Бокс/MMA

«Он трус. На честный бой он не выйдет». Первое интервью Сергея Харитонова после нападения

«Он трус. На честный бой он не выйдет». Первое интервью Сергея Харитонова после нападения
Сергей Харитонов / Фото: © РИА Новости / Григорий Сысоев
Ветеран MMA Сергей Харитонов попал в больницу после того, как на него напал боец UFC Адам Яндиев. В чем причина конфликта? Об этом Харитонов рассказал в большом интервью корреспонденту «Матч ТВ» Александру Лютикову.
  • Боец Bellator Сергей Харитонов пострадал от нападения бойца UFC Адама Яндиева 13 ноября 2020 года в «Лужниках», где проходил турнир «Битва чемпионов». 
  • Харитонов госпитализирован с переломом носа и орбитальной кости. Также у него сотрясение мозга. На Яндиева завели два уголовных дела по 115-й статье уголовного кодекса «Умышленное причинение легкого вреда здоровью». Статья 115 УК РФ предусматривает наказание вплоть до лишения свободы на срок до двух лет.
  • До конфликта Харитонов и Яндиев казались публике друзьями. Харитонов в 2017 году публиковал видео: «Лечу в Кыргызстан по приглашению своего друга Адама Яндиева!» А Яндиев называл Харитонова «дорогим братом» и поздравлял с победами и днями рождения. 
  • Адаму Яндиеву 32 года. Статистика в ММА: 9 побед, 1 поражение. Последний бой Яндиева состоялся 15 сентября 2018 года на турнире UFC в Москве. Адам сдался от удушающего приема Джордана Джонсона.
  • Сергею Харитонову 40 лет. Статистика в ММА: 32 победы, 8 поражений. Последний бой Харитонов провел 7 ноября 2020 года в Дубае, одним ударом нокаутировав Оли Томпсона. 
Открыть видео

— Неделю назад я был в Дубае, выиграл бой, — начинает разговор с корреспондентом «Матч ТВ» Сергей Харитонов. — Планировал там чуть задержаться, но вот пригласили почетным гостем на турнир «Битва чемпионов» в Москве. И я прилетел в пятницу в Москву — просто с самолета сразу поехал в «Лужники». И там случилась эта ситуация. 

Вообще я бы для начала рассказал предысторию. Как мы познакомились с Адамом Яндиевым, как проходило наше общение.

Когда-то давно был такой проект «М-1 файтер». Там я познакомился с Абукаром Яндиевым. Это брат Адама Яндиева. Отличный парень. Мы сдружились.

Потом мне предложили бой в Краснодаре. Честно говоря, голова плохо соображает сейчас после вчерашнего — забыл, как соперника звали…

— Тайлер Ист?

— Точно, Тайлер Ист (бой состоялся 21 марта 2014 года, Харитонов выиграл нокаутом. — «Матч ТВ»). И мне перед боем звонит Абукар: «Серега, там в Краснодаре мой брат Адам. Если есть возможность — сделай, пожалуйста, пригласительный на него. Он бы очень хотел сходить на твой бой». Да без вопросов. Перед боем увиделся с Адамом, он произвел впечатление адекватного, нормального человека. После боя он поздравил. Потом то ли Адам, то ли Абукар пригласил меня домой. Я помню, приехал, познакомился с их отцом Алиханом — приятный и позитивный человек. Продолжили общаться, но общение было больше с Абукаром, скажу честно. 

https://www.instagram.com/p/BVXcgxGFv0l/

— А потом — три с лишним года назад — произошла ситуация. Я собирался в Таиланд на сборы. Заехал по делам к своему другу в автосалон. Попили чайку, посидели. Тут раз картина: появляется Адам со своей женой Аишей. Я смотрю — Адам весь перебинтованный, весь зашитый. Что случилось? А он говорить не может толком, сквозь зубы говорит — что-то понятно, а что-то Аиша за него переводит. Оказывается, какая-то была драка

Они говорят: «Ситуация очень плохая, нас ищут, нас заказали, не знаем, что делать». Я говорю: «Ребят, я вот сейчас в Таиланд еду. Если нужна помощь — поехали вместе со мной». Они переглянулись: «Поехали».

Мы приехали туда командой. Я, Руслан Кривуша, Рамис Терегулов, кто-то еще из ребят. Я сначала думал разместить Адама и Аишу на базе. А потом подумал: «Я же пригласил ребят в гости — и как-то несерьезно размещать их на спортивной базе, где мы тренируемся». Условия там не супер. Поэтому я снял им хороший номер в гостинице у моря. Чтобы никто им не мешал, чтобы Адам спокойно восстанавливался после перелома челюсти. У них как раз тогда были финансовые проблемы, а там как раз «все включено». Ездили, помню, в выходные дни на острова. То есть максимальное внимание, которое мог уделить, я им уделял — и Аише, и Адаму.

Как сейчас помню: туда они прилетели [за свой счет], а обратно — на билет денег не было, не могли улететь. Без вопросов, я взял это на себя. И уже в конце сборов я поехал в магазин — думаю, куплю подарок Адаму. Купил ему сумку то ли из питона, то ли из крокодила. Адам говорит мне: «О, Серег, ты купил сумку мне? А давай Аише тоже сумку купим». А у меня как раз денег оставалось не так много. Он говорит: «Да не переживай, сейчас сумку возьмем, потом у меня деньги появятся — я тебе отдам». Ну, выбрали там сумку — в районе трех-четырех тысяч долларов. Все, они улетели. Я поехал в Китай. Выиграл бой. Через какое-то время звонит Адам: «Привет, Серега, нужны деньги. Буквально на месяц 200 000 рублей». А у меня как раз были проблемы тогда: я вкладывался в один бизнес — и у меня денег свободных особо не было. То есть на тот момент это для меня было тяжеловато. Я, не говоря ему, взял кредит в банке — полтора миллиона. Из них дал ему 200 000. В следующем месяце Адам опять звонит: «Серег, дай мне еще двести». Я говорю — дам двести, не вопрос, но ты при первой возможности отдай. «Все, Серега, не вопрос, нормально». На третий месяц та же история. И вот так продолжалось — и на четвертый месяц. И я в какой-то момент понимаю: у меня боев нет из-за травмы, деньги есть, но крутятся в бизнесе, поэтому я говорю: «Извини, Адам, денег нет сейчас пока: сколько мог, я дал. Больше нету». И он так немножко с обидкой [воспринял], что я не дал. Ну, и забыли. 

Адам Яндиев в своем единственном бою в UFC / Фото: © Jeff Bottari / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

— Получилось так, что я познакомил Адама с моим другом Максимом. Макс хороший парень, бизнесмен серьезный, строитель. Я представил ему Адама: «У него тяжелое положение, проблемы с деньгами». Макс говорит: «Понял, Серый, встречу его, все будет на высшем уровне». Ну, познакомил и познакомил. Прошло полгода, год — Адам мне деньги так и не возвращал. Ну, а я думаю — что я буду звонить? Может, у человека все плохо.

Прошло года два. Аиша начала обзванивать всех близких друзей и известных людей: у Адама день рождения. Люди записывают поздравления: «Адам! Брат!» Меня тоже попросили поздравить. Я отказался. Потому что к тому времени я уже видел, что он то на частном самолете летит куда-то, то в боях дерется, вечеринки, праздник, а отдавать деньги не собирается. 

— Уточните: какую сумму он должен лично вам?

— Да там… Миллион рублей. Для меня это нормальная сумма. И на день рождения я не пошел. И вот прошлый год. Я как раз готовился к бою с Митрионом (Харитонов нокаутировал Мэтта Митриона в бою на турнире Bellator в США. — «Матч ТВ»). Приехал мой друг Макс. Он спрашивает: «Адама давно не видел?» Я говорю — давненько. И Макс мне рассказывает историю. Когда Аиша рожала, Макс, помня о моих словах о проблемах Адама, подарил 20 000 долларов — на роды. Ну, можно было, наверное, подумать о том, чтобы с этой суммы 100-200 тысяч рублей вернуть в счет долга. Потом Адам обратился к Максу: «Я сейчас буду готовиться. Дай мне 5000 долларов в месяц. Я как отобьюсь — отдам тебе деньги. Четыре месяца Адам брал по 5000 долларов. Ситуация похожая с моей. А на пятый месяц Макс ему говорит: «Адам, сейчас пока с деньгами проблема, не дам». Ну, он и с Максом общаться перестал. 

Сергей Харитонов вот-вот нокаутирует Мэтта Митриона / Фото: © Icon Sportswire / Contributor / Icon Sportswire / Gettyimages.ru

— Узнав об этом, я сообщил своим близким ребятам: «Пацаны, если он будет просить — денег не давайте. Не вернет». Среди тех, кого я предупредил, был и Руслан Абдо, который как раз в пятницу тоже пострадал.

Потом мне еще один Максим звонит — тоже мой друг, бизнесмен, помогает спортивным клубам в Петербурге. И он мне говорит: «Серега, мы тут познакомились с Адамом Бородой. Предложили ему сотрудничество по рекламе. Что о нем скажешь?». Я сказал честно — что Адам взял у меня деньги и не отдал. И они после этого с Яндиевым не договорились.

Адам мне звонит: «Что ты там ходишь и всем рассказываешь?» Я говорю ему: «Адам, ты у меня взял деньги и не отдал. Ты верни деньги — и все». Он уже начал говорить: «Я у тебя брал не в долг. Ты мне оказывал помощь». Я сказал: «Адам, я взял кредит, чтобы тебе дать деньги». И напомнил ему про Макса, у которого он брал 5000 долларов каждый месяц. Он ответил, что это не мое дело. Ну и ладно — не мое так не мое, если есть совесть у тебя — отдашь деньги, если нет — не отдашь. 

Адам Яндиев лежит после поражения от Джордана Джонсона / Фото: © Jeff Bottari / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

— И тут происходит следующая ситуация. Адам в инстаграме постоянно выставляет фотографии про помощь детям, объявляет сборы нуждающимся — ну, зная человека, я уже понимаю, что это игра. И вот Руслан Абдо, которого я предупреждал не давать деньги Адаму, написал под какой-то публикацией Яндиева в инстаграме комментарий. Что там было, уже не помню, но вроде: «Ох, Адам, Адам…» Кто-то из друзей Адама ответил, Руслан ему написал: «Да вот, он взял денег и не отдал». Я потом объяснял Руслану, что я говорил это лично для него, а не для лишних ушей. Ну, зря начал перепалку. Руслана найти пытались, встретиться с ним.

И вот что случилось в пятницу. Я прилетел из Дубая — и из аэропорта сразу же приехал в «Лужники» на турнир «Битва чемпионов». Зашел уже минут через 15-20 после того, как Адам напал на Руслана Абдо. Я об этом не знал. Прошел награждать участников, наградил. Иду обратно — встречаю Лечи Курбанова, поговорили. И тут Адам: «Пойдем отойдем». Я думаю — ну пойдем, может, хочет поговорить, когда деньги отдаст. Выходим. Я стою спокойно. Он говорит: «Я тебе че — денег должен?» Я говорю: «Да, Адам, ты должен мне денег». И он что-то мне сказал типа: «На том свете тебе эти деньги не понадобятся». И он мне неожиданно бьет с правой и с левой. 

Открыть видео

И в левой руке… Я почувствовал, что он бил чем-то. А он всегда с собой кастет носил. Так вот этим ударом он сломал мне орбитальную кость, рассек кожу, кровь полилась. Кастет это был или нет… Но что-то было зажато по-любому. Потому что от этого удара в нескольких местах были сечки — и орбитальную сломал.

Ну, понимаете, я нормальный человек. Вышли поговорить — значит, идем говорить. Все это было неожиданно. Ну, он по-другому не умеет.

Есть история, которую Яндиев очень любит рассказывать. Он постоянно ее рассказывал. Знаю с его слов, не знаю — правда это или нет, но Адам ее постоянно рассказывал и хорохорился, какой он крутой. Будто он, когда у него была перепалка с Владимиром Минеевым в интернете, вызвал Камила Гаджиева. Камил заходит — он бьет его, Камил падает. Забегает Али Багаутинов — он нокаутирует Али Багаутинова. Или он про Расула Мирзаева рассказывал, а не про Али — не помню, давно было. И вот Адам их всех нокаутирует, они все просят прощения: «Адам, извини». Потом он набирает Владимиру Минееву — опять же, не знаю, правда ли это, но это все со слов Адама, — и будто бы Владимир Минеев извиняется перед ним по телефону. И вот он любит рассказывать такие истории. Мне это слушать было не очень приятно, но рассказывает и рассказывает.

Так вот, ладно бы ударить за то, что я сказал что-то лишнее. Нет, я сказал правду. Я не стал бегать и создавать вокруг себя толпу перед этим разговором. Это Адам один никогда не появляется — только с подстраховкой. А я вышел один. 

— Вы говорили про кастет. Вы раньше видели его с кастетом?

— Да. Он всегда ходил с кастетом. Ходит, в руках его крутит постоянно. В этот раз я не видел кастета, но я почувствовал. Удар не может так пройти, чтобы было две-три сечки и орбитальная кость сломана. В руке там что-то было. Он рассчитывал, что попадет и нокаутирует меня. А везде скажут, какой Адам герой: завалил известного бойца Сергея Харитонова. Он это любит. А на самом деле такой паренек… Душка там нету. Так поступают люди без духа. Я пошел с ним один. Не потащил за собой никого, не звал: «Пацаны, пойдемте толпой, там что-то Адам со мной хочет поговорить». Я вышел один. 

Адам Яндиев до сих пор числится в списке бойцов UFC, хотя провел там всего один бой два года назад / Фото: © Jeff Bottari / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Адама Яндиева мы привыкли воспринимать как представителя золотой молодежи, сына одного из богатейших людей Ингушетии. Почему он вынужден занимать деньги?

— Я не знаю. Историю Адам рассказывал: отец [решил, что] Адам должен был жениться на дочке какого-то серьезного олигарха, а Адам выбрал другой путь и женился по любви — вот эту историю я слышал из уст Адама. Но это не мое дело, не моя семья.

— Скажите, а вы не требовали с него те деньги, которые платили за аренду его номера в Таиланде?

— Не-е-е! Стоп. Я пригласил его бесплатно. У него беда, горе — я снял ему номер. Где-то кормил, куда-то приглашал. Это нормальное явление, это дружба — я не прошу за это деньги! Тот вопрос по Таиланду закрыт.

— Отсчет начался с сумочки для жены?

— Да про сумочку я бы тоже забыл, честно говорю. Три или четыре тысячи долларов — я бы уже и не вспомнил. Но потом пошло: раз занял, два занял, а затем вообще пропал. Но больше неприятно, что он моего друга, с которым я его и познакомил, оставил с носом. Сегодняшний Остап Бендер. Для всех он брат, всех обнимает. Я думаю, после этого интервью мы узнаем и о других людях, у которых он брал деньги. Я на самом деле много чего знаю. Но не хочу говорить. Не хочу быть балаболом. Я за себя говорю. Со мной он поступил вот так. Неприятно. Получилось как в поговорке: не делай добра — не получишь зла.

В декабре планировался турнир — была информация, что Bellator хочет, чтобы я там выступил. Я согласился. Плюс мы планировали проводить турнир с Владимиром Хрюновым. Но сейчас однозначно с этими травмами это невозможно. 

— Я заметил, что вы нанесли ему один удар.

— Когда нас разняли, он продолжал кидаться. Я выкинул несильный левый джеб.

Глаз опухал уже, я чувствовал, что ничего им не вижу, но я готов был драться. Я заднюю-то не включу. Но он никогда не будет драться один на один. Обязательно должно за спиной несколько человек стоять: мало ли чего, помогут.

— Вас растащили. Что происходило потом?

— Вызвали «скорую». Поехали в больницу. Я еще думал: может, удастся без госпитализации. Но врачи посмотрели, сделали КТ, рентген и сказали: с такими травмами необходимо остаться. Поэтому я в больничной палате. Телефон разрывается. Все это вышло в интернет: «Адам Яндиев побил Сергея Харитонова». Это для него пиар. Когда он бил, скорее всего, кастетом, он рассчитывал, что нокаутирует меня красиво с одного удара. И для этого люди там и бегали на камеру снимали. Все спланировано было.

— Понятно, что до этого далеко, да и вообще вряд ли это случится. Но если бы вдруг появился какой-то промоутер, который захотел бы решить этот конфликт в следующем году на ринге или в клетке — один на один…

— …да этот человек, я повторяю, без духа. На честный бой один на один он не выйдет. Он трус. Прийти с толпой народа с ножом, с кастетом, с пистолетом — это в его стиле.

— Думаете, без кастета он не выйдет?

— Конечно, нет.

— Вы написали заявление в полицию. Как видите дальнейшее развитие событий?

— Этот человек — преступник. Говорить не о чем. Такие люди не должны находиться на свободе — это мое мнение. Опять же эта история, которую он рассказывал про Камила Гаджиева и про Али Багаутинова, — я не знаю, правда это или нет. Но если правда, то человек неоднократно совершал такие поступки. Значит, человек опасен для общества.

— Как сейчас себя чувствуете?

— Не очень хорошо. Для интервью вот собрался, а так отлеживаюсь. Кололи обезболивающее, голова трещит, перелом этой орбитальной кости — все болит. Неприятно. Я ведь в боях пропускаю удары более серьезные, чем этот. Поэтому что-то там у него было в руке. Он рассчитывал с удара меня нокаутировать и похвастаться, наверное: раз — Сергей Харитонов, лежать! Вот такие люди подлецы.

— Обсуждали со Шлеменко вашу драку. Он говорит: «Сергей, конечно, не был готов к удару, но голова его спасла, крепкая у него голова».

— Ну, не драку. Это не драка была. Это было неожиданное нападение. Драки не было. Драться Адам Яндиев не любит. Он любит бить. Драться — это не в его правилах. А неожиданно подскочить и ударить — вот это он.

Настоящий бой… Мы видели его в UFC. Против серьезного соперника у него нет никаких шансов. 

Адам Яндиев появился в UFC с набитой на российских турнирах статистикой 9-0 — и тут же проиграл. Своему сопернику он смог нанести один удар, а пропустил 35 / Фото: © Jeff Bottari / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

— А голова у меня крепкая, да. Но когда по ней бьют неожиданно, да еще с кастетами — конечно, неприятно. Я удар держу хорошо — другой бы, может, упал.

— Если бы вы на тот момент знали, что случилось с вашим другом Русланом, вы бы держали руки в карманах во время разговора?

— Я бы с ним не пошел туда. И руки бы в карманах уже не держал. Я был бы готов. Тогда было бы, скорее всего, чуть по-другому: по-любому у него или у его друга что-то было с собой. Может, пистолет или нож. Потому что по-другому он не будет драться. Когда один на один, когда не будет поддержки за спиной, он драться не будет.

Я свою силу показываю на ринге. На улице я ее не показываю. Если любой спортсмен начнет махать кулаками на улице — ну, что бы мы тогда натворили? Каждый удар — по большому счету нокаут и полулетальный исход. Я никогда этого не делаю на улице. Я это сделаю только в той ситуации, когда моей жизни или жизни моих близких будет угрожать опасность. В другом случае я не имею права распускать свои кулаки. Это позор для спортсмена: ударить сзади, ударить исподтишка, ударить предметом каким-то. Такие ситуации были по молодости — и битой мне по голове сзади доставалось. Чего только не было! Но это было в молодости. А сейчас мы вышли в ряд спортсменов-профессионалов. Мы не имеем права этого делать.

— Я так понял, что вы теперь станете очень настороженно относиться к людям, которые будут называть вас братом.

— Да, честно говоря, Саш… Это единственный негативный пример. Я много где бываю. На Кавказе меня уважают как бойца. В Ингушетию приехал первый раз в 2001 году, еще Руслан Аушев был президентом Ингушетии. Честно подрался, выиграл турнир, выиграл «Ладу» девяносто девятую — в то время это было очень престижно. Там и встретили, и проводили отлично. И я не раз там был — уже потом, когда Юнус-Бек Евкуров был главой. И мастер-классы там проводил. Народ доброжелательный, порядочный — хоть в Ингушетии, хоть в Чечне, хоть в Кабардино-Балкарии, хоть в Карачаево-Черкесии, да вообще на Кавказе. В Дагестане не был — хочу съездить, у меня там очень много друзей. Волк Хан постоянно приглашает, Бозигит Атаев… Понимаешь, если я дружу с кем-то, то дружу по-настоящему. 

Читайте также: