Бокс/MMA

«Хочу потренироваться в тайге, как Рокки». Жесткий боец из России Петр Ян – про деньги, Хабиба и травму ноги

Петр Ян идет без поражений в шести боях в UFC, занимает третью строчку рейтинга своего веса, и его все чаще называют будущим чемпионом.

15 апреля 2017 года Петр Ян дрался с Магомедом Магомедовым в Москве на турнире АСВ. Это называли одним из самых важных реваншей в российских ММА: в 2016-м Магомедов спорным судейским решением победил Яна. За 11 месяцев между этими боями Ян раскрылся как очень дерзкий боец: успел назвать «Тигра» Магомедова котенком, Магомедов в ответ позвонил и сказал, что Петра могут вывезти в лес, а организаторы боя подняли ставки до максимума и пообещали победителю «мерседес».

В графе «регион» на номере машины должно было появиться либо 05 (Дагестан), либо 55 (Омск), а Петр Ян смеялся и спрашивал «что это за вопрос такой?», когда мы после боя уточняли, кто будет перегонять автомобиль из Москвы.

Два с половиной года спустя Ян и Магомедов по-прежнему имеют по одному поражению друг от друга, но Магомед провел три боя в ACA, а Петр выиграл шесть боев в UFC и занимает третье место в рейтинге организации в весовой категории до 61,2 кг.

В последнем бою Ян нокаутировал одного из самых популярных бойцов США Юрайю Фейбера и вызвал на чемпиона Генри Сехудо. Сехудо называет себя Triple C, он победитель Олимпийских игр и чемпион UFC в двух весовых категориях. Ян называет его «трипл клоун»… Кроме Сехудо клички от Яна получили бывший чемпион Коди Гарбрандт — «хрустальная челюсть» и топовый боец Педро Муньоз — «педрито».

— Все это был придумано спонтанно, было много вариантов по поводу моего прозвища, наверное, весь зоопарк перебрали: львы, тигры, другие хищники, но хотелось уйти от этого, у нас в России и тигров, и анаконд хватает. — Петр Ян о своем прозвище No Mercy (Безжалостный) на пресс-конференции.

— Объясните, почему Генри Сехудо — трипл-клоун, — первый вопрос Яну в интервью.

— Он же себя называет Трипл Си… Но эти его заявления: то женские бои, то исполнит что-то (Сехудо в шутку вызывал на поединок чемпионку Валентину Шевченко, а на одну из дуэлей взглядов пришел в костюме короля. — «Матч ТВ»). Он набивает себе цену — «я хочу больше зарабатывать…». Это что, выходка чемпиона, что ли? Хочет подраться с кем-то, кто проиграл последний бой — есть же в рейтинге претенденты, которые больше заслуживают боя за пояс. Я шесть поединков выиграл, у меня самая большая победная серия в этой весовой категории. И если бы было все исходя из спорта, то дали бы мне бой за пояс. Но понятно, что тут не только спорт, тут и шоу.

— У вас 0 поражений в UFC и шесть побед за полтора года — при этом вам не гарантирован титульный бой, правильно?

— Да, я это понимаю. Не знаю, как долго будет приниматься решение, поэтому я и не говорю себе, что мне нужен только бой за пояс. Посмотрим, как будут развиваться события. Будет бой за пояс — за пояс будем драться, не будет — будем еще драться, я не хочу по полгода, по году ждать. Это моя работа. Если будет позволять здоровье, я хотел бы драться так же часто, как сейчас.

— Вы вызвали Генри Сехудо, Коди Гарбрандт вызвал вас. Как бы вы расставили приоритеты: с кем интереснее подраться и с кем больше вероятность подраться?

— Конечно, в приоритете поединок за пояс. Поэтому Коди Гарбрандт не особо интересен, поскольку он проиграл три последних боя нокаутами и находится ниже меня в рейтингах. Если титульный бой не дадут, то вместе с менеджерами будем решать, с кем встречаться в следующем поединке. Возможно, одним из оппонентов будет Коди Гарбрандт, его тоже будем рассматривать.

— Многие говорят, что вызовы от бойцов в принципе не работают и их можно не делать. Вы согласны?

— Мне кажется, все в совокупности должно работать: и шоу, и твои выступления, и их зрелищность.

— Вы мастер спорта по боксу, Сехудо — олимпийский чемпион по борьбе, может ли это стать для вас проблемой?

— Да, он олимпийский чемпион по борьбе. Но это же не борьба, это единоборства, и у него тоже могут быть проблемы со мной. Не пытаюсь принижать или уменьшать его заслуги, но я выхожу драться, а не бороться, и для меня не имеет значения, олимпийский он чемпион или нет.

— Есть ли вероятность, что вы когда-то подниметесь в весе, и сколько весите между боями?

— Мой вес 70 килограммов, переходить в 66 килограммов планов нет. Считаю, что в своем весе сначала надо добиться чего-то. Пока в 61 кг выступаю, посмотрим, что у меня получится здесь.

— Ваша цитата с пресс-конференции «Все это делается ради заработка, что скрывать, говорить про какое-то там наследие. Просто заработать. Ради заработка я бы мог подраться на категорию выше и подраться по боксу». 

Официально вы получили за бой с Фейбером 132 тысячи долларов. После этого боя будет новый контракт?

— Мой контракт менялся уже несколько раз, и после этого поединка он тоже изменится. Шел разговор, что контракт должны были поменять еще до поединка, но решили, что условия будут пересмотрены после него.

— По сториз можно было предположить, что сразу после боя вы купили автомобиль. Так ли это?

— Нет, я это купил авто еще летом.

— На ACB вы получили «мерседес» за бой с Магомедом Магомедовым. Кто на нем сейчас ездит?

— Я его даже в Омск не перегонял, продал в Москве.

— У вас есть три контракта: с клубом «Архангел Михаил», с букмекерской контрой и производителем энергетического напитка, можно сказать, что годовой доход от них — это как доход от одного поединка?

— Не готов обсуждать свои доходы. Вам это так интересно, что ли? Считайте свои деньги, а не мои. Работайте — и все у вас будет нормально.

— Я как раз прямо сейчас работаю, но контракты спортсменов уже несколько лет обсуждают. В том числе и сами спортсмены.

— Это личные моменты. У «Гориллы» (производитель энергетического напитка, с которым Ян подписал контракт. — «Матч ТВ») спросите, пусть они ответят на эти вопросы. Мне нельзя на них отвечать.

— До этого ваш новый спонсор как раз подписал почти всю команду Хабиба, и теперь подписаны вы. Это просто коммерческое партнерство или вы, например, можете на каких-то мероприятиях пересекаться с Хабибом, нужно будет тренироваться вместе?

— Тут нас объединяет коммерческая составляющая, мы продвигаем и рекламируем один бренд. Но нет сложности, чтобы поехать к Хабибу на сборы — нужно просто с ним связаться. Если будет желание, всегда можно договориться. На данный момент планов таких нет.

— Вы тренировались в Омске, в Таиланде, в Польше, в Бразилии и сейчас — в Екатеринбурге. Есть в планах провести сборы там, где до этого не были?

— В тайгу охота съездить поготовиться. Как в фильме тренировки Рокки Бальбоа показывали, так же хочу потренироваться. Чтобы баня была рядом, прорубь ледяная, где побегать было и совмещать все это дело.

— Еще до подписания контракта с UFC у вас была травма крестообразных связок, вы делали операцию в Омске и довольно быстро восстановились. Ощущаете как-то последствия?

— Конечно, нога не будет такой, как раньше. Ты о ней думаешь, бережешь ее. Но все равно можно жить и тренироваться. Могу ей бить, могу опираться на нее при ударе.

— Вы травмированной ногой ударили Юраю Фейбера?

— Не, левой…

— Был момент, когда в соцсетях гуляло видео, на котором вы отправляете в нокдаун спарринг-партнера. Этот ролик еще активно просили удалить. Там же был тот же самый удар?

— Да, вы правильно заметили. Это работа на выходе из клинча. Многие ребята в клинче начинают обмениваться ударами, после чего я их отталкиваю либо шаг назад делаю, и они сами пытаются от меня оттянуться. В этот момент вдогонку, уже в зависимости от дистанции, я выкидываю удар ногой. И важно — он уже идет не боковым заносом, а промеж рук, потому что боковой удар попадет в защиту либо в корпус. А удар промеж рук — он очень неожиданный, невидимый.

— Вас кто-то этому научил?

— Я просто стараюсь такие удары выбрасывать, постоянно готовлюсь, тренирую их с резинками на ногах. Именно такие, которые трудно остановить. Конечно, не планировал этим ударом попасть по нему, но так получилось. Тренировка и мышечная память. Сработало.

— Фейбера тренировал кикбоксер из России, и перед боем он дал интервью, где рассказывал про Юрайю, про тренировки, и без плохих слов о вас говорил, что очень постарается сделать так, чтобы Фейбер победил. Видели это интервью?

— Да, видел, мне скидывали нарезки. Не скажу, что мне там что-то не понравилось. Это его личное дело, он мне никто, и я его знать не знаю. У меня нет к нему претензий.

Читайте также: