live

Юлиан Эберхард: «На трассе никто не боится Фуркада»

Юлиан Эберхард: «На трассе никто не боится Фуркада»
Юлиан Эберхард / Фото: © globallookpress.com
Один из быстрейших биатлонистов Кубка мира австриец Юлиан Эберхард – о протесте французов, работе с Гроссом и участии Логинова в гонках.

Незадолго до этого интервью IBU отклонил протест сборной Франции на результат масс-старта на этапе Кубка мира в Рупольдинге. Представители Франции считали, что австриец Юлиан Эберхард вытолкнул с траектории Кентена Фийон Майе на одном из финишных отрезков, из-за чего Эберхард финишировал выше. 

Открыть видео

— Этап в Рупольдинге не складывался для меня до самого масс-старта, но в воскресенье мне наконец-то удалось выступить на своем уровне, — рассказывает «Матч ТВ» Эберхард. — Это призовое место очень важно для меня. Гонка получилась та еще — вы сами все видели! Трасса в Рупольдинге великолепно готова, она широкая и идеально подходит для контактных гонок. Хотя для шести человек, которые входят в поворот практически одновременно, места все же не так много. В такой ситуации каждый старается сохранить баланс и ни в коем случае не допустить падение. Когда бежишь пятнадцать километров и борешься за призы, было бы очень обидно упасть на последнем повороте.

— После финиша французы подали протест, посчитав вашу контактную борьбу с Фийон Майе нечестной. Как все было на ваш взгляд?

— Французы сказали, что ситуация на последнем повороте помешала честной борьбе их спортсмена за более высокое место. То, что знаю я, — это просто был личный диалог между нашими командами, но не более того.

— Поэтому вы подошли к Кентену после пресс-конференции поговорить с глазу на глаз?

— Да, он хотел более детально все обсудить, чтобы между нами не осталось недосказанности. Мы разобрали ситуацию и оба согласились, что борьба была действительно очень плотная, на грани фола, но при этом все было в рамках правил. В схватке шестерых спортсменов любая трасса будет недостаточно широка. На последнем повороте мы с Фийон Майе немного задели друг друга, но это не было агрессивным касанием, которое могло бы привести к падению.

Кентен Фийон Майе / Фото: © globallookpress.com

— Поведение биатлонистов в такой ситуации многое говорит о самом человеке?

— Я думаю, что все спортсмены нашего уровня имеют схожее отношение к борьбе: каждый хочет победить, каждый работает на максимуме до самого финиша.

— Насколько сильным соперником был для вас Мартен Фуркад в этом масс-старте?

— Еще в начале гонки, когда Мартен шел вторым, он споткнулся о палку Йоханнеса Бе и упал прямо передо мной. Но между мной и Фуркадом в том момент не произошло никакого контакта. На последнем круге я не ожидал, что сумею так активно ввязаться в сражение за призовые места. Мы шли втроем с Мартеном и Йоханнесом, обогнали тройку, лидировавшую после заключительной стрельбы. Я боролся до конца, но в какой-то момент почувствовал, что сильнее, чем Фуркад, и пошел вперед вместе с Бе.

— Фуркад до сих пор выглядит так же опасно, как прежде, предпринимая попытки выйти вперед перед каждой стрельбой?

— Нет, я знаю, что никто не боится Фуркада. Мартен — честный спортсмен и всегда борется, как и каждый из нас. Мы все хотим показать лучший результат, и Фуркад — это один из сотни стартующих. В этом году ему приходится прилагать намного больше усилий, чтобы показать высокий результат. Это очевидно. Но на трассе никто не боится Фуркада.

Мартен Фуркад / Фото: © globallookpress.com

— Вы довольны совместной работой с новым тренером сборной Рикко Гроссом?

— Важнейшим элементом для нас в последнее время стало то, насколько все в нашей команде открыто и близко общаются. Рикко — часть нашего коллектива, и все довольны совместной работой и атмосферой. Мы вместе разбираем ошибки и делимся опытом от прошедших гонок. Иногда нам нечего сказать друг другу — это значит, что все прошло идеально. Если же у меня возникает какая-либо проблема, то я знаю, что всегда могу обратиться к Гроссу за поддержкой.

— Вы помните, как на этапе в Хохфильцене к сборной России наведалась полиция. Был большой скандал. Как вы отреагировали на произошедшее?

— Не могу сказать, что эти новости имели для меня какой-то большой резонанс, потому что эта тема никак меня не касается. У меня есть свои заботы, и я думаю о своих делах, а не о «российской теме».

Открыть видео

— То есть вы никак не проявили себя во время волны высказываний в сторону Александра Логинова?

— В биатлоне работают люди, которые заботятся о том, чтобы соревнования проходили в рамках правил. Я в этом не специалист. Я — мастер быстрого хода и иногда хороший стрелок. Поэтому когда официальные лица дают «зеленый свет» на выступления спортсмена, все последующие вопросы для меня отпадают.

— Насколько сильной российская команда выглядит в ваших глазах в этом году?

— Эстафетная четверка у России всегда в числе фаворитов, да и в индивидуальных соревнованиях всегда кто-то из россиян борется за место в призах.

— Решение лидера российской команды Антона Шипулина завершить карьеру стало для вас сюрпризом?

— Антон — отец в молодой семье, и в то же время в спорте у него не все складывалось удачно в последнее время. Поэтому я легко могу понять решение Шипулина.

Фото: globallookpress.com

Читай также: