистов, то там среди технических причин ДТП часто называют отказ тормозов. Что эквивалентно этому у пилотов?

— В самолете, конечно, больше всего переживают за мотор, потому что если эта часть откажет, ты уже ничего не сделаешь. Полет отличается от езды на автомобиле. Там ты можешь включить музыку, расслабиться и ехать. В самолете ты очень сильно настраиваешься на полет, просматриваешь свой маршрут, делаешь предполетную проверку самолета, потому что ты понимаешь, что если эта штучка закупорится, у тебя будут проблемы. И таких деталей много.

У нас даже был смешной случай с Валей: на YouTube есть программы, где летная школа разбирает аварии самолетов. Смотрят, почему это случилось, обращают внимание на ошибки пилотов. В какой-то момент я смотрела буквально одно видео за другим. И Валя заходила в комнату и говорила: «Боже мой, ну что ты смотришь?! Каждый день у тебя какие-то крушения, люди разбиваются. Ты можешь смотреть что-то позитивное?». Объяснила, что смотрю не для того, чтобы что-то негативное посмотреть, а чтобы научиться на чужих ошибках.

— У вас был очень неудачный последний бой. Что вы ответите тем, кто напишет «надо было тренировать борьбу, а не учиться летать»?

— Тренировки у меня все равно на первом месте. Все, что я должна делать в зале, я делаю. Все полеты только в свободное время, и по ходу тренировочного лагеря я или не летаю, или летаю только по воскресеньям. Отвлекает меня это только в положительном смысле. Вот мы сейчас с вами говорим — мне очень нравится говорить про авиацию, про полеты и все, что с этим связано. То есть меня это не отвлекает от боя, меня это отвлекает от мыслей о бое.

Насчет последнего выступления (Шевченко проиграла Кэтлин Чукаян единогласным решением судей. — «Матч ТВ»), так бывает, бойцы не всегда выигрывают, не всегда выступают в своей лучшей форме. Были нюансы с тренировочным лагерем перед тем боем, выводы я сделала: надо работать, выступать и делать все правильно.

— Вы очень тепло относитесь к советской культуре — дайте свою экспертизу как лицензированный пилот: в фильме «В бой идут одни старики» есть сцена, где раненый пилот Ромео сажает самолет вслепую по подсказкам своего командира Титоренко, который параллельно сажает свой самолет. Это реально?

— Возможно… А что ему делать?! Мне кажется, это вполне правдоподобно. Например, я читала книги Александра Покрышкина, военный летчик, герой Советского Союза. Он описывает, как летали они во время службы… И я даже у инструктора спрашивала про какие-то вещи, потому что сейчас говорят, что это нельзя или это нельзя, а в военное время они делали только так. И ты понимаешь, что военные герои делали невероятные вещи. И я думаю, что эта сцена может быть правдивой.

Другие истории: