«Думала, что Саша закончит карьеру в этом году». Интервью с сестрой Александра Логинова

«Думала, что Саша закончит карьеру в этом году». Интервью с сестрой Александра Логинова
Фото: © Личный архив Татьяны Брегеды
Татьяна Брегеда – о детстве, своей спортивной карьере, особенном сыне и грубых высказываниях иностранных биатлонистов в сторону брата.

Иногда в спорт приходят благодаря старшим братьям и сестрам. Для мужского биатлона это достаточно распространенная история. Даже если посмотреть на обладателей Кубка мира последних лет. Бьорндален вдохновился примером старшего брата Дага, Мартен Фуркад — Симона, Йоханнес Бе — Тарьея, а до самого Тарьея этим видом спорта занималась сестра Мартина. Нынешний лидер сборной России Александр Логинов попал в биатлон благодаря сестре Татьяне. Правда, не старшей, а младшей.

В интервью matchtv.ru Татьяна Брегеда рассказала, как это было. Также в этом материале:

https://www.instagram.com/p/B7Bc3IyoM5t/

Про детство

— Я на полтора года младше брата. Наши родители из обычного рабочего класса. Отец — строитель, мама — учительница. Когда папа учился в школе, то попадал в спортивные классы, но надолго там не задерживался. В целом родители к спорту имеют весьма посредственное отношение.

Мы родились и жили в Саратове. Однако у нас с маминой и папиной стороны есть деревенская родня. Поэтому на лето уезжали в деревню. У нас до сих пор ходит шутка, что за то время появилась аллергия на огороды. Там выращивались продукты, в том числе и на продажу: картошка, лук, малина. Мы с раннего возраста помогали все это дело собирать, копали, пололи.

Фото: © Личный архив Татьяны Брегеды

В деревне у нас с Сашей и двоюродными братьями было отличное времяпрепровождение. Мы утром могли уйти на речку, а вечером вернуться. Речка находится в нескольких километрах от дома. Но, по-моему, никого из взрослых не смущало, что 7-8 летние дети пропадают там целыми днями.

Не могу сказать, что в детстве мы были с Сашей сильно близки. Хоть у нас и небольшая разница в возрасте, но сестра всегда мешает. Совместно мы точно не рыбачили. Обычно он уходил с братьями и там ловил на спиннинг, а меня оставляли на прудике. Я ловила карасей на удочку, которую только что с дерева спилили. Тем не менее клевало, потому что было много рыбы.

В детстве у нас, как и у всех братьев и сестер, случались конфликты. Но так как я значительно слабее, они быстро заканчивались без продолжения. Я была абсолютно неконфликтным ребенком, а Саша — достаточно эмоциональным.

Фото: © Личный архив Татьяны Брегеды

Сейчас этой импульсивности уже нет. Мне кажется, что эмоциональные в детстве люди часто учатся к взрослому возрасту контролировать свои эмоции. В этом, в том числе, кроется залог их успеха. Как ребенка я Сашу помню эмоциональным, а как взрослого мужчину знаю уже сдержанным, спокойным, рассудительным.

Про биатлонную карьеру

— Как-то я, папа и Саша пошли кататься на лыжах — на таких быстрицах с кожаными ремешками. Они ушли на подъем, а меня оставили одну. Я пыталась залезть на горку, постоянно падала. Тетенька, которая наблюдала за этим, сказала: «Девочка, тебе определенно нужно пойти в лыжи. Ты такая упертая». Когда ребенка кто-то за что-то хвалит, он, разумеется, хочет этим заниматься. Я уговорила папу отдать меня в лыжную секцию, но в итоге она оказалась биатлонной.

Затем пару раз брат пришел ко мне на тренировку, чтобы поиграть в футбол. Тренер увидела, что он перспективный: активный, координированный, хорошо бегает. Она начала говорить: «Таня, давай! Приводи брата!». Он пришел на какие-то соревнования, удачно там пробежал. Начал заниматься. В то время он ходил на карате, но этот вид спорта стал потихоньку уходить на второй план.

Фото: © Личный архив Татьяны Брегеды

Мы ходили к одному тренеру — Екатерине Халиуллиной. Вместе занимались долгое время. Саша отличался от сверстников с самого начала. У него был очень быстрый прогресс. Нам, детям, казалось, что он просто талантливее. Но с возрастом понимаешь, что не все обусловлено только талантом, но и отношением, умением терпеть, проявить спортивную волю. Было видно, что Саша реально крут.

Я достаточно серьезно тренировалась и выступала. Но каких-то суперрезультатов у меня не было. Лучший результат — попадание в топ-6 всероссийских соревнований. Для меня это было, в принципе, отлично, с таким спортсменом можно работать. Но в определенный момент поняла, что у меня здесь уже не особо много вариантов. Прироста результатов не происходило, была стагнация. Где-то не хватило самодисциплины и самомотивации. Наш союз с тренером себя исчерпал, а выступать за другие регионы меня никто не звал. Поэтому решила уйти в другой вид спорта — зимний триатлон.

Фото: © Личный архив Татьяны Брегеды

В триатлон я ушла, по-моему, в 18 лет, когда начала встречаться с будущим мужем. Это он меня позвал. Он тоже перешел туда из лыж. В зимнем триатлоне выступала только по юниоркам. Становилась победительницей первенства Европы и первенства мира. После выступлений по юниорам ушла в декрет.

Про особенного сына

— То, что наш ребенок особенный, мы поняли не сразу. Он нормально развивался до полутора лет. Когда узнали диагноз — аутизм, то это было для нашей семьи абсолютным потрясением. Такого нельзя ожидать. Саша был одним из первых, кому я рассказала. Он тогда как раз приехал со сборов. Как и во всем, Саша очень сильно поддерживал в тот момент.

https://www.instagram.com/p/CBBlrdeMFkp/

Дети с аутизмом — это тяжелые дети. Каждый индивидуален. У кого-то получается развиваться лучше, у кого-то хуже. Моему ребенку еще нет пяти, поэтому мы пока не можем проанализировать, каким он будет, когда вырастет. Фактически он еще не начал говорить. В четыре года появились первые слова. Но речь для общения используется очень-очень плохо. Такие дети всю жизнь будут жить с родителями. Но в любом случае у него есть потенциал для развития.

Я стараюсь дать этому максимальную огласку, потому что мне так комфортнее. Например, у нас во дворе все знают о моем ребенке и относятся с пониманием. Бывают на детских площадках, конечно, родители, которые пытаются от этого абстрагироваться. Но в целом пока все прекрасно.

Как и для любого особенного ребенка, его реабилитация стоит достаточно больших денег. Вообще компетентных специалистов в этом вопросе у нас в городе нет, нужно ехать в Москву. Плюс мы ходим на занятия по физической культуре, к дефектологам, логопедам. Таких детей нужно постоянно тормошить, чтобы они не уходили в себя и развивались. Поэтому мы ходим в коррекционный центр. Мы с мужем работаем. Нам денег хватает. Все нормально.

https://www.instagram.com/p/B85gVDio96Q/

Саша пытается с ним общаться, найти контакт. Всегда какие-то подарочки привозит. В основном, это спортивная одежда.

Про карьеру и дисквалификацию брата

— Когда Саша ездил на юношеские и юниорские чемпионаты мира, мы, конечно, с волнением ждали результатов. Но самые яркие эмоции и переживания начались, когда его стали показывать по телевизору.

Когда Саша выступал на своем первом этапе Кубка мира в Холменколлене, мы с мужем были в Италии на соревнованиях. Ходили искать вайфай в местном кафе. Тогда еще не было столько интернет-точек. После первой гонки мы очень радовались, что он хорошо выступил. Но на следующий день в пасьюте уже был просто восторг. Я не считала, что произошло что-то нереальное. Знала, что Саша на это способен и именно такого результата ожидала.

Помню, как его встречали в Саратове, поздравляли. Но он, как обычно, был очень скромен. Радовался, что наконец-то дома. Он не очень любит публичность. Она дается ему тяжело, выхолащивает.

Александр Логинов / Фото: © РИА Новости / Константин Чалабов

В 2014 году мне предложили стать факелоносцем в эстафете огня Олимпиады в Сочи. Я тогда стала победительницей первенства Европы. Поэтому спортшкола выдвинула мою кандидатуру. Это было очень круто, потому что мы очень радовались, что Саша отобрался на Олимпиаду. Помню, мама смотрела, как мне передавали факел, и крикнула: «Таня несет факел для Саши!». Это был очень милый момент. В итоге мы с мужем выкупили этот факел и подарили Саше на день рождения.

Перед тем как брат стал третьим на этапе в Холменколлене, я чувствовала, что он должен хорошо выступить. А перед Олимпиадой было какое-то опустошение, какой-то напряг. Мне кажется, эти Игры ничего хорошего с собой в итоге не принесли.

О Сашиной дисквалификации я впервые услышала от мамы по телефону. Мы с мужем были в Финляндии. Я тогда только узнала, что беременна. В тот же день позвонила мама. Сказала: «Тань, у Саши положительная допинг-проба». Это была ужасная новость. Мы все были расстроены и злы. Был момент, когда нам казалось, что весь мир обернулся против нас.

Саша ничего не объяснял. Единственное, он говорил: «Если бы это было бы правдой, то я бы так и сказал». В принципе, мог вообще тогда молчать, потому что мы не сомневались в нем ни секунды. Мы его очень хорошо знаем. Вообще эта ситуация абсурдна. Кому нужен парень из региона? Кому нужно было его пичкать? Было очень обидно за Сашу.

В эти два года дисквалификации он много анализировал эту ситуацию и то, как она могла произойти. Но Саша не замкнулся, продолжал тренироваться. Внешне не было видно, что он переживает. Сашка не из тех людей, которые будут разводить сопли. Потому что он понимает, что вокруг него семья, и что она переживает. Думаю, в той ситуации он выбрал вектор поддержки — что все будет нормально. Я была уверена, что он вернется.

Александр Логинов / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

Я ни разу в жизни не была на его гонке. Во-первых, понимаю, что биатлон удобнее смотреть по телевизору, во-вторых, даже по телевизору я очень сильно нервничаю. В итоге так сильно переживаю, что даже не смотрю трансляцию. А на месте для меня была бы вообще пытка.

Смотрю гонки с участием Саши только в повторе и только удачные. Поэтому то, как Фуркад уронил брата в смешанной эстафете на чемпионате мира в Хохфильцене, я не видела. Конечно, в итоге узнала. Мы рвали и метали. После этого случая я перестала относиться к Мартену с восхищением, как это было раньше.

Хорошо помню день, когда Саша стал чемпионом мира. Этот спринт смотрел муж, а я сидела в соседней комнате, заткнув уши. Когда Саша прошел второй рубеж без промахов, мой муж сильно закричал: «Саша чисто отстрелял!». Я выбежала, потому что понимала, что он должен бороться за самые высокие места. Мы вместе начали гнать его на последнем круге: кричали, топали ногами.

Александр Логинов побеждает на ЧМ-2020 / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

К высказываниям в сторону Саши, которые начались после этой победы, я относилась спокойно. Уже много об этом сказано, чтобы каждый раз из-за этого тратить нервы. Видимо, им хотелось об этом говорить. Наверное, это просто такая у Саши судьба в спорте, не самая легкая. Но можно фокусироваться на хейте, а можно на победе на чемпионате мира. Я предпочитаю фокусироваться на втором.

Про обыски в Антхольце мы узнавали, как и все остальные: Губерниев впереди планеты всей. Это уже вторая подобная ситуация, поэтому я, наверное, не удивилась. Конечно, расстроилась, но было ощущение, что это спектакль, что все не по-настоящему. Просто сделано для нервотрепки. Этим спектаклем все и должно было закончиться.

Я верила в его намерение уйти из спорта и думала, что после этого сезона он завершит карьеру. Во-первых, нервы ни у кого не железные. Во-вторых, у Саши появился ребенок. Он вообще достаточно домашний человек. В его королевстве все сложилось: любимая жена, прекрасная дочка, дом. Конечно, еще остались амбиции, но слишком много внешних раздражителей. Сейчас вообще непонятно: дадут или не дадут выступать. Чемпионат мира нормально закончить не дали. Поэтому думала, что он закончит.

Конечно, у Саши бешеный потенциал. Это видно невооруженным глазом. Многие любят рассуждать о том, что было бы, если бы не эта дисквалификация. Но так уже не случилось. Уже ничего не изменишь. Саша пока еще не закончил карьеру, поэтому я просто хочу верить, что у него все еще впереди. 

Фото: © Личный архив Татьяны Брегеды

Читайте также: