«Я бы на месте Логинова извинился. Хотя… Сложный момент». Интервью с Тимофеем Лапшиным

«Я бы на месте Логинова извинился. Хотя… Сложный момент». Интервью с Тимофеем Лапшиным
Тимофей Лапшин / Фото: © Евгений Дзичковский / Матч ТВ
32-летний экс-россиянин, выступающий за сборную Кореи, встретился с корреспондентом Matchtv.ru и рассказал нестандартное.

Корейские биатлонисты — отшельники, вольно или невольно. Два года назад во французском Анси визит к ним в гостиницу на интервью к Анне Фролиной закончился брошенной в снегу машиной и километровым путешествием во тьме. Для полноты ощущений по совершенно черному лесу носились огненные точки, оказавшиеся налобными фонарями латвийских биатлонистов. Так уж они тренировались, квартируя вместе с корейцами в крайнем у неба и максимально далеком от цивилизации отеле.

На этот раз картина повторилась. Чтобы попасть в цитадель корейской сборной на чемпионате мира в Антерсельве, требовалось ехать сначала по нормальной дороге, потом по не очень нормальной, затем по совсем ненормальной, с нависающими скалами и деревянными мостками. Две машины на такой не разъедутся, но двух там и не бывает. Кроме отеля корейцев других признаков жизни в конце дороги нет.

Правда, сама гостиница была светла и тепла, а хозяйка как раз кормила постояльцев с Востока тирольским ужином.

https://www.instagram.com/p/B8GP2igI_Ut/

— Чем вас потчуют в европейских отелях?

— Стандарт. Салат, суп, паста или ризотто, курица, мясо или рыба, десерт.

— Корейцы не ропщут без своего кимчи?

— Привыкшие. Но скучают. Больше скажу, и я скучаю.

— Серьезно?

— Конечно. Недавно ездил на чемпионат Кореи — кайфанул, поел от души. Деликатесов, которые особенно нравятся, не пробовал, но до обычной еды дорвался.

— Деликатесы — это что?

— Осьминоги со свининой, например, осам бульгоги называются. Или самгепсаль — мясо на раскаленном противне.

https://www.instagram.com/p/Bexx-zuAXAE/

— Тогда просветите. На Олимпиаде в Пхенчхане в кафе у моря подали бурлящую кастрюлю с кучей гадов внутри. Сверху лежал пучок сырых грибов, неотличимых от бледных поганок, рядом что-то подмигивало прямо из варева. Что это было?

— Есть такие моллюски, их называют морской женьшень, считаются афродизиаком. Кладут в готовое блюдо живыми. Когда половником кипяток пошевелишь, они свариваются, и всё, можно есть. Если заглянуть в ракушку, увидишь что-то вроде зачатков жемчужин. Вызревают в море несколько лет, поэтому кушанье не из дешевых. Вообще корейцы много чего едят. С недельку привыкал, потом втянулся. Ребята из команды подсказывали, что вкусно, что нет. Иначе побоялся бы брать.

Фото: © Виталий Панов / Матч ТВ

— На прилавках корейских магазинов лежит «доширак» в упаковках желтого, красного и черного цвета. Различаются по степени остроты: желтый для европейца уже огненный, а после черного можно летать. Если вам предложить, какой выберете?

— Вот черный и выбрал бы. До Кореи острое не жаловал, теперь сами корейцы иногда спрашивают: «Ты вот это съел, и тебе нормально?!» — «Нормально, — отвечаю. — Даже хорошо». — «А нам немного остро».

Фото: © Евгений Дзичковский / Матч ТВ

— Кто вам гостиницы выбирает в таких глухих местах?

— Мы и в прошлом году здесь жили. Далеко, безлюдно, минут 25 до стадиона минимум. С трех сторон горы, мобильной связи нет, интернет слабенький. Может, и хорошо: никакой суеты, думать о досуге не надо, выехал, пробежал, вернулся. Но если нужно размяться, уже проблема: кроме как по единственной дороге бегать некуда, за отелем тупик. Пытались в 2019-м найти свободную гостиницу на чемпионат мира, но все подходящие за год уже были заняты. А другую ценовую категорию не рассматривали, корейская федерация биатлона не слишком богатая. Селимся где можем.

— Видел вас на стадионе в Антерсельве с камерой, снимающего что-то для вашего достаточно известного в биатлонном мире видеоблога. Что конкретно снимали?

— Набирал сюжеты о внутренней кухне. Уже не для You Tube, а для boosty, есть такая платформа, где пользователи могут поддержать авторов финансово. Времени блоггерство отнимает много, иногда зашиваюсь, потому что сам снимаю, сам монтирую. А надо же еще и выступать.

— В You Tube у вас больше 12 тысяч подписчиков. Приносят доход?

— Не сказал бы. С декабря подключена монетизация, но пока копейки.

— 100 долларов в месяц набегает?

— Нет, конечно. Будет 200-300 тысяч просмотров, другое дело. Сейчас максимум — в районе пятидесяти тысяч на ролик.

— Раз продолжаете, значит, все-таки хотите догнать Дудя.

— Продолжаю, потому что есть определенные идеи. Многие не знают про мой канал, но люди подписываются, им интересно. Это мной и двигает. Ну и для биографии не помешает. Лет через десять сяду, посмотрю на себя нынешнего, прикольно будет вспомнить. Жизнь проживаем, а детали не откладываются. Друзья и родственники спрашивают про какие-то бытовые мелочи, но все невозможно рассказать, просто не ухватишь. А в блоге запросто. Вкладываю труд и время в собственную летопись, можно сказать.

Смотреть на YouTube

— Вы говорили, что просили организаторов прикрепить свою камеру на их дрон, но получили отказ. Почему?

— К ним не подключишься — официальный бродкастер, выкупленные права. А на своем полетать — только по особой договоренности и не в дни соревнований.

— У вас есть дрон?

— И дрон, и несколько камер, микрофоны, петлички, штатив. На дроны в разных странах есть ограничения, местами жесткие, но выкрутиться можно, если поставить аппарат на учет. У меня в каждом выпуске есть планы сверху.

— Владимира Драчева, видел, тоже расспрашивали на камеру. О чем?

— О лыжных палках. Он когда-то бегал с такими, помните, у которых ручки, как тяпки, под наклоном. Хотел узнать, чем они лучше обычных.

— И чем?

— Руки не проваливаются. Мышцы немножко другие работают, но локти фиксируются и не провисают, когда устаешь. В свое время возникла мода на такие палки, многие пробовали, наигрались и вернулись к традиционным. А кто не побоялся продолжить эксперимент до привыкания, остались на новых. Свен Фишер, Вадим Сашурин, Владимр Драчев, Надежда Белова, лыжница Антонина Ордина. Ее муж, кстати, изобрел свои ручки, с упорами под большой палец, хочу протестировать.

— В вашем блоге был выпуск с Бьорндаленом и Домрачевой. Легко согласились?

— Вот его надо было тремя камерами писать, одного плана не хватило. Жили вместе на сборах, надо, думаю, не упускать момент. Спасибо обоим, пошли навстречу.

Смотреть на YouTube

— Удивил один момент в этой программе. Зашел разговор о курящих биатлонистах. Неужели такие есть?

— Были. В том числе в корейской команде. Прятались, конечно. Да и курили нечасто, сигаретку-другую в день. Когда их спрашивали, зачем, отвечали: «Очень сильные стрессы в нашем виде спорта, снимаем никотином». Потом дали втык, и они как-то сами собой закончили выступать. У корейцев в принципе другое понимание биатлона и спорта, сама система неправильная. В одном из выпусков рассказываю про это, считаю, одна из лучших моих программ.

— Что неправильного в корейской системе?

— На первом месте национальный чемпионат, а не Кубок мира или Кубок IBU. Это главный старт, от которого зависит распределение денег на сезон. Без разницы, как ты выступаешь на международных соревнованиях, внутренние — номер один. Соответственно, теряется стимул попасть в 30 или 60 лучших в мире. Это проблема. Кто-то сам хочет раскрыться, но раз прибежит девяностым, другой раз — поневоле задумывается, зачем стремиться выше. Могли бы прописать в клубном контракте бонусы за международные успехи, чтобы мотивировать к росту.

Смотреть на YouTube

— Что за клубный контракт?

— Корейские спортсмены выступают за клубы. При этом детский и молодежный биатлон в загоне. На чемпионате страны стартуют 40 человек, это все, кто есть на данный момент, включая юниоров. Причем десять из сорока — тренеры, сервисмены и массажисты.

— Не понял.

— Они тоже работают в клубах, стремятся принести рейтинговые очки.

— И тренер сборной Кореи Андрей Прокунин бегает?

— Он же не кореец по паспорту, в отличие от меня.

— Становились чемпионом Кореи?

— Пять раз.

https://www.instagram.com/p/BttyQHgFfUt/

— Что за человек — президент корейской федерации биатлона?

— У него бизнес в России: косметика, отели, такси, ночные клубы. И живет там уже лет пять. На биатлон время тоже находит каким-то чудом. Кстати, корейская команда как-то проводила сборы в Заводоуковске Тюменской области, тренером тогда был болгарин Венцеслав Илиев. Мошкара дала корейцам чертей. Там такие места, что бампер и лобовое стекло после дальних переездов напоминают прилавок мясного магазина. Корейцы привезли с собой специальные электрические ракетки для отгона насекомых, так возле каждого постоянно была кучка комариных трупов.

— Правда, что после Олимпиады-2018 финансирование биатлона снизилось?

— Раза в два.

— На зарплате сказалось?

— Тут сложнее. У меня нет никакого контракта, потому что не выступаю за клуб. А в клубы спортсменов продает компания-посредник, с которой я связан. Она повесила ценник, но он слишком высокий, чтобы корейские клубы могли меня себе позволить. Надо ждать. Вот и жду уже год, получая только стандартный оклад от федерации. А это мизер. Бегаю по сути забесплатно. Вроде бы можно устроиться в клуб на меньшие деньги, но агентская компания не хочет.

— Подождите, не хочет она, но без денег сидите вы.

— Вот такая ситуация. Все упирается в язык. Говорил бы я по-корейски, сам пошел бы в какой-нибудь клуб. А так за меня пытаются договориться, но пока это ничем не заканчивается.

Смотреть на YouTube

— Отношения с посредником можно разорвать?

— Для меня это мало что изменит, переговоры должен будет кто-то вести. Обещают все устроить, жду. И не особо жалею. На момент моего переезда в Корею ситуация сложилась так, что выбирать не приходилось. В другую команду по определенным причинам пойти не мог.

— Скажу за вас: не могли пойти в команду Украины, потому что обострились отношения между странами.

— Ну да. И не только это, была другая причина. Сказали, извини, только не туда. Начинался сезон, надо было принимать решение, пошел более сложным путем. Но есть и плюсы: паспорт такой, но не нужны визы в 180 стран.

— При этом ваша невеста Ольга Абрамова украинка.

— Сейчас да, бегает на Кубке IBU. Раньше выступала за Россию.

— Какую часть года проводите в Корее?

— По-разному. В олимпийский год, когда у меня была травма, набежало шесть месяцев. В следующем году всего один день. В этом — месяца два.

— И как видитесь с Ольгой?

— Очень редко, к сожалению. Ладно бы вместе на Кубке мира бегали, хоть там виделись бы. А так и живем в разных концах света, и выступаем в разных турнирах.

https://www.instagram.com/p/B8i4MbBpK3E/

— Вы открыли под Москвой частный биатлонный клуб. Технически сложное дело?

— В Лесном Городке, это минское направление, полтора года назад сделали Biathlon Family Club — стрельбище и полуторакилометровый лыжный круг. Есть прокат, дети тренируются. Не все идет легко, не хватает рекламы, зима бесснежная. Но держимся.

— В ноль выходите?

— Был бы снег — вышли бы.

— Пушку снежную купили бы.

— Дорогое удовольствие. Уже вложил несколько миллионов, думаю, со временем это себя оправдает, но пока выхлопа нет. Хочу через видеоблог раскрутить немного, народ должен пойти. Сейчас клубом отец занимается, он у меня профессионал, тренер с многолетним стажем. Ему помогает молодой специалист, находят новые крутые подходы, детям нравится. Еще несколько человек готовы постоянно вкладывать силы, как только раскрутимся. Более того, у нас есть выездное стрельбище, можем сами куда угодно приехать, провести соревнования.

— Выездное стрельбище?

— Мишенная установка для пневматического оружия, дистанция стрельбы 10 метров. Задняя и боковые стенки, как положено по технике безопасности, коврики, колонки. Все необходимое для соревнований, скажем, на праздниках или корпоративах.

https://www.instagram.com/p/B16XtiEojes/

— Процент точной стрельбы у вас в этом сезоне — 76,3. Не сказать, чтобы много.

— Плохая стрельба, согласен. Могу лучше.

— Что мешает?

— Голова и большой соблазн произвести вау-эффект. Знаю, что стреляю быстро. Быстрее всех в мире. Но порой желание в очередной раз это доказать губит мою стрельбу. Хочу еще быстрее, запредельно быстро, чтобы люди сказали «вау!». Хотя можно отстреляться надежно, спокойно. И это тоже будет быстрее всех. Но есть вот такая черта в характере. Мешает.

— Один этап помешала, второй, на третьем уже можно себе установку дать на сдерживание, разве нет?

— Даю. Но на первом месте среди причин даже не характер, а физическая готовность. Или неготовность. Если ты в порядке, раз-два ошибся, на третий попал. А если готов не на сто процентов, у тебя постоянно вылезают разные ошибки. Иногда идешь на таком лактате, что думать не можешь ни о чем, простые адекватные вещи делать. Это главное, вау-эффект вторичен. И когда они соединяются вместе, совсем труба. Ни уверенности, ни точности.

— Как поймать баланс?

— Через «физику». Вошел в сезон в нормальной форме, ухватил нужную ниточку и потом за нее тянешь. А если состояние не очень, результата нет, начинаешь копаться в себе, пытаться что-то изменить — и вдруг возникает вторая проблема. Или третья. Швыряет из стороны в сторону, а ту самую нитку ухватить никак не можешь. Хотя знаешь, что способен, потому что на тренировках со стрельбой проблем вообще никаких, а вот на соревнованиях… Тут даже не психология, а постоянный поиск вот этой ниточки.

https://www.instagram.com/p/Bt7e0DClEw8/

— В свое время вы отказались работать с Александром Касперовичем, который сейчас тренирует чемпиона мира Логинова. Может, зря?

— Значит, Касперович Логинову подходит. А мы с ним в каких-то моментах не сходились. Понимал, что не все его тренировки для меня эффективны, потому что я немножко другой, прежде всего физически. На этом фоне случались конфликты.

— Что значит — другой?

— У Логинова, допустим, лактат разгонялся до 10 миллимоль на литр, у меня до 24, но тренировки одинаковые. Ясно, что кому-то они больше подходили, кому-то меньше. У Логинова был результат — у меня не всегда. Люди разные, нельзя всех под одну гребенку. Но в чем-то и я был не прав, что толку сейчас копаться. Человеческого неприятия не возникало, споры шли вокруг профессиональных моментов, тренер отстаивал свою точку зрения, я свою. Иногда конфликты возникали не вовремя и отнимали много нервов, что сказывалось на стрельбе. Потом все стихало, приходил локальный успех.

— Методика тренера корейской сборной Андрея Прокунина вам подходит?

— Полностью прошел все ее этапы только в этом году. Андрей тренер молодой, так что были какие-то ошибки, но они неизбежны при любой методике. Отчасти мы поучаствовали в эксперименте. Само по себе интересно, но с учетом возраста хотелось бы чего-то проверенного и надежного. Летом я думал: все пучком, всех победим. Пришел сезон, и приходится констатировать: к сожалению, всех победить не удалось. Что-то в предсезонке сделано не так. Летом надо исправлять и не повторять.

https://www.instagram.com/p/ByxaZKcFgd-/

— Контракта с федерацией у вас нет, значит, можете бегать, пока проходите отбор?

— У меня корейский паспорт. Выиграю у других — буду в команде. А не выиграть у массажистов сложно. Иногда кажется — даже без тренировок выиграю. С этим там провал. В олимпийский год Прокунин тренировал, финансирование было нормальным, результаты росли. Затем деньги срезали, Андрей ушел, все вернулось на прежний уровень, словно и не было Игр в Пхенчхане. Началась логистическая чехарда: пинали нас то в Корею, то в Австралию, то в Канаду. Плюс мой мононуклеоз. Прошлый сезон, в общем, можно забыть и выкинуть. В этом Прокунин вернулся, здоровье в норме, но пока как-то не идет. «Физика» через старты пришла в норму, стрельба нет. Не хватает баланса, и эмоций через край.

— В глубине души махнули рукой на оставшиеся этапы?

— На прошедшие точно. Ясно, что ставка на следующий сезон. По большому счету, я толком-то еще и не бегал, потенциал свой вообще не раскрыл. Летом сделаю все, чтобы избежать ошибок, соберусь максимально. По ходу сезона такое не исправить, необходимо межсезонье, время, чтобы выбраться из минусов и заложить базу.

— Как же вы летний чемпионат мира выиграли?

— Неожиданно. Находился на этапе подготовки, ничего не форсировал. Честно говоря, никто из топ-20 не приехал на тот чемпионат, иначе я был бы на двадцатом месте. Если объективно.

— В Корее заметили ваше летнее чемпионство?

— Вообще никак. Ни премии, ни поздравлений, ничего. Кто-то объяснил: «У вас же зимний вид спорта».

— Логично. В теннис продолжаете играть?

— Очень люблю это дело. В детстве мечтал стать теннисистом, иметь когда-нибудь дом с собственным кортом, но мы жили в маленькой деревне в пятистах километрах от Красноярска, условия не позволяли. Несколько лет назад Вадим Сашурин, один из моих первых тренеров и друг, начал тренировать теннисистов. Познакомил с ними, мне подарили ракетку, научили азам.

https://www.instagram.com/p/ByAKucslYxw/

— Кто самый известный подопечный Сашурина?

— Белоруска Арина Соболенко. Работал с ней, когда она только взлетала. На лыжах катались, дрова кололи, на лодках гребли, «физуху» ей сильно поднял. Потом разошлись, как часто бывает.

— Александр Тихонов советует работать с автомобильными покрышками. Пробовали?

— Отличное упражнение. Лучшая тренировка для специальной силы, когда тянешь за собой на роллерах.

— По Тихонову, нужно набивать покрышки камнями, надевать, как спасательный круг, и бегать, подтягиваться на перекладине. А потом медок, орехи, мумие… Говорит, штанги мог в узел завязывать.

— Такого не слышал. Раньше много чего можно было, но больше — не значит лучше. Поменялись скорости, векторы, подходы. Взять ту же систему ADAMS. Не так давно ее просто не было, а теперь без оглядки на ADAMS жизнь спортсмена невозможно представить.

— Как раз собирался спросить. Что бы вы делали на месте Логинова, испытывающего сейчас большое давление?

— Откровенно говоря, изначально не понимал его позицию — закрыться. Да, отбыл срок, но когда вернулся, скажи: было дело, грешен, теперь чистый, осознал. Извинения пошли бы на пользу ему самому. Я по крайней мере поступил бы так. Сделал бы шаг навстречу. Может, какую-то разъяснительную работу стал проводить или лекции читать с позиций своего опыта.

https://www.instagram.com/p/BeadkshBRhB/

— Существует, по-вашему, вероятность, что Логинов не преступник, а жертва?

— Не знаю. Возможно.

— Тогда в случае извинений ему пришлось бы себя оговорить. На обвинения во лжи ответить ложью.

— Может, вы правы, и он действительно ничего не знал. Но поверить сложно.

— Почему? Инъекции меньше 100 мл не запрещены, и если доктор говорит — глюкоза, а тебе всего 21…

— Обман на сто процентов исключить нельзя. Но в любом случае время упущено, надо было сразу после дисквалификации выходить с публичной позицией. С другой стороны, если действительно был обман, как он признается? Он же этого не знал. Сложный момент.

— И это еще не все. Допустим, Логинов говорит: «Виноват, ошибка молодости, простите». Тут же следуют вопросы: «Кто жгут затягивал? Иглу вводил? ЭПО поставлял?». Тут же! И что ему делать, если те люди еще работают? Если дальнейшие их расспросы могут завести вообще неизвестно куда? Если легкоатлетка Степанова, раскрывшая подобную информацию, была вынуждена покинуть страну?

— Непростая ситуация. Даже мы с вами не можем однозначно расставить акценты, Саше еще тяжелей. Да и человек он достаточно закрытый. Если поближе узнать, классный парень, с отличным чувством юмора, но с незнакомыми сдержан. Как он это все пережил, где находил мотивацию — за одно это памятник можно ставить. Довелось общаться с ним в период дисквалификации. Очень маленький процент людей справился бы с таким. А он, сжав зубы, терпел и работал. Круто. Мужик.

https://www.instagram.com/p/BVVGxtehxQ1/

— В футболе вы болеете за «Спартак». Верите в Доменико Тедеско?

— Пока не знаю. Экспрессии команде он, наверное, добавит, как и Каррера. Но я еще тогда говорил, можете найти интервью: багаж-то был Аленичева. Он слепил команду, заложил базу. Каррера пришел, добавил эмоций, и полетели. Работа Тедеско в этом смысле пока загадка, надо дождаться первых матчей после паузы. Как там у него шло в «Шальке»?

— Первый сезон шикарный, второй не очень.

— И у Карреры в «Спартаке» так же было.

— Про Томаса Цорна что думаете?

— То же самое, надо дождаться результатов. Хотя продать полкоманды лидеров, это, конечно, что-то. Пригласить европейского тренера и избавиться от Фернандо, Луиса Адриано, Зе Луиша — это у меня в голове не сходится никак. Этих-то троих по-любому нужно было сберечь.

https://www.instagram.com/p/B1MLTAoFa-P/

Но верим, куда деваться. 16 лет ждали, еще подождем. Жаль, если без еврокубков. Вроде только-только сформировалась команда — опять не пойми что, новую нужно строить. Едва взяли Кононова: «Давай, строй», и тут же: «Не подходишь, свободен». Теперь Тедеско работает с теми, кто был у Кононова. Хочется увидеть во всем этом какой-то смысл.  

Больше биатлона: