«Дакар» — это феномен. И я хотел его раскрыть». Михаил Моссаковский — о своем фильме про легендарный ралли-рейд

«Дакар» — это феномен. И я хотел его раскрыть». Михаил Моссаковский — о своем фильме про легендарный ралли-рейд
Михаил Моссаковский / Фото: © Instagram Михаила Моссаковского
12 дней и сотни километров по раскаленным пескам аравийских пустынь. Все это — «Дакар-2021». Корреспондент «Матч ТВ» Михаил Моссаковский прошел его вместе с гонщиками, чтобы изнутри показать легендарный ралли-рейд, в котором не существует грани между зрителями и участниками.
  • Проведение легендарного «Дакара» в этом году висело на волоске из-за ограничений, связанных с пандемией. Однако в итоге Саудовская Аравия сумела организовать 43-й по счету ралли-марафон
  • Гонка стартовала 3 января в Джидде. Там же она и финишировала спустя 12 дней
  • Победу в зачетах мотоциклистов и квадроциклистов одержали аргентинцы Кевин Бенавидес и Мануэль Андухар. В классе мотовездеходов лучшим был Франсиско Лопес Контардо из Чили. В зачете вездеходов успех праздновал Стефан Петерансель. Это 14-я (!) победа на «Дакаре» для 55-летнего француза
  • В классе грузовиков российские КамАЗы вновь впереди всех. Дмитрий Сотников — лучший из лучших, следом расположились экипажи Антона Шибалова и Айрата Мардеева. Андрей Каргинов — седьмой в общем зачете
  • Сегодня в 11:00 на «Матч ТВ» премьера фильма Михаила Моссаковского о ралли-марафоне «Дакар-2021»

— Расскажи, чего нам ждать от твоего проекта?

— Задача, которую я поставил перед собой, заключалась в том, чтобы найти ответ на один вопрос. Зачем люди приезжают на «Дакар»? Здесь можно встретить участников, представляющих абсолютно разные аудитории. Людей, у которых отличаются и социальный статус, и финансовое положение, и уровень мастерства. На «Дакаре» можно встретить как звезд автоспорта, так и простых энтузиастов. Все они могли провести эти две недели иначе. Кто-то имел возможность жить в статусных отелях, есть в роскошных ресторанах… Но все они в итоге решили вложить свои деньги и свое время в нечто другое и оказаться на гоночной трассе, рискуя здоровьем и даже жизнью. «Дакар» — это феномен. И я хотел его раскрыть. Или хотя бы приоткрыть завесу, скрывающую его суть.

— С каким сложностями столкнулась съемочная группа при производстве фильма? В первую очередь, конечно же, имею в виду коронавирусные ограничения…

— Этот «Дакар» состоялся вопреки всему. В нынешних коронавирусных реалиях проведение всех больших событий оказывается под вопросом. Многие старты просто отменяются. Чтоб провести «Дакар» в подобных в условиях, организаторам пришлось проделать большую работу. И это даже помимо всех согласований, связанных с медицинскими ограничениями. Не секрет, что был разработан специальный «ковидный» регламент, которому следовали все участники «Дакара». Но все это могло даже не понадобиться из-за появления нового, так называемого «британского» штамма коронавируса. По этой причине были закрыты границы Саудовской Аравии. Речь как о сухопутных, так и о морских и авиационных путях. В этих экстремальных условиях нужно было найти общий язык с властями королевства. Если честно, когда я наблюдал за всей этой ситуацией из Москвы, у меня не было и мысли, что с такими вводными гонка все же состоится. Но нам в итоге удалось прилететь. И уже на месте мы поняли, что не единственные здесь. Пусть и с огромными тратами, но на «Дакар» попали все, кто должен был приехать. И участники, и журналисты. Когда ралли-марафон стартовал, я осознал, что произошло что-то особенное. Ведь проведение «Дакара» в таких условиях — это чудо.

Исидре Эстеве Пуйоль / Фото: © Panoramic / Keystone Press Agency / Global Look Press

— Есть ли какой-то момент фильма, которым ты особо гордишься?

— Специфика ралли-марафона в нынешнем году такая, что мы практически не выезжали за пределы бивуака. К огромному сожалению, в основном мы снимали там. Если говорить о конкретных моментах, то громадное впечатление на меня оказал разговор с испанским гонщиком Исидре Эстеве Пйолем. С ним мы записали интервью для нашего фильма. Это уникальный человек. В 2007 году на одном из ралли в Испании он попал в страшную аварию, в результате которой низ его тела оказался парализован. Он тогда выступал в зачете мото. Никто не думал, что он сумеет вернуться. Тем более на такой высокий уровень, как «Дакар». Но ему это удалось. Теперь он проходит легендарный ралли-рейд как пилот внедорожника. 2021 год не стал исключением. Я спросил его, были ли у него сомнения в том, что удастся вернуться. Его ответ был: «Нет. После той аварии я изменился как гонщик, но остался все тем же человеком». Такими людьми нельзя не восхищаться. Наверное, «Дакар» — это место, которое кому-то позволяет увидеть предел, а кому-то — понять, что этого предела попросту нет. 

— Ты работал на множестве спортивных событий самого высокого уровня. Можно ли сказать, что Дакар — это самое антуражное и интересное место,  где получилось сделать фильм?

— «Дакар» — это место, где нервы оголены. Это две недели, за которые ты проживаешь все, что проживает любой другой участник. Тяжело приходится не только тем, кто на трассе. Две недели в палатке — это большое испытание для всех. Те же механики, которые работают ночи напролет и спят днем, по 3-4 часа. Да и то, половина этого сна — в дороге. «Дакар» — это выход из зоны комфорта. Особенно сейчас, в условиях ковида, это чувствуется еще сильнее. Я бы даже не сравнивал этот ралли-марафон с другими спортивными событиями. Мы все привыкли, что есть четко разделение — участник и зритель. На «Дакаре» все иначе, здесь все являются участниками. Пусть и с разной степенью интенсивности, но тут ты получаешь самую настоящую эссенцию жизни. Более концентрированную, чем в обычных условиях. 

— Был ли негативные моменты? Та же история с гонщиком из Саудовской Аравии, который чинил свой багги с нарушением регламента…

— У всех своя история. Понятно, что в каком-то виде существует читерство. Кто-то пользуется такими методами, кто-то — нет. Есть те, кто старается срезать путь, есть те, кто проводит гонку с соблюдением всех правил. Глобально я бы внимание на таких моментах не акцентировал. Здесь большой бивуак, своя экосистема, свои джунгли. На одном конце этих джунглей кто-то какого-то обидел, съел, задел. За две недели, что идет гонка, не все такие моменты остаются замеченными. Гораздо важнее и печальнее другое. Прошлый «Дакар» унес жизни двух мотогонщиков. В этом году опять погиб человек. Речь — о французском мотогонщике Пьере Шерпене. Еще один участник находился в коме. Правда, прогнозы врачей в его случае положительные. Дай бог, все с ним будет хорошо. Есть на «Дакаре» и истории бытового взаимодействия. В качестве примера приведу испанский экипаж багги, где пилот и штурман так разругались, что последний в один момент сказал: «Останови, я выхожу». Это было на предпоследнем этапе, до финиша оставался всего лишь день… Мне кажется, что это очень красноречиво описывает то напряжение, с которым приходилось сталкиваться участникам ралли-рейда. Но этот негатив скорее локальный.  

— Видно, что «Дакар» подарил массу впечатлений. Есть желание вернуться? Или это история о месте, которое очень много дает, но возвращение обратно становится испытанием, которое не хочется проходить снова? 

— Для меня это второй «Дакар». Первый был в 2019 году, в Перу. Это одна из самых крутых стран мира. И я не сомневался, что хочу принять этот вызов, когда узнал о возможности поехать туда. Здесь же, в Саудовской Аравии, другая история. Можно сказать, что легендарная гонка вернулась к своим корням. Ведь Ближний Восток созвучнее с Африкой как по духу, так даже и территориально. Посмотреть Саудовскую Аравию, страну, еще пару лет назад закрытую для туристов, было для меня чем-то интригующим. Если говорить о желании вернуться, то это должна быть возможность получить новый опыт, эмоции, которые я еще не испытывал, принять новый вызов.

Открыть видео

Читайте также: