«Наверное, сможем с Уле обогнать подопечных. Но хотим, чтобы они были быстрее нас». Интервью с Дарьей Домрачевой

«Наверное, сможем с Уле обогнать подопечных. Но хотим, чтобы они были быстрее нас». Интервью с Дарьей Домрачевой
Дарья Домрачева / Фото: © Matthias Balk / dpa / Global Look Press
Легендарная белорусско-норвежская чета, Домрачева и Бьорндален, с сентября тренирует сборную Китая. Спецкор matchtv.ru разыскал в Антерсельве четырехкратную олимпийскую чемпионку и расспросил об актуальном.
  • Когда китайцы дорастут до подиумов?
  • В чем их главная биатлонная проблема?
  • С каких пор спортсмены Домрачевой и Бьорндалена не видели родины?
  • Как живется и работается, когда муж — начальник?
  • Где китайцы будут готовиться к домашней Олимпиаде?
  • Почему лыжи им готовят норвежцы?

— В сборной Китая четкое разделение — женщины ваши, мужчины Уле Эйнара?

— Нет-нет, работаем в тандеме. Проблемные моменты обсуждаем вместе, решения принимаем сообща. Так же и на тренировках: Уле помогает в проведении женских, я - мужских.

https://www.instagram.com/p/B8b-Shqgc8f/

— Командуете китайскими мужчинами? Говорите, делай так, а не этак?

— Подсказать по технике могу, безусловно.

— Прислушиваются?

— Видно, что им интересно, учатся с желанием. Но все разные, как в любой команде. Кто-то может вспылить и остыть, кто-то поспокойнее. Нормальные спортсмены. Люди, с которыми можно разговаривать.

— И звезд нет, что способствует управляемости.

— С настоящими звездами результата добиться было бы, конечно, проще. Звезд нет, но есть те, кто много лет в команде. С опытом. Может, не совсем передовым, с нашей точки зрения. Но видим, что воспринимают информацию. Мы тоже прислушиваемся к ним, все-таки за годы в биатлоне они себя лучше изучили, чем успели за это время узнать их мы. Кстати, про звезд. Есть парень в команде, который попросил зарубежных специалистов называть его для удобства Star, по-английски — Звезда. У каждого нашего спортсмена есть такой международный псевдоним. Тренируем Кэнди, Фанни и других. Так что звезды в команде, выходит, все же есть.

— В этом сезоне у китайских женщин почти прорыв. Лучшие места — 18-е в спринте, 9-е в эстафете, 17-е в зачете Кубка наций. По сравнению с прошлым годом прогресс.

— Да, двигаемся вперед. Понимая, что пока далеки от успеха. Но улучшение результатов говорит о том, что направление выбрано правильное. Хотим поделиться собственным опытом и верим, что спортсмены сумеют его перенять. Рост пока нестабильный, случаются откаты назад, однако видны изменения в технике, хотя работаем только с сентября. По сути, еще не завершился этап знакомства, спортсменам многое надо переварить. Чемпионат мира — первое для них соревнование в горах под нашим руководством, познаем друг друга, смотрим, как воспринимают нагрузку, перепады высот. 

https://www.instagram.com/p/B6vkEESAVPX/

— У китайских мужчин результаты хуже, чем у женщин. Повод потроллить мужа?

— Абсолютно нет. Уле главный тренер обеих команд, так что заслуги поделить невозможно.

— Муж-начальник — угроза семье? Хотя бы на уровне шуток?

— Снова нет, работаем же вместе. Несовпадение мнений случается, но это плюс: чтобы принять решение, нужно оценить ситуацию с разных сторон.

— Цели, выраженные в местах, медалях, очках, существуют?

— Главный старт — Олимпиада-2022. И медали на ней. Или хотя бы медаль. Думаю, это устроит и нас, и начальство.

— Кто у вас, кстати, начальник?

— Китайская федерация биатлона. Над ней — руководство Олимпийского комитета КНР.

— Глава федерации — чиновник, бизнесмен, партийный деятель?

— Не углублялась в такие моменты, если честно.

— Но он бывает в команде, проводит собрания, утверждает планы?

— После того как уехали в октябре на подготовку и выступления, визитов не было. В тренировочный процесс вмешательств тоже нет. Но чувствуем, что пристально наблюдают.

— В переписке говорят спасибо за прогресс в результатах?

— Наибольшая благодарность была за понимание. Главным стартом сезона для нас должны были стать Китайские игры за неделю до чемпионата мира. Весь сезон выстроили с прицелом на этот старт, самый важный для наших спортсменов, регионов, всей страны. Уже когда ехали в аэропорт, поступило сообщение: Игры перенесены из-за известной медицинской проблемы. Потребовалось вносить моментальные изменения в подготовку, программу сборов и так далее.

https://www.instagram.com/p/B4UJ38Rg-wi/

— Так за что вас благодарили?

— За решение Уле принять этот трудный момент. Мы продолжили сезон, серьезно его переформатировав. Конечно, с нашей точки зрения это абсолютно логичное развитие ситуации, не требующее благодарности. Но, видимо, китайская сторона ранее сталкивалась с другим подходом зарубежных тренеров, поэтому и прозвучало «спасибо».

— Правда, что тренировочная база всех китайских зимних сборных, начиная с этого года и до Олимпиады, будет в Лиллехаммере, хотя сначала планировалась словенская Планица?

— Про Словению не слышала, про Лиллехаммер правда. Китай пригласил норвежцев к сотрудничеству, так что много команд готовятся там. При этом китайской стороне важно, чтобы их спортивные объекты использовались и были заполнены, поэтому со временем на своей территории будет проводиться все больше тренировочных сборов. Тщательно относятся китайцы и к подбору тренеров: их специалисты ездили по всему миру, выбирая оптимальные варианты.

— На какой высоте предстоит выступать биатлонистам в Пекине-2022?

— Пока не были на стадионе, но расположен он высоко, не ниже полутора километров. В этом году планировалось открытие арены для сервисных бригад — перенеслось по той же вирусной причине. И для летней подготовки еще не все оборудовано, так что ждем возможности побывать. В любом случае за год до Олимпиады там пройдет этап Кубка мира, тогда с ареной познакомимся не только мы, а вообще все.

— Ваш контракт рассчитан до конца Олимпийских игр?

— Именно так.

— Он позволит обеспечить безбедную жизнь на годы вперед?

— Смотря как тратить. Вообще я не транжира. И олимпийские медали, и работа со спонсорами давно позволяют рассчитывать на нормальный уровень жизни в течение определенного времени. В случае с Китаем речь не столько о заработке, сколько об интересной работе и творчестве.

https://www.instagram.com/p/B6yLT20AbzG/

— Много народа принимает участие в чемпионате Китая по биатлону?

— Если сопоставить с населением страны, очень мало. Да и в сравнении с биатлонными державами негусто: около 30 женщин с юниорками, стартующих вместе, и у мужчин с юниорами примерно столько же. Надеюсь, интерес к биатлону в Китае будет расти.  

— Свое имя по-китайски уже умеете писать?

— К сожалению, нет.

— Уточните этот момент. К Пекину-2008 был придуман специальный иероглиф для «кока-колы», до этого она обозначалась в Китае как Лао-цзы на душу положит. Может, и для Домрачевой обозначения не существует.

— Заинтересовали, обязательно уточню.

— Главная проблема китайских биатлонистов — скорость, а не стрельба, правильно?

— Да, но скорость складывается из многих составляющих: техники хода, баланса, координации движений, способности контролировать скольжение по дистанции. Если переносишь тяжесть тела на другую лыжу раньше времени, сокращая прокат, зачем вообще нужны лыжи? В стрельбе тоже бывают спады. Но это рабочие моменты, которые планируем постепенно выправить.  

— Выносливости китайским гонщикам хватает?

— По результатам тестирования — да. Но не совсем правильная работа, которая велась с ними на протяжении многих лет, вынуждает покрывать недостатки техники повышенным расходом сил. Пытаемся сейчас выстраивать более логичную тренировочную программу.

— Закладка базы займет не один год?

— Для серьезного результата года мало, но ребята начинают не с нуля, это радует. Две девочки у нас хоть и молодые, но уже проявили себя на юниорских стартах. Здесь надо быть аккуратным, не перегрузить сегодня, чтобы завтра они смогли раскрыться.В то же время и за прогрессом нужно следить, иначе затормозится. В общем, стремимся дать адекватную нагрузку, соответствующую индивидуальным особенностям. 

https://www.instagram.com/p/B0IkLp9oJeS/

— Бьорндален сказал кому-то в интервью: когда вы начинали работать с китайской командой, не было ничего - ни лыж, ни палок, ни мазей.

— Сервисной команды тоже не было. Большая заслуга Уле в том, что сегодня мы можем пользоваться услугами норвежских сервисменов. Огромный плюс.

— Ваши смазчики — норвежцы?

— У нас два сервисмена, но спецы, которые готовят лыжи норвежской команде, помогают и нам тоже. Фактически подготовкой лыж занимается норвежская федерация.

— Их сборная не обижается?

— Пока мы ее не обыгрываем, думаю, нет.

— Несмотря на то, что остается меньше времени на лыжи братьев Бе, Рейселанд и Экхофф?

— У нас взаимовыгодное сотрудничество. По сути, в норвежской бригаде за счет наших сервисменов стало больше людей, это позволяет делать более качественные тесты. То есть подготовка лыж для норвежских топов никак не ущемляется, а начинает играть новыми красками. К тому же сервис-бригада и федерация имеют материальные бонусы. Это не благотворительная помощь, они в ней заинтересованы. Другая выгода: китайская сторона планирует установить дома шлифт-машину, значит, сборной Норвегии не нужно будет везти на край света свою. Полезно и нам, и им.

— В какой стране бываете сейчас чаще всего?

— Наверное, нет такой. Перемещаемся по миру вместе с командой, ведем тренировочный процесс.

— Для вас неучастие в Китайских играх не так страшно. А вот спортсмены, не видевшие родных с октября, тоскуют?

— Естественно. Настроились вернуться, поесть родной пищи, услышать вокруг родной язык, и вдруг такая новость. С другой стороны, понимают: безопаснее сейчас оставаться в Европе.

— В китайские рестораны их отпускаете? Или они их не считают настоящими?

— Ходят с удовольствием. Рестораны разные бывают, недалеко от Рупольдинга, скажем, есть один с настоящей китайской кухней. Всем понравилось, хвалили поваров.

https://www.instagram.com/p/B4u8MXTgEfA/

— На что надеетесь в оставшихся гонках чемпионата мира?

— С учетом перемены планов и экстренного поиска мест для сборов перед Антерсельвой ожидания точно не завышенные. Скажу, что будем бороться.

— Дочку когда видели в последний раз?

— Вы что, она всегда с нами! Под присмотром, пока мы на тренировках или гонках. Так что видела сегодня утром.

— Ваше любимое место в Норвегии?

— Собирались в поездку по красивым местам, но так и не получилось добраться на север страны, где самая удивительная природа. Теперь уже после Олимпиады. Видела многое, связанное с биатлоном, родину Уле, где норвежские просторы, Осло, Тронхейм, Лиллехаммер. Но видеть и отдыхать — разное.

https://www.instagram.com/p/B4j2jwihHai/

— Отдаете себе отчет в том, что вы единственная команда в мире, где тренеры выступят лучше спортсменов, если вдруг такое станет возможным?

— Смешной вопрос. Если серьезно потренироваться, наверное, сумеем обогнать подопечных, но все силы тратим как раз на то, чтобы они бежали быстрее нас. Вообще напрямую не состязаемся, за контрольными тренировками наблюдаем со стороны, чтобы подметить все нюансы.

— Ваши разногласия с Владимиром Королькевичем позади?

— О каких разногласиях речь? Никогда с ним в дискуссии не вступала, мы даже толком не знакомы. 

— Он пришел тренировать белорусскую сборную, и часть спортсменов, включая вас, запротестовали.

— Сезон, когда Королькевич пришел в команду, я пропускала. Разногласия были скорее не с ним, а с руководством белорусской федерации, принявшей такое решение, невзирая на мнение спортсменов. До сих пор с этим не согласна. На мой взгляд, специалисты, работавшие в сборной до Королькевича и добивавшиеся неплохих результатов, имею в виду женскую команду, могли бы к сегодняшнему дню серьезно продвинуть сборную вперед. Но вся эта ситуация для меня уже в прошлом. Не трачу энергию на воспоминания, мне есть куда ее направить. Спортсменов же, конечно, хочется поддержать.

Читайте также: