Пока белорусы быстрее наших. За разъяснениями обратились к их российскому тренеру

Пока белорусы быстрее наших. За разъяснениями обратились к их российскому тренеру
Андрей Падин / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф
52-летний Андрей Падин с 1996 по 1998 год выступал за Россию как спортсмен, затем 15 лет тренировал нашу молодежную и первую команду. С 2019 года работает в качестве старшего тренера белорусских мужчин. Matchtv.ru расспросил специалиста о бывших и нынешних подопечных.

Несколько некорректных цифр. В четырех первых гонках сезона Россия была не очень близка к ведущим биатлонным сборным, конкурируя с командами второго эшелона. Одна из таких команд, наш традиционный «младший брат» — белорусы. И белоруски, да.

Если вывести среднее арифметическое результатов всех участников, получим:

  • среднее место мужчин: 31-е (Россия) — 47-е (Белоруссия);
  • среднее место по скорости хода мужчин: 36-е (Россия) — 35-е (Белоруссия);
  • среднее место женщин: 38-е (Россия) — 29-е (Белоруссия);
  • среднее место по скорости хода женщин: 42-е (Россия) — 22-е (Белоруссия).

При этом белорусы Смольский и Бочарников стали «ногами» пятыми в индивидуальной гонке и спринте (наши достижения — 12-я скорость Логинова и 13-я Елисеева). Их Алимбекова и вовсе крушит все вокруг: 8-е место (7-я скорость) в индивидуальной гонке, 6-е (5-я) — в спринте.

https://www.instagram.com/p/CIL2weFJj6o/

Ясно, что выдернуто из контекста. Но не взято с потолка. Не упади в субботу Куклина, разброс цифр был бы меньше, да и общий сумбур первых этапов никто не отменял. И все же в скорости белорусам мы уступаем.

Почему? Рассказывает Андрей Падин.

— Как оцениваете первые старты?

— Конечно, положительно. Белорусская команда давно так не начинала. Хорошая работа в подготовительный период позволяет получать позитивные эмоции.

— Когда работали с российскими женщинами, от них доносились мнения. Одна говорила: «Мне этот план не подходит». Другая: «Отличный план, как раз по мне». В сборной Белоруссии всем подходит план тренера Падина?

— Работаю с мужчинами, про них и скажу: методика подошла всей команде. Каким бы ни был план, от физиологии никуда не денешься. Тренировочная нагрузка воздействует на организм, и чтобы это воздействие было полезным, нагрузка должна быть существенной. Спортсмены живут в режиме двух-трех ежедневных тренировок. Малыми объемами и низкой интенсивностью их не проймешь, высокая отдача возможна тогда, когда организм подвергается стрессу. Из этого и стоит исходить, неважно, Падину или другим тренерам. Работа должна быть тяжелой, в этом случае будет результат.

— В России наметился рефрен: «Будем набирать форму через старты». Что об этом думаете?

— Испытываю сомнение. Не знаю, кто эту фразу родил, но мое мнение — спортсмен должен быть максимально работоспособным и показывать высокий результат на любом отрезке сезона. Через старты набрать форму тяжело. Точнее, можно, но форма эта будет непродолжительной. Пара недель достойных выступлений — потом результаты пойдут на спад.

— Йоханнес Бе привез второму месту в спринте 44 секунды. Если он тоже набирает форму через старты, скоро будет по 5 минут привозить?

— Нет, конечно, о том и говорю. Считается, что некоторые старты могут носить проходной характер. Но это не значит — гулять по трассе в свое удовольствие. Цель — обязательные последующие улучшения. Взял паузу — стал сильнее, только в этом есть смысл.

https://www.instagram.com/p/B2uq4-bISIG/

— У 32-летнего Бочарникова пятая скорость хода в спринте, у 23-летнего Смольского — такая же в индивидуальной гонке. Решили рвануть с места в карьер?

— Кроме них в топ-40 попали Елетнов и Воробей. Четыре человека в очковой зоне, пять, включая Лобастова, отобрались бы в пасьют, если бы он проводился. Для нашей команды внушительный результат, стабильное, плотное выступление. Но стремимся к большему.

— У сборной Белоруссии есть шлифт-машина?

— Есть контакт с сервисменом, работающим на шлифт-машине, правильнее так сказать. Но важно понимать: сама по себе шлифт-машина — не панацея. Выглянули в окно, увидели погоду, наложили типовую структуру и побежали — так это не делается.

— А как?

— Шлифт-машина предназначена не для оперативных доводок, а для создания наработанных структур. Подправить лыжи, если от снега сбились насечки, можно. Создать на ходу что-то фундаментальное — исключено.

— В России сформировалось другое мнение: появится шлифт-машина — начнем не бегать, а летать.

— Лучше спросить об этом у российской команды. Знаю, что в ее сервис-бригаде работают большие профессионалы, имеющие хорошие контакты с иностранцами. Наложение эффективных структур, их усовершенствование, выкатывание лыж не составляет для них большого труда, так что не стал бы все списывать на шлифт-машину. Первым эту отговорку придумал Анатолий Хованцев, хотя команда успешно выступала и без нее. Не вижу тут глобальной проблемы.

https://www.instagram.com/p/BvjOkejB0aW/

— Вы не тренируете белорусских женщин, но, может, знаете, почему Алимбекова такая быстрая?

— Во-первых, не надо забывать, что Динара олимпийская чемпионка с большим соревновательным опытом. Во-вторых, у нее профессиональный тренировочный фундамент. Работала со многими специалистами, серьезно подковалась в методическом плане. В-третьих, умеет анализировать свое состояние, правильно относится к работе. Видимо, и план подготовки нынешних тренеров, включая пришедшего в команду немца Гесвайнера, ей подходит.

— Где вы готовились к сезону?

— В Раубичах. Пять месяцев, шесть тренировочных сборов с мая по октябрь. Лишь на заключительном этапе удалось выехать на ранний снег в Рамзау, где провели две недели. Еще столько же — в Обертиллиахе. Меньше месяца снежных тренировок.

— От Раубичей при такой продолжительности сборов вашу команду не бросало в дрожь?

— Психологически тренироваться на одном месте тяжело. Но цель оправдывала. При высокой мотивации и с учетом пандемии — вполне приемлемый вариант. Команда справилась на пять баллов.

— Работали все вместе или кто-то предпочел самоподготовку?

— В сборной Беларуси такого нет. Сообща, коллективно, в едином строю, с командной дисциплиной.

— Вирус вас как-то затронул?

— Бог миловал. Бережемся, избегаем нежелательных контактов, пока все нормально.

https://www.instagram.com/p/CIBFHtgptOi/

— В Йоэнсуу разместились в общем отеле?

— Нет, отдельно. В жилом массиве, но в коттеджах, есть тут такой райончик. Все достаточно изолированно, меры безопасности соблюдены, тесты сдаем раз в три дня. Рядом квартируют словенцы. По улицам не гуляем, в магазины не ходим, на тренировку и назад.

— По сколько человек в комнатах живут спортсмены?

— По трое.

— Не забалуешь. В материально-техническом плане сборная Белоруссии отстает от российской?

— Смотря что вы имеете в виду. В плане инвентаря, патронов, оружия, мазей, команды на одном уровне. Специалистов в сборной Белоруссии меньше. По финансовой составляющей Россия тоже впереди, хотя обеспечение у белорусской команды достаточное.

— Не ревнует страна к тому, что половина сборной Белоруссии — россияне по происхождению?

— Что поделать, мир тесен, а конкуренция в российской команде настолько высока… Любой спортсмен хочет выступать на высшем уровне, а годы уходят быстро. Есть престижный шанс проявить себя под флагом другой страны — почему не использовать? Все-таки в России возможность пробиться в сборную намного меньше, чем в Беларуси.

— К тому же Россия зачастую сама выдает открепительные талоны. Значит, не нужны эй эти спортсмены.

— Можно и по-другому взглянуть на вещи. Российские руководители не стали препятствовать переходу в интересах спортсменов. Помогли, предоставили шанс раскрыться. Мотивирующий момент, опять же. Россиянам приходится на равных соревноваться с теми, кого они раньше за соперников не считали. И даже проигрывать.

— Бесит такое, честно говоря. Свои катаются по 70-м местам, а бывшие ненужные в тридцатке.

— Тоже об этом думаю, глядя со стороны. Иногда становится немножко смешно.

https://www.instagram.com/p/CG-pe-NJyVr/

— У вас остались в России подопечные, если говорить о личном тренерстве?

— Помогаю некоторым спортсменам советами и рекомендациями, но распространяться на эту тему не хочу и фамилии называть не стану.

— Александр Тихонов принимает какое-то участие в жизни белорусской сборной?

— Острый вопрос. Насчет помощи или кураторства не скажу, не моя компетенция. Мы с Александром Иванычем в хороших отношениях, летом он несколько раз приезжал в Раубичи. При встречах общались на биатлонные темы, он что-то советовал. Прислушиваться или нет, каждый решает сам.

— ИЗ СБР ушел Владимир Драчев, пришел Виктор Майгуров. Многое ли поменялось в российском биатлоне, как вам это видится со стороны?

— Про бывшего президента не хочется говорить, чтобы не обидеть. Если человек не доработал свой срок, вывод может сделать каждый любитель биатлона, не то что тренер. А про нынешнего сказать пока нечего, я ведь не внутри ситуации. Результаты покажут, что поменялось.

— В предыдущих интервью вы были настроены пожестче в отношении команды Владимира Драчева.

— Потому что не был доволен работой предыдущего главного тренера сборной и президента СБР. Наверное, масштаб этих управленцев не соответствовал уровню решаемых задач. Помню, дал критическое интервью. И, пожалуй, оно того стоило.

https://www.instagram.com/p/CCksOUgIy8F/

— Не боялись отрезать себе пути к возможному возвращению?

— Если и отрезал, жизнь не ограничивается биатлоном. Могу работать дворником или сторожем. От того, что судьба разведет со спортом, моя любовь к жизни не иссякнет. Сколько отмерено проработать тренером, зависит от Всевышнего, а его пути неисповедимы. Думаю, для достижения высоких целей важны все-таки не обидчивость и злопамятность, а профессионализм. Хочется, чтобы по нему и оценивали.

— Политическая ситуация в Белоруссии как-то затронула национальный биатлон?

— Спорт должен быть вне политики, поэтому без комментариев.    

Читайте также: