Бокс/MMA

Головкин и Хабиб критикуют журналистов перед боями. Почему это происходит

Головкин и Хабиб критикуют журналистов перед боями. Почему это происходит
Геннадий Головкин / Фото: © Harry How / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru
Геннадий Головкин назвал журналистов слабыми. А перед UFC 242 Хабиб Нурмагомедов говорил про медиа «за три месяца ничего нового, одни и те же вопросы». Корреспондент «Матч ТВ» Вадим Тихомиров пробует объяснить, почему обострились отношения прессы и самых популярных бойцов планеты.
  • Геннадию Головкину 37 лет; 39 побед, 1 поражение, 1 ничья
  • Соперник — Сергей Деревянченко, 33 года, 13-1
  • Бой за титулы IBO и IBF (до 72,5 кг), «Мэдисон-сквер-гарден», Нью-Йорк; 
  • Головкин фаворит — 1,2, Деревянченко — 4,5
«Я не устал, но мне интересно наблюдать за вами. Вы же специалисты в том, чтобы задавать разные, более интересные вопросы, у меня гораздо больше направлений, а вы зациклены на Канело (Сауле Альваресе. — «Матч ТВ»), и это показывает, что вы настолько слабые. У вас одни вопросы только о Канело», — Геннадий Головкин перед боем с Сергеем Деревянченко, 3 октября 2019 года.
«Слишком много камер, и это отнимает энергию, а мне нужна энергия, чтобы вес сделать. В последние три месяца одни и те же вопросы, ничего не меняется. Я на эти вопросы отвечал уже… посчитайте, сколько раз я на них отвечал: «Как ты себя чувствуешь? Что думаешь про соперника? Как ты думаешь? Просто встань, скажи сто раз одно и то же, ты тоже устанешь. Сколько раз вы уже спрашивали меня про моего отца? 15-20 раз, и опять надо отвечать про это», — Хабиб Нурмагомедов перед боем с Дастином Порье 6 сентября 2019 года.
Хабиб Нурмагомедов и Дастин Порье / Фото: © REUTERS / Christopher Pike 

Геннадий Головкин и Хабиб Нурмагомедов наряду с Василием Ломаченко, возможно, самые высокооплачиваемые и популярные русскоговорящие люди из мира единоборств. С интервалом в месяц и Хабиб, и Головкин перед своими боями резко критикуют журналистов за одинаковые вопросы. Проще всего было бы списать это на раздражение перед взвешиванием, но цитата Хабиба из предыдущего абзаца появилась, уже когда Нурмагомедов сделал вес и как раз объяснял, почему не общался с журналистами на медиа-дне. Хабиб говорил, что ему необходимо было экономить энергию, при этом его соперник нашел в себе силы и там же, на взвешивании, общался с журналистами около 40 минут. И вряд ли проиграл только поэтому. Зато сейчас именно на примере Дастина Порье очень удобно отследить разнообразие вопросов:

12 июня, первая пресс-конференция в Лондоне, и Дастин Порье слышит вопрос: «У вас есть большая возможность, которую вы заработали, пройдя долгий путь. Что вы узнали по ходу этого пути?». Конец августа, Порье в США говорит с журналистами по телефону. Вопрос: «Вам никогда не было легко в UFC, вы всю карьеру цеплялись за каждую возможность. Что это вам дает сейчас?». 5-го сентября Дастин Порье приходит на медиа-день в Абу-Даби и слышит там: «Какое место этот бой займет в твоей жизни, и будет ли этот бой самым большим в твоей карьере?». Примерно с той же частотой Хабиба спрашивали «что для вас значит драться в Абу-Даби», а Геннадия Головкина спрашивают про Сауля Альвареса. 

На самом деле аудитория и так с готовностью поддерживает бойцов, когда речь идет об их отношениях с журналистами: под видео «Хабиб разносит журналиста» самый популярный комментарий «…Хабибу нужно забить на журналюг». Но если смотреть на ситуацию изнутри журналисты — это только 50% проблемы.

Бой Головкина и Мартиросяна / Фото: Harry How / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Современные журналисты, как и современные бойцы, в буквальном смысле пережили смену эпох. Карьеры Головкина, Хабиба, Федор Емельяненко, Василия Ломаченко и еще целого ряда современных звезд начинались без социальных сетей: 13 сентября 2008-го Хабиб дебютирует в ММА, а в 2010-м создатели твиттера показывают обновленную версию сайта и одновременно глобальный рост платформы. Федор провел первый бой за пять лет до появления YouTube, а Геннадий Головкин начал слушать вопросы прессы за шесть лет до инстаграма. Если в 2005 году Федору Емельяненко нужен был посредник с диктофоном или камерой, чтобы рассказать про бой с Мирко Филиповичем, то в октябре 2016-го Федор делает одну запись в инстаграме, и в интернете становится весело без участия журналистов. У Хабиба есть 16 миллионов подписчиков, и чтобы обратиться к такой огромной аудитории, ему уже не нужен человек с камерой или редакционным удостоверением. Трансляция в прямом и переносном смысле уже не становится одной из главных задач для репортера. Одной из главных задач становится интересный вопрос или точка зрения, и к этому пока привыкли не все.

 Фото: © Reuters

Личный опыт — 15 сентября 2018 года у участника московского турнира UFC Яна Благовича я спросил: «Дрались ли вы в составе польских фанатских группировок с российскими фанатами?». В пресс-центре, где только что спрашивали «как вам Москва?», повисло нервное напряжение. Через год я спрашивал у Дастина Порье «где вы сломали ухо?» и «сколько стоят ваши часы?», показалось интересным узнать это у основателя благотворительного фонда. Дастин думал несколько секунд и сказал, что это секрет. Коллега Александр Лютиков спросил Хабиба «уверены ли вы, что сможете остановиться и не будете выходить драться в 40 лет только потому, что нужны деньги?». Хабиб взял паузу и сказал: «Любой человек может проиграть, и Всевышний не оставляет ни одно существо в одном состоянии, оно меняется. Был слабым, становишься сильным, потом слабеешь, потом умираешь. Я не думаю, что мы здесь навечно, вечно ничего не будет. Я очень рад, что я со своей командой творю историю, уже 11 лет я в этой игре». 

Бой Геннадия Головкина и Сауля Альвареса / Фото: © globallookpress.com

При этом Хабиб относительно спокойно воспринимает огромный объем вопросов о Коноре, хотя между бойцами было (и осталось) куда большее напряжение. И когда Головкин раздражается из-за вопросов о Сауле Альваресе, стоит проговорить, кто такой Альварес сегодня:

  • самый высокооплачиваемый боксер
  • единственный, кто побеждал Головкина
  • поднимается в другой вес и дерется с Ковалевым
  • является самым популярным боксером в США

Может быть, дело не в интересных вопросах и их отсутствии, может быть, Сауль Альварес просто самое интересное, что случалось с карьерой боксера из Казахстана. Геннадий Головкин просит не спрашивать его про личную жизнь, не комментирует разрыв с тренером, не имеет в поле зрения сверхъярких соперников и при этом удивляется, что его спрашивают про суперзвезду бокса, сумевшую его победить. У Головкина в принципе сложный момент в карьере: ему 37 лет, он в двух боях не смог побить своего самого серьезного соперника, а бои не вышли анонсируемым «Big Drama Show». Он экстренно меняет тренера и будет боксировать с не самым популярным и очень опасным украинцем. И он видит, как Сауль Альварес уже выбрал себе другую цель и продолжает зарабатывать деньги. И каждый вопрос о нем действительно обнажает слабые места, но, кажется, не только у журналистов. 

Про бои на «Матч ТВ»:

Нет связи