«Согласен с Драчевым: главная наша проблема — в техобеспечении». Интервью с Матвеем Елисеевым

«Согласен с Драчевым: главная наша проблема — в техобеспечении». Интервью с Матвеем Елисеевым
Матвей Елисеев / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов
27-летний россиянин стал в спринте лучшим из наших по скорости хода (13-й) при одной незакрытой мишени. Это позволило Елисееву занять 14-е место.

— После индивидуальной гонки вы жаловались на трассу, которая вам не подходит. Сегодня что-то изменилось?

— Сегодня трасса получше. Вчера я даже не понимал, что должен творить на дистанции.

— А сегодня?

— Сегодня понимал, поэтому прошел немножко лучше. 

— У вас с Латыповым и Логиновым примерно одинаковый проигрыш «ногами» Йоханнесу Бе — чуть меньше минуты. В какую сторону будет меняться эта разница по ходу сезона?

— Пока Йоханнес гораздо сильнее, но тенденция, мне кажется, положительная. Надеюсь, так и продолжится.

— Вы стартовали под первым номером. Есть предубеждение насчет этого?

— Никакого. Наоборот, порадовался, что у меня в коллекции теперь будет единичка. До этого не было. Лучше бы, конечно, иметь первый номер в преследовании или масс-старте, но так тоже неплохо.

— По меркам нашей команды пробежали вы прилично. Так правильно говорить?

— Надо ориентироваться на мерки всего пелотона. Если соревноваться внутри команды, можем и в России побегать, какой смысл выезжать?

— Беседовал с вами в весеннем Нове-Место. Выглядели очень уставшим. Как себя чувствуете теперь?

— Как раз для того и проделана большая работа, чтобы чувствовал себя стабильно в сезоне. Надеюсь, все-таки что-то поменяется, хотя по двум гонкам рано судить.

— Можно отразить в процентах превышение объема нынешней предсезонной работы над прошлогодним?

— Объем в этом году был меньше. Но сама работа была намного более интенсивной. Во что это выльется, узнаем позже. Вчерашняя гонка совсем не получилась, сегодня было много сумбурных действий. Не хватает общего понимания. Плюс трасса в Контиолахти, конечно, то еще удовольствие. Такие подъемы и такой глубокий снег… Вообще одного сезона подготовки мало, чтобы объять необъятное.

Матвей Елисеев / Фото: © Kalle Parkkinen / Newspix24 / Global Look Press

— У вас не было возможности пробежать контрольные гонки в сборной. Сказывается?

— В этом тоже проблема. И вчерашний результат отчасти следствие.

— Как еще помешал вам вирус, кроме того, что не бежали с командой в Хантах?

— Уже говорил, что, скорее всего, переболел в апреле по всем признакам. Была потеря вкуса и обоняния. Тесты не сдавал. Вызвали скорую на всякий случай, она ничего не протестировала, просто сидел дома.

— Это где?

— В Московской области.

— Самоподготовка — хорошо или плохо?

— Однозначно спокойнее. А так есть и минусы, и плюсы. Последних больше. Но в плане технической подготовки — минус.

— Можно готовиться, не выезжая из России, как в этом году? Или чего-то отчаянно не хватает?

— В целом все нормально, больших проблем я не ощутил.

— Ваши недавние слова — самоподготовка хороша тем, что можно готовится для себя, а не для того, чтобы понравиться тренеру. Что мешает готовиться для себя в составе команды, под началом тренера?

— Нюансы паттерного поведения.

— Какого?

— Паттерного. Психологический термин.

— Чувствуется влияние супруги-психолога.

— Я бы сказал, психолога. Просто в моем случае она еще и жена. Помогает мне и всем спортсменам, которые к ней обращаются.

— Как у вас выстроено психологическое общение? Сеансами, как у пациента с врачом, или на кухонно-бытовом уровне?

— Когда речь о серьезной психологической практике, это конкретная сессия. А остальное можем и в житейском режиме обсудить.

— Чего вам не хватает в соревновательном смысле прямо сейчас?

— Не готов сказать. Маленькая база для анализа.

Владимир Драчев / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

— Владимир Драчев сказал в апреле, что наконец разобрался с главной проблемой российского биатлона: она не в подготовке, а в техобеспечении. Мази, лыжи, парафины, вот это все. Лучше бы он понял это раньше — и все же согласны?

— Однозначно да. Даже если у нас появится шлифт-машина, допустим, пройдет не меньше двух-трех лет, прежде чем кто-то научится на ней работать. Либо надо звать готового спеца со стороны, но непонятно, где его брать. Наш сервис выжимает из того, что у него есть, максимум, работает круто. Другой вопрос, все ли у нас есть? В стабильную погоду мы красавцы, догонял вчера Йоханнеса Бе, а сегодня Йоханнеса Дале на спусках. Но шлифт-машина с грамотным работником при ней расширила бы горизонты. А этого нет. Материально и технически, возможно, отстаем. При этом сужу, поймите правильно, не по личному опыту. Ситуацию знаю с чужих слов, сам сравнить то, как у нас и не у нас, по понятным причинам не могу. Но, скорее всего, картина такая, как уже сказал.

Читайте также: