Глазырина после победы на ЧМ: «Сережки в виде короны у меня давно, но помогать, кажется, начали только сейчас»

Глазырина после победы на ЧМ: «Сережки в виде короны у меня давно, но помогать, кажется, начали только сейчас»
Екатерина Глазырина / Фото: © РИА Новости / Виктор Толочко
Про возвращение из дисквалификации, ожидание вызова в сборную и тренировки в одиночестве.

Екатерина Глазырина, дебютирующая в 32 года на чемпионате мира по летнему биатлону, в первой же гонке, суперспринте, завоевала бронзовую медаль. Учитывая, что и суперспринт тоже впервые был включен в программу летнего ЧМ, дебют оказался двойным. Глазырина отстреляла с двумя доппатронами, на первом и четвертом рубежах и после второй стойки проигрывала украинке Вале Семеренко почти восемь секунд. Учитывая, что длина круга в суперспринте всего 1000 метров, казалось, что добрать Екатерина уже не сможет. Однако ей это удалось, правда, лишь добрать, но не выиграть. Золото ушло Семеренко, второй стала чешка Люция Харватова, Глазырина замкнула тройку, уложившуюся в 0,4 секунды.

На следующий день Глазырина и Харватова снова оказались рядом, и не просто на соседних, а на одной, первой, ступеньке пьедестала, разделив золото в спринте. Организаторы ЧМ изящно вышли из ситуации с двумя золотыми медалями. Чешский гимн играл первым, но российский флаг повесили посередине, а чешский на флагшток второго места.

После финиша спринта мы пообщались с Екатериной, все еще находящейся в процессе возвращения после двухлетней дисквалификации, завершившейся 10 февраля 2019 года. Начали хронологически, с суперспринта.

Фото: © СБР

— В суперспринте последнего рубежа вы уходили третьей, проигрывая лидеру 7,9 секунды, как удалось достать Семеренко на таком коротком круге?

— Да, длина круга очень небольшая, но у меня получилось включить какую-то турбо-скорость. Я понимала, что с каждым шагом приближаюсь к лидерам и достать их реально. В итоге догнала, но тактически финиш проиграла.

— На выкате перед финишем были силы?

— Были, но нужно было за кем-то садиться и в конце выкатываться из-за спины. Проиграла позиционную борьбу.

— Как вам дебют суперспринта на летнем чемпионате мира?

— Мы бежали эту дисциплину на отборочных соревнованиях, поэтому мы понимали, что нас ждет здесь, как время между квалификацией и финалом распределить, и в итоге, видимо, сделали все правильно. Силы на финал остались. Этот ЧМ для меня первый среди летних, и теперь могу сказать, что не зря сюда приехала, медаль теперь есть.

— Что про золото спринта скажете?

— Сегодня была чистая стрельба, и только поэтому я разделила это первое место. Для меня непринципиально было, в какой группе бежать, хотя, возможно, смогла бы зацепиться за кем-то. Но шла одна, и чистая стрельба придала ускорения на финиш.

— За счет чего можно было выбрать хотя бы 0,1 секунды?

— Сейчас проведу аналитику, и можно много чего узнать, и, конечно, резерв кроется в скорости стрельбы. Там можно выбрать не только одну-две десятых секунды.

— Следили за ходом Харватовой на последнем круге? 

— Нет, я пошла переодеваться и поэтому не видела, что происходит, а когда вышла, то увидела, что первых мест уже два.

— Медаль полноценная, или то, что разделили ее, немного скрадывает?

— Нет, для меня полноценная, гонка прошла лучше, чем вчера, лучше отстреляла, я очень довольна.

— Сережки в виде короны помогли стать королевой спринта?

— Они у меня уже давно, а вот помогать что-то только сейчас, получается, стали (смеется).

— Для вас это все-таки больше соревнования или хорошая тренировка?

— С мыслями о том, что это будет хорошая тренировка, я ехала сюда, но сейчас могу сказать, что мы же бежим эту гонку, а не просто выходим отработать на 70-80%. Здесь рядом соперницы, выступающие зимой на Кубках мира, и это своего рода промежуточный этап, на котором можно сравнить себя с ними.

— А получается ли сравнить, ведь роллеры и лыжи это несколько различающиеся по требованиям к спортсмену вещи?

— Наоборот, именно на роллерах сравнить получается лучше, потому что они в принципе у всех одинаковые, отсутствует фактор сервиса, который очень актуален для лыж. А тут у всех все едет одинаково, и лучше видно, кто как готов именно функционально. Бежишь именно ты, не сервис, а ты, со своей головой, плюс твои палки и твоя винтовка.

Фото: © СБР

— Возвращение из дисквалификации, которое произошло минувшей зимой, оказалось довольно тяжелым. Сейчас уже окончательно вернулись в тот ритм жизни и тренировок, который был до паузы?

— Нет, еще не вернулась. Зима впереди. И ментально и физически вижу недочеты, над которыми нужно работать. Да, собственно, над всем всегда нужно работать, это бесконечный процесс. Сегодня — функциональная сторона, завтра — тактика, послезавтра — стрельба. Каждый день над чем-то работаю, не бывает такого, что вышла на тренировку — и все идеально.

— Когда выходили на первый официальный старт — потряхивало после такой большой паузы?

— Да нет, я же бегала контрольные тренировки в принципе знала, как я выгляжу на фоне остальных девушек. Просто не хватало соревновательной практики, там зимой получилось мало стартов, это чувствовалось в Тюмени на зимнем ЧР. А вот сейчас уже все более плотно в плане соревнований, мы сбегали летний чемпионат в той же Тюмени, затем приехали сюда, то есть понимание, как ведет себя организм под соревновательной нагрузкой, более четкое.

— Если сравнивать Екатерину Глазырину до дисквалификации и сейчас, что-то изменилось в части физической, функциональной готовности?

— Я сейчас иначе тренируюсь, и результаты показывают, что вроде бы что-то изменилось. Часто работаю одна, и в чем-то это легче, психологически мне несложно тренироваться именно без партнеров.

— Но с тренером?

— Да, тренер мой супруг, работаем с командой Екатеринбурга. Просто часть сборов я провожу одна, вот после этого ЧМ поеду на Алтай, где тоже буду работать одна.

— Чемпионка России в спринте работает одна на сборах?

— Конечно, я ждала, что после победы на зимнем чемпионате меня вызовут в команду. По предыдущим годам обычно так и происходило. Но когда в апреле этого не случилось, мы решили «ОК, работаем дальше сами». Видимо, у тренеров сборной другие планы и взгляды на состав. Есть цель, и что в команде, что вне ее я все равно добивалась бы этой цели. И где я готовлюсь — уже вторично, когда есть цель.

— Вторично, но в сборной лучше условия, согласитесь?

— Безусловно. Конечно, у тебя есть возможность лучше восстановиться, проводить сборы в лучших местах. Тренировки проходят в команде, есть спарринг-партнеры. Стрельба тоже проходит тоже в более конкурентной обстановке, есть какие-то тесты. А сейчас я одна, хотя с ребятами из региона мы тренируемся, конечно, но в команде было бы иначе. При этом никто не скажет, в итоге это дало бы результат или нет, но то, что было бы по-другому, — наверняка. Ничего плохого в том, что я готовлюсь одна, не вижу.

Фото: © СБР

— Сказали, что подготовка изменилась. В чем?

— Она каждый год меняется, происходит какой-то поиск подходов. Конечно, есть база, которая всегда остается, но в отдельных тренировках мы ищем что-то новое. Меняются места сборов, в прошлом году одни, в этом другие, и это тоже определяет изменения. Так что тут, конечно, не так как в случае с Пихлером, когда он пришел, и все изменилось полностью. Нет, мы идем тем же путем, что и в прошлом сезоне, но немного меняем отдельные моменты.

— Учитывая, что вы спортсменка уже опытная, да и тренером является супруг, насколько решающим в планировании тренировочного процесса является ваш голос?

— Опыт играет мне на руку. Поэтому я могу поехать куда-то одна, без тренера. И я знаю, что мне нужно, буду работать одна, отталкиваясь от своего самочувствия.

— По себе знаю, когда работаешь один и нет возможности отдохнуть за спинами спарринг-партнеров, очень легко перетренироваться. Сдерживаете себя?

— В любом случае нужно вносить корректировки. Например, сократить вечернюю тренировку, если утром была большая. Где-то изменить часть нагрузки. И как раз то, что я одна, делает подобные изменения проще, не нужно их ни с кем согласовывать.

— А если по итогам этого ЧМ, который еще не закончен, придет вызов в сборную, поедете?

— Сложно сказать. Собственно, остался-то один сбор, который я проведу в среднегорье, на Алтае, затем летний ЧМ, а потом месяц вкатки. То есть времени до зимнего сезона, в принципе, уже мало.

Фото: © СБР

— Когда зимой вы возвращались, было много критических высказываний. Они на вас как-то влияют, или не читаете комментарии в соцсетях, на спортивных сайтах?

— В основном не читаю, но мы живем в обществе. Я не посмотрю — так мне позвонят и скажут. Вчера позвонили и сказали, что где-то про меня в комментариях пишут не самые приятные вещи. Я-то не читаю, мне все равно — пишут и пишут. Если критикуют в интернете — уже хорошо, значит, кто-то к тебе неравнодушен. Но не будешь же сидеть и каждому отвечать? Я считаю, что каждый имеет право голоса, так что пусть пишут.

— То есть критической статьей вас не прибить?

— Перед стартом нет. А в принципе у каждого спортсмена бывают взлеты и падения, когда не хочется идти на тренировку или даже не хочется дальше тренироваться. И я думала об этом, ведь посмотрите — выиграла чемпионат страны, а меня не берут в команду. Так что я еще должна сделать, чтобы взяли — выше головы прыгнуть? Так что мысли «Зачем это?», конечно, были.

— Что помогает сейчас в подобные моменты и помогало тогда, во время дисквалификации, не закончить карьеру?

— Поддержка семьи. Муж со мной работал все это время, ездил.

— Муж — тренер, вы — спортсменка, с кем останется трехлетний Антон?

— Сейчас он с родителями мужа, кстати, смотрел гонку. Мы его и на сборы берем с собой. Он ходит в садик, и на данный момент для него это привычная среда, потому что ребенок должен проходить социализацию в коллективе, в обществе. На сборе мы ему столько знаний об этом не передадим. 

Чемпионат мира по летнему биатлону. Раубичи (Белоруссия). Расписание трансляций

24 августа

15:55 Спринт. Мужчины

17:55 Спринт. Женщины

25 августа

11:10 Гонка преследования. Юниоры

15:40 Гонка преследования. Мужчины

17:25 Гонка преследования. Женщины

Читайте также:

Нет связи