«Пиппен хватает чайник и говорит: «Слышь, ты, щенок…» Уехать в НБА и не сыграть ни одного матча за два года

Чемпион Европы-2007 и комментатор «Матч ТВ» Никита Моргунов рассказывает, как мешал легенде НБА Скотти Пиппену драться в раздевалке, как пугал партнеров темными ночами во Владивостоке и как стал баскетболистом благодаря Николаю Озерову.

– Вы стали комментатором «Матч ТВ». Как это получилось?

– Всегда ждал этого вопроса – и на него у меня заготовлено порядка 17 ответов. Но расскажу один. Есть подозрение, что тяга к комментаторству была у меня с детства. Мама мне рассказывала: «Никит, ты с детства умел в красках, с поставленной интонацией описывать то, что увидел на хоккейном или баскетбольном матче. Кто куда побежал, кому отдал, как забил и так далее. Я всегда думала, что станешь комментатором». А когда я действительно начал комментировать, мама просто спокойно сказала: «Дай бог, что в этой профессии и останешься». Родители очень сильно за меня переживают – и всегда судят строго.

Есть еще одна история – кто-то воспримет ее как шутку, кто-то всерьез. Один американский комментатор рассказывал: «Я всю жизнь любил поболтать о спорте. А тут я вещаю на всю страну, а мне за это еще и платят!»

По большому счету, я и в спорт попал стал благодаря легендарным советским комментаторам. Которые умели преподнести все так, что даже слепой увидел бы красоту спорта. А еще слышишь, как Николай Озеров восторженно выкрикивает чье-нибудь имя – и тебе хочется, чтобы когда-нибудь с такой же радостью на всю страну произносили твое.

– Когда вы были игроком, вас называли Белый тигр. Откуда появилось это прозвище?

– Смешно, но каких-то прозвищ до НБА у меня не было. Обычно клички придумывают, исходя из фамилии, но мою фамилию сократить не получается, хотя американцы и пытались. Пришлось им объяснить, что «Морг» или «Морги» – плохой вариант и на него я отзываться не буду. Варианты «Ник» или «Ники» тоже не прижились. Так и называли меня все Никитой, пока не произошел этот случай на тренировке «Портленда», когда я бросился на пол и поборолся за ничейный мяч с соперником. От нас двоих он покатился к третьему игроку – а я и с тем успел побороться. Сабонис тут и сказал: «Смотрите, дерется, как тигр». А Рашид Уоллес добавил: «Белый тигр». И сразу прижилось, мне самому понравилось. До сих пор живет.

– С тигром у вас связана еще одна история. 

– В 2006 году, во время отборочного турнира Евробаскета, Виктор Хряпа где-то откопал фотографию или рисунок с этим животным на какой-то рекламе. Повесил мне на шкафчик перед матчем – мы выиграли. На следующую игру нашел другую картинку – снова победили. А на матч с Бельгией картинки не нашлось – и мы проиграли. Вообще-то я к суевериям с юмором отношусь. И говорю Вите: «Вот видишь, не повесил тигра – и сразу другой результат». Оставшиеся матчи все были с тигром – и во всех мы одержали победы. Тогда я дал Хряпе задание: к финальному турниру 2007 года подготовить тигра на все матчи. Витя отвечает: «Все уже продумано». И подарил мне майку с изображением белого тигра, в которой я ходил весь Евробаскет. Россия тогда стала чемпионом Европы.

В феврале на Матче звезд Единой лиги ВТБ вспомнили прошлое, было приятно. Дали мне майку с надписью «Белый тигр» на спине вместо фамилии, выпустили на альтернативный конкурс трехочковых с Алексеем Шведом и L’One. Потом я не удержался и даже в самом матче на площадку вышел. А что, зря игровую форму надевал, что ли?

– Самая необычная примета, с которой вы сталкивались во время карьеры?

– Когда на детских соревнованиях парни кричали тренеру, который что-то забыл в гостинице: «Не возвращайтесь! Плохая примета, проиграем». В итоге думали больше о примете, чем о плане на игру, который был изначально. Само по себе суеверие может быть безобидным, но когда оно мешает настраиваться, тут уже надо что-то делать с психологией. Зато иногда бывает весело: суеверия переворачиваются и работают в обратную сторону. Все же знают примету – не бриться перед важной игрой? Так вот, на том же чемпионате Европы-2007 Захар Пашутин побрился перед первым же матчем турнира с Сербией – а мы взяли и выиграли. И тогда Захар вопреки примете стал бриться перед каждой встречей. Говорил: «У меня уже и щетина перестала расти, а я все скоблюсь!» В итоге – золотые медали. Хотя нам говорили, что даже шансов на плей-офф нет. Нам и премиальные перед турниром прописывали только за выход в отбор на Олимпиаду, для которого нужно было попасть в 7 лучших команд. А за попадание в медали или победу – нет.

– Дэвид Блатт – главное оружие той сборной?

– Дэвид действительно тонко чувствовал команду. Бывают тренеры жесткие, которые закручивают гайки и требуют железной дисциплины. А Блатт работал демократично: если видел, что команда устала, мог снизить нагрузки.

– Вы – единственный российский баскетболист, который уехал в НБА и не провел там ни одного официального матча. Как так получилось?

– Нереальная ситуация: за два сезона в «Портленде» не было ни одной серьезной травмы, и я так и не получил шанса заменить кого-то. Обидно до сих пор. Но на тренировках, видимо, приносил серьезную пользу, раз меня подписали на второй сезон. Хотели подписать и на третий, но я понял, что не выдержу, если снова весь год проведу на лавке.

Что самое удивительное – в следующем же сезоне после моего возвращения в Россию «Блэйзерс» потеряли семерых баскетболистов, на чьей позиции я мог бы сыграть. И стали приглашать кого угодно, лишь бы закрыть дыры в составе. Тяжело, конечно – до сих пор переживаю, что не сыграл в НБА. Но и в контрольных матчах успел прочувствовать атмосферу, выходил на площадку с суперзвездами.

– Кто из звезд впечатлил вас больше всего?

– Однажды Скотти Пиппен (выиграл 6 чемпионских титулов с «Чикаго» и Майклом Джорданом, а ближе к концу карьеры перешел в «Портленд» – «Матч ТВ») по какому-то поводу сделал выговор Джермэйну О’Нилу. А тот устроил истерику в раздевалке: «Ты унизил меня на глазах 22 тысяч зрителей!» Пиппен отвечает: «Подожди, что значит унизил? Я сделал тебе нормальное замечание, нам нужно было срочно что-то менять и не дожидаться, когда мы уйдем в раздевалку». – «Ты не имел права!». После чего Скотти хватает чайник – и со всего маху бросает: «Слышь, щенок, ты говоришь, что тебе нельзя делать замечания, но при этом сам учишь жизни меня?» Что меня поразило – когда они сцепились в драке, мы каждого из них пытались сдержать втроем-вчетвером. И получалось не очень хорошо. Я знал, конечно, что все эти ребята сильны физически. Но чтобы настолько!

Как-то у Пиппена были разногласия с Бонзи Уэллсом. И прямо во время тренировки они сошлись один на один в баскетбол. Это было похоже на американский фильм. Скотти забивал ему, Бонзи возвращал сразу мяч со словами «больше не забьешь», но 14 раз подряд Скотти отправлял мяч в кольцо. Вся команда и тренер наблюдали за этим «уроком». Никто не пытался их остановить.

– Кто еще из игроков НБА поразил?

– Брайан Грант. Он завершал карьеру с болезнью Паркинсона – и здорово играл. Выходил на площадку с любой травмой, если считал, что может приносить пользу. А на один сезон купил 200 абонементов ребятам из детского дома. Тогда не было никаких инстаграмов, он ничего не афишировал, просто бескорыстно помогал людям. На следующий год его примеру последовали некоторые другие баскетболисты.

– Когда вы были новичком в НБА, вас заставляли носить команде пончики или приезжать на игру с розовым рюкзаком?

– Подколки были, но серьезной дедовщины я не застал. Может, все просто боялись меня, потому что русский? Мало ли что у нас на уме. Тогда как раз пошли все эти фильмы про мафию из бывшего Союза. Шутили: «Если вдруг услышал неподалеку русский акцент – беги».

– Вы провели два года на контракте в НБА, выиграли Евробаскет. Как после всего этого вас занесло во второй дивизион чемпионата России?

– Мотивация. В «Локомотиве» я порвал «кресты» и долго восстанавливался. После этого никто из Единой лиги меня уже не звал. Но я захотел доказать, что смогу вернуться. Поиграл за владивостокский «Спартак» и сургутский «Университет» – по потенциалу это команды, которые могли бы побороться за лигу ВТБ. В итоге я доказал – играл до 40 лет.

– Будни суперлиги вас шокировали после НБА?

– Конечно, были «пазики», были гостиницы маленькие. Но это все можно пережить, если клуб заботится об игроках и о результате. Из Владивостока мы летали по 7 часов с пересадкой в Москве, но это почти не чувствовалось. Можно покупать те авиабилеты, которые удобнее для команды и для правильного восстановления после игр, а можно брать просто самые дешевые, как делают во многих клубах и в европейской части России. И это напрягает сильнее, чем «пазик».

– И все равно Владивосток – это другой край земли. 

– Да у меня даже рингтон на телефоне стоит уже много лет один и тот же с владивостокских времен – из фильма «Гремлины». История такая. Живем на базе «Спартака», а между столовой и жилым корпусом неосвещенная дорожка. Везде темнота, хоть глаз выколи! С ужина возвращались с фонариками, но на много ли того фонарика хватит? Только под ноги посветить. В общем, жутковато. И мне как-то приходит мысль: «Не хватало только, чтобы сейчас гремлины из темноты выскочили». Сказано – сделано: нашел в интернете трек, закачал на телефон, затаился в темноте на лавочке, ждешь, когда кто-нибудь пройдет – и врубаешь эту зловещую мелодию. Представьте, что с вами будет, если вы в полной темноте и тишине вдруг ее услышите! Весело до сих пор.

Текст: Антон Соломин

Фото: Getty Images, РИА Новости/Руслан Кривобок, Единая лига ВТБ

Вам также понравится

«Лейкерс» 80-х. Где сейчас Мэджик, Абдул-Джаббар и другие звезды самой яркой команды в истории НБА

«Чикаго» Майкла Джордана. Что стало с лучшей командой в истории баскетбола

«Чекисты запрещали торговать икрой, а сами первыми бежали ее продавать». Олимпийский чемпион, который видел все

  • sportbox.ru
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях