live

«Узнал в интернете, что Чудов из Уфы, и поехал туда». Интервью с Эдуардом Латыповым

«Узнал в интернете, что Чудов из Уфы, и поехал туда». Интервью с Эдуардом Латыповым
Эдуард Латыпов / Фото: © РИА Новости / Владимир Астапкович
Российский биатлонист, которого включили в состав сборной России на чемпионат мира седьмым номером, рассказал «Матч ТВ» об ожиданиях от ЧМ в Эстерсунде, тренировках в деревне и несостоявшемся дебюте на Кубке мира в прошлом сезоне.

На Универсиаде-2019 Эдуард Латыпов завоевал две медали: серебро в индивидуальной гонке и золото в спринте. «Матч ТВ» поговорил с биатлонистом между этими гонками в выходной день. В этом интервью:

  • Отношение Латыпова к собственному антирекорду, когда он показал худший результат на Кубке мира в истории российской сборной
  • Откуда у него в деревне взялись топовые лыжи
  • Как Эдуарда вызвали на Кубок мира в прошлом сезоне, но на гонки не заявили. В итоге он бесцельно проехал более 1000 километров на автобусе
  • Латыпов объясняет все свои ошибки в нынешнем сезоне
Эдуард Латыпов / Фото: © РИА Новости / Александр Шеметов

— Достаточно долго шли на пресс-конференцию после индивидуальной гонки, так что французу пришлось ждать. Почему задержались?

— Болельщики хотели с нами встретиться. Старались все сделать компактно и быстро. Так получилось.

— После гонки вы разговаривали с Драчевым?

— Да. Был небольшой разговор, потому что спешили на пресс-конференцию. Он сказал нам с Никитой Поршневым, что 7 марта мы после пасьюта отправляемся в Эстерсунд. Коротко и ясно. Конечно, я был рад, что попал в заявку на чемпионат мира. Дальше уже будет видно, сможем там выступить или нет. Уже радует, что побываем, почувствуем эту атмосферу.

 — Кому сообщили первому, что вас берут на ЧМ?

— Уже все знали. Это сказали в эфире. Наоборот, меня спрашивали: правда или нет? Сам никому не звонил.

— Вы достаточно уверенно подходили к камерам в прямой эфир на Кубке мира, здесь на пресс-конференции показалось, что волнуетесь перед журналистами.

— Нет. Просто немножко подустал. Голова особо не соображала, что ответить. Потому что слишком много было интервью за короткое время. В основном звучали практически одинаковые вопросы, только их по-разному задавали. Быстро и четко сформулировать было сложно, поэтому делал небольшие паузы. Из-за этого, может, и показалось, что волновался.

— Вы всегда подходите к журналистам после гонок, даже после первой гонки на Кубке мира, в которой стали 99-м. Не хотелось тогда сбежать?

— За нами же следят, болеют. Каждый желает знать, что случилось, какие ощущения. Порой бывают моменты, когда не хочется подходить — иногда из-за состояния, иногда из-за того, что замерз. Уходишь, но потом стараешься выделить время, чтобы подойти и пообщаться.

Эдуард Латыпов / Фото: © РИА Новости / Александр Шеметов

— После первой гонки, когда вам вовремя не поднесли лыжи, не было страха, что история может повториться?

— Нет. Это был редкий случай, особенно для Кубка мира. Там работают профессионалы. Думаю, подобного больше не будет.

— Похожие казусы раньше бывали?

— На Кубке России кто-то забывал винтовку надевать перед стартом. Но именно на Кубках мира о таком не слышал.

— Что после той гонки говорил главный тренер Анатолий Хованцев?

— Сказал, чтобы я не расстраивался и двигался дальше. Я тогда действительно расстроился. Потом подумал: «Ладно. Всякое бывает». И дальше стал настраиваться на следующие гонки.

— Не напрягает этот антирекорд — худший результат в истории сборной России на КМ?

— Нет. Если взять мой проигрыш и вычесть полминуты, что я стоял на старте, то результат не будет худшим. Конечно, в протоколе не напишешь, что ты ждал лыжи.

— Хотели бы, чтобы ваш антирекорд кто-нибудь побил?

— Надеюсь, что такого не будет. Хочу, чтобы все ребята показывали высокие результаты, чтобы все у всех получалось.

— В соцсетях как отреагировали?

— Была поддержка со стороны болельщиков. Многие недоумевали, как такое может быть. В основном я с родителями и друзьями общался на эту тему. Из болельщиков никто особо не писал.

«В Самаре биатлона нет»

Эдуард Латыпов / Фото: © globallookpress.com

— Вы родились в Гродно. Почему переехали в Россию и сколько вам было лет?

— Я маленький был. Максимум год исполнился. У меня мама из Гродно, папа из Самары. Он служил в Белоруссии. Там и познакомился с мамой, а потом решил отвезти ее на свою родину.

— Именно в Белоруссии вы стали чемпионом мира среди юниоров, причем двукратным. Не видите в этом какой-то мистики?

— Действительно дома стены помогают. Хоть я и жил там мало, но ощущается что-то родное, что ты находишься на своем месте. Много русских болельщиков. Еще приехали мои родственники из Гродно. Мне комфортно выступать в Раубичах. Там я чувствую себя хорошо.

— Из Гродно переехали в село Камышла Самарской области?

— Да. Я там вырос. Все детство и юность провел в деревне.

— А сейчас где живете?

— В Самаре. На самом деле и в городе, и в деревне.

— Как выглядит ваш обычный день в деревне?

— Когда приезжаю, то мало времени, чтобы спокойно отдохнуть. В первую очередь делаю тренировку, потому что необходимо после сборов поддерживать форму. Затем хожу в гости, вижусь с родными и близкими, общаюсь с друзьями.

— Как вы тренируетесь в деревне?

— Бывает, что бегаю в соседнее село. Иногда выходишь в вечернее время на тренировку, бежишь, а сзади брат на машине подсвечивает дорогу. У нас есть лыжная база. Там тренируюсь.

Эдуард Латыпов / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Самарскую область не назвать биатлонной. Как вы начинали?

— Биатлона в Самаре нет. Только в нашей деревне в этом году построили лыжно-биатлонный комплекс для детей. В других местах я не видел. Но лыжная база всегда была в деревне. Катались на разные соревнования по селам, на областные старты в Самару, на «Лыжню России». В принципе, так это и началось.

— А как уходили в биатлон, если его в Самаре нет?

— С Олимпиады-2006 я начал следить за лыжами, потом переключился на биатлон. Тогда был расцвет Чудова, Ярошенко, Черезова. Влюбил в себя этот вид спорта. Захотелось попробовать. Вдохновил Максим Чудов. Открыл его биографию в интернете. Посмотрел: «Откуда он? Из Уфы». Для меня это был оптимальный вариант, потому что Уфа рядом с моим городом. Поговорил с родителями. Решили, что можно съездить попробовать.

— В Самарской области биатлонная команда вообще есть?

— Зимней — нет. В летнем биатлоне они когда-то участвовали. Но там вроде даже федерации нет.

— Проблем с инвентарем не возникало?

— Мой первый тренер по лыжным гонкам Марат Шавалиев — такой фанат своего дела. Помню, у нас в деревне были лыжи Fisher топовых уровней. Я не знаю, каким образом он их находил. Поэтому в нашем маленьком селе было достаточно много хороших лыж. На школьных соревнованиях бегали на Fisher, Rossignol, Atomic. Плюс поддержка от администрации района. Мне покупали инвентарь: комбинезоны и прочее. Когда я приехал в Уфу, у меня уже было две пары лыж, хотя у городских на тот момент даже одной пары своих лыж не имелось.

— Как попали в Башкирскую сборную?

— Приехал на просмотр. Сначала не попадал в команду. Потом прошли тестовые соревнования, и меня взяли.

Эдуард Латыпов / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

«Приехал на этап Кубка мира в Тюмень, провел официальную тренировку, а на следующий день сказали, что не попадаю в состав»

— Вы же должны были дебютировать на Кубке мира в прошлом сезоне, а не в этом. Почему вас в итоге не оказалось на этапе в Тюмени?

— Я приехал в Ханты-Мансийск на Кубок IBU. Должен был там стартовать. Мне сказали, что пропускаю старты, так как еду на Кубок мира. В тот же день я собрал вещи и отправился в Тюмень. Приехал туда, провел официальную тренировку, а на следующий день мне сказали, что не попадаю в состав, в заявку на спринт. И я отправился примерно в ту же сторону, откуда приехал, — в Уват на чемпионат России.

— Почему так произошло?

— По какой причине — не знаю. У нас там народу много было. Видимо, не знали, кого поставить. Естественно, расстроился. Потому что уже настраивался на гонку. Потом как-то отошло. Про себя думал, что еще будет шанс пробежаться на Кубке мира. Возможно, я не был готов там стартовать на тот момент.

— Сколько километров бесцельно проездили?

— Километров 500-600 в одну сторону и в другую столько же.

— На чем ездили?

— На автобусе.

— Вас такие долгие две поездки не измотали?

— Немножко подустал, конечно. Потом уже стал настраиваться на следующие гонки. Отошел от дороги и начал готовиться к чемпионату России.

— Насколько на данный момент воплотились в жизнь цели, которые вы поставили себе на этот сезон?

— Мои планы не совсем сошлись. Что-то прошло, как я хотел, но не все получилось. Думал, что будут более стабильные результаты на Кубке мира. В этом году состояние не такое боеспособное. Надо искать какие-то ошибки в подготовке.

— Летняя подготовка прошла без срывов и болезней?

— Ничего такого не было. Просто в течение сезона состояние было тяжелым. Плюс я почти все этапы Кубка мира бежал в горах, которые для меня тяжелее равнинных трасс переносятся. Но случались и проблески. В паре гонок понимал и чувствовал, что могу бороться. Были моменты, когда пытался из последних сил выжать из себя, чтобы показать хороший результат.

— После отбора в Контиолахти сразу поверили, что начнете сезон на Кубке мира? Не думали, что опять все переиграют, как это было в Тюмени весной?

— Это были прозрачные отборы. Нам говорили: кто отбирается по очкам, тот и едет на Кубок мира. Вообще не волновался по этому поводу. Вряд ли бы говорили одно, а потом делали по-другому. Тренерам виднее, кто готов на данный момент, а кто не готов. У всех был шанс отобраться в основу.

Эдуард Латыпов / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

«Будем ждать своего часа на чемпионате мира»

— Причины провала в первой гонке на Кубке мира понятны — вам не принесли вовремя лыжи. Почему не совсем получались последующие?

— В первом старте в Поклюке я был доволен, что по крайней мере смог справиться со стрельбой. Затем был 43-й в спринте, 41-й в пасьюте. Чуть до очков не хватило. Все равно, думаю, для первого раза это неплохо, потому что состояние было тяжелое. После, в Хохфильцене, мне удалось хорошо пробежать эстафету. Чувствовал тогда себя физически хорошо и свой этап прошел практически в одни ноги с лидерами. В спринте выбрал не ту пару лыж, потому что к моему старту похолодало. Плюс высота дала о себе знать. Меня быстро накрыло.

— Хованцев говорил, что вы и Семен Сучилов не справились психологически с фактором дебюта на Кубке мира. Был страх?

— Только в первой гонке на стартовом этапе. Потом я отпустил ситуацию. Ребята и тренеры все поддержали. Всяко бывает. Потом мне было действительно легче бежать. Результаты складывались из моего физического, а не психологического самочувствия. Не готов был бежать в горах, не держал скорость на финишном круге. Половину гонки мог идти в хорошем темпе, а на последних кругах начиналось западение скорости. Что касается волнения, то я с каждым стартом становился более матерым. Волнение всегда присутствует. Если без него на старт выходить, то это тоже странно. Значит, нет никакой мотивации, ни страха, ничего. Это какое-то хорошее спортивное волнение, что ты пойдешь в бой и будешь бороться, стрелять, соперничать.

— Каково после Кубка мира возвращаться на Кубок IBU?

— Это не так страшно. Думал, пробегусь там, а дальше будет зависеть от моего результата, поеду ли на следующие этапы. Конечно, хотелось бы пробежать на равнинных этапах КМ. Постоянно в горах выступал. На Кубке IBU выступил неплохо. Физически чувствовал себя хорошо, но со стрельбой не совладал в некоторых моментах. Как раз там меня волнение и подвело. Почти во всех гонках шел лидером до последнего рубежа, но постоянно одного выстрела не хватало для победы.

Эдуард Латыпов / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Возвращение на Кубок мира произошел на этапе в Антхольце. Спринт вышел неудачным (98-е место). Что тогда не получилось?

— Не знаю, с чем связан тот результат. Опять скажу про высоту. Чувствовал себя неплохо, но не получилось в стрельбе. На лежке солнце ушло. Про себя думал, что нужно делать поправку, но запутался - в какую сторону. Немного не сообразил. Затем на стойке хотел собраться, но потерял обойму. В горах бывает, что вроде ты видишь, что попадаешь, но в доли секунды мишень куда-то уходит. Какая-то, видимо, ошибка есть, которую не могу проконтролировать. Высота действительно так накрывает, что соображать тяжело.

— В Канаде вы показали свой лучший результат на КМ на данный момент. В Северную Америку поехал не Хованцев, а Белозеров, с которым вы проходили летнюю подготовку. Может, вам с Белозеровым комфортнее работать?

— Они оба хорошие специалисты. Подготовку мы проходили вместе — и с Хованцевым, и с Белорозеровым. План был один. Что касается результата в Канаде. Да, там тоже была высота, но она далась мне не так тяжело, как другие. Хорошо себя чувствовал на протяжении всего пребывания в Северной Америке. Результатом в Канаде я, конечно, доволен. Это мое первое попадание в топ-15. В эстафете были сложные условия, но мне удалось отстрелять на ноль. Мы все прыгали от счастья после эстафеты. Для меня и для Александра Поварницына это был первый подиум в карьере.

— Понимаете, что это выступление в Канаде, по сути, принесло вам место в заявке на чемпионате мира?

— Я не знаю все тонкости и подробности того, по каким критериям выбирали состав. Это решает тренерский штаб.

— В этом сезоне у вас получается очень много стартов и переездов. Не устали?

— Хорошо, что между стартами есть отдых, а не все подряд. Я в юниорах тоже много бегал. Однажды было, что приехал с юниорского чемпионата мира, а через два дня юниорский чемпионат России. Пробежал на ЮЧР, а через два дня уже взрослый чемпионат. Вышло 7-8 гонок за 12 дней. Поэтому такой опыт уже имеется.

— Как оцениваете свои шансы, что вас поставят хотя бы в одной гонке?

— Шансы есть всегда. Все будет зависеть от тренеров. А мы просто будем ждать своего часа и готовиться к гонкам.

Красноярск-2019. Биатлон. Спринт. Мужчины. 10 км Открыть видео

Читай также:

Фото: РИА Новости / Александр Шеметов, РИА Новости / Алексей Филиппов, РИА Новости / Александр Вильф