«Цель? Стать лучшим в мире». Необычные эмоции самых открытых гонщиков России

Что говорили участники третьего этапа Гран-при российской дрифт-серии-2020.
  • В выходные под Санкт-Петербургом состоялся третий этап RDS GP 2020 «Игора Драйв»
  • Личный зачет возглавил Роман Тиводар, также на пьедестал взошли Дмитрий Ермохин и Кристапс Блушс
  • Для начала прочтите наш репортаж: Танец или фигурное катание? Один день соревнований по дрифту глазами новичка
  • Перед решающими выступлениями «Матч ТВ» в формате «Вопросы новичка» поговорил с пилотами, а также генеральным директором RDS

Аркадий Цареградцев: «Нужно запретить дождь на законодательном уровне»

Вице-чемпион мира по дрифту Аркадий Цареградцев, уверенно на опыте выигравший квалификацию (как и на прошлом этапе), отвечал в режиме блиц, а единственное пространное объяснение посвятил «вечной» теме — погоде. К слову, после соревнований Александр вновь вернулся к условиям, объяснив, почему не попал в тройку лидеров этапа: не успел в дождь достаточно потренироваться на новом автомобиле.

https://www.instagram.com/p/CDEvZHIjGqb/?igshid=1w7fvbi93rrg5

 — Почему людям должен быть интересен дрифт?

— Потому что это самое крутое, что можно делать с автомобилем.

 — Как вы пришли к этому виду спорту?

— Сначала ездил в кольце, мне стало скучно, и я подумал: «А что если поехать боком?» Понял, что это в десять раз веселее, и продолжил.

 — Сколько уже лет вы этим занимаетесь?

— Страшно представить. Профессионально — с 2012 года.

 — С годами становится только интереснее?

— Да. Становится интереснее, быстрее, круче.

 — Это развитие собственных скиллов или…

— Все вместе: развитие индустрии в целом, развитие соперников, развитие техники. Хочется верить, что и я тоже развиваюсь, а не деградирую.

 — Какая цель стоит на данный момент?

— Стать лучшим дрифтером в мире.

 — Насколько близки к ней, по собственным ощущениям?

— Надеюсь, что в ближайшей перспективе. Мир откроют — и мир узнает.

 — Что привлекает или, наоборот, раздражает в петербургском этапе серии?

— Раздражает дождь, хотя с погодой в первый день повезло. Нужно запретить его полностью на законодательном уровне. Знаю, что здесь есть «Газпром» и другие большие компании, они могут себе это позволить (смеется). Все остальное очень круто: быстрая трасса, быстрейший вход во всей российской дрифт серии (170 километров в час на постановке). Вообще в целом в «Игоре» очень интересно. Думаю, мы сюда еще не раз вернемся.

Илья Федоров: «Зрителей привлекает запах жженой резины и черная крошка на лице»

Многократный чемпион РДС-Восток Илья Федоров управляет не самым мощным универсалом, в который, как говорят знатоки, можно загрузить диван из «Икеи». «Дядя Федор», в народе известный неординарным мышлением и крылатой не самой цензурной фразой, второй герой нашего дрифт-сериала «Вопросы новичка». Интерьеры и обстоятельства те же: бокс накануне квалификации, первый соревновательный день 3 этапа Гран-при российской дрифт-серии.

https://www.instagram.com/p/CDg70b0ptS7/?igshid=rs1z335qjhj3

 — Слышала, что в тренировочный день у вас случился какой-то казус с капотом. Что именно произошло и успели ли привести все в порядок к соревнованиям?

 — Да, был тренировочный день, в конце последней сессии у меня открылся капот и разбил лобовое стекло. С треснутым ездить нельзя, поэтому мы оперативно его поменяли. Спасибо всем, кто участвовал: продал его, привез, вклеил.

 — Если говорить о дрифте в целом, почему это круто?

 — Я сам с Дальнего Востока, и наш дрифт был компактный, на площадках: зрители прямо над тобой, около тебя. Это все было очень эффектно и зрелищно. Проводились ночные этапы, было крутое автоспортивное шоу с соревновательным элементом.

 — Правильно ли я понимаю, что это было еще в непрофессиональной плоскости?

 — Когда-то все было непрофессионально, мы только начинали. Потом уже появилась РДС. В целом это зрелищно, красиво, нравится и болельщикам, и пилотам. Едешь и кайфуешь.

 — Что главным образом должно заманить зрителя на трибуну?

 — Запах жженой резины, черная крошка на лице, на всей одежде и парные заезды. Ну, и не без обязательных контактов, каких-то маленьких «крэшей». Это всегда добавляет остроты соревнованиям.

 — Что больше всего запомнилось за те годы, что вы провели в этом спорте?

 — Самое интересное — аварии, наверное. У меня была серьезная авария на тренировке во Владивостоке. И в прошлом году в Сочи была очень хорошая авария, когда просто половина моей машины исчезла в текстурах бетонных блоков. Это запомнилось, может быть, даже отпечаталось какой-то травмой в организме. В общем, осадочек остался.

 — Чем уникален петербургский этап? Чем он особенно интересен для пилота и какие у него есть недостатки?

 — Трасса очень большая. Дрифтовая конфигурация расположена далеко от паддока, от места, где боксы, и сходить посмотреть, как едут другие ребята, не получается. Это не очень хорошо, хотелось бы иметь такую возможность. Пока же стараемся смотреть телетрансляции. А так трек прикольный. Думаю, здесь же можно проводить соревнования на каком-то другом конфиге, главное — трибуны поставить.

 — Откуда именно и с каких пор появилось прозвище «Дядя Федор»?

— Раньше, в школе и институте, меня называли просто Федя. Некоторые даже не знали, что на самом деле меня зовут Илья, просто у меня фамилия Федоров. Как-то так и было: то Федя, то Илья. Годы идут, в какой-то момент я вдруг стал Дядей Федором. Потом, наверное, буду Дед Федор.

Никита Шиков: «Я не пилот «от крови». Не было такого, что родители в детстве отдали на картинг»

Двукратный вице-чемпион RDS GP Никита Шиков чуть ли не сам рвался дать интервью в паддоке и не без запала начал рассказывать о прелестях дрифта раньше, чем я успела закончить задавать первый вопрос.

https://www.instagram.com/p/CCjPKoJFoBm/?igshid=1mgl379y19kdl

 — Основная фишка дрифта — это зрелищность. Новички, которые не разбираются в правилах автоспорта, не пытаются вникать в перипетии судейских решений, в какие-то секунды и биографии гонщиков, все равно получают невероятное удовольствие. Две машины с огромной мощностью, с огромной скоростью, с огромным количеством дыма мчатся на минимальном расстоянии в заносе. Занос всегда был и будет очень зрелищной историей. Вспомните любые американские фильмы с погонями — в них обязательно машина вылетает боком. Любой человек, смотрящий на это, понимает: «О, вот так тачка едет круто!» Собственно, наша работа — ехать круто. Мы все время движемся в заносе на минимальных расстояниях. Огни из выхлопных труб, максимальная скорость, дофигища дыма — и все это происходит прямо перед зрителями. Заезды очень динамичные, плюс они комментируются с эмоциями, с юмором. Это не сухой спорт: машинка проехала — виууу, а ты сидишь и не понимаешь, хорошо она это сделала или плохо. Дрифт — прежде всего шоу для болельщиков. Здесь все видно и все понятно. Любые зрители, которые в первый раз оказываются на дрифте, подсаживаются на него, как на наркотик. Если этап удачный, повезло с погодой, были хорошие заезды (а в РДС все так и происходит), то остаться равнодушным к этому вообще невозможно. Аудитория постоянно растет.

 — Дрифт занимает первое место в вашей жизни?

 — Да, для меня дрифт — это моя жизнь и моя работа. Причем я не пилот «от крови». У меня не было такого, что родители в детстве отдали на картинг, и тому подобного. Моя карьера совершенно не была запланирована.

 — А как все получилось?

 — Спонтанно. Дрифт — молодой вид спорта. В 2007 году, когда он только начал появляться, я был одним из первых, кто стал им заниматься в Москве. Страна большая, тогда во всех регионах были свои чемпионаты. Моя карьера начала развиваться вместе с дрифтом. Я попал в команду, стал хорошо выступать, ярко общаться с публикой — это всем нравилось. В итоге все сложилось. Пилоту в дрифте очень важно быть не только результативным, но еще и медийным, уметь вдохновлять и вдохновляться самому.

Екатерина Набойченко: «Диванным дрифтерам» же лучше видно, где нажимать газ, где тормоз»

https://www.instagram.com/p/CBAZJ-wAuBG/?igshid=zvrd6xj63xcc

Согласитесь, совершенно невозможно было пройти мимо единственной женщины в компании дрифтеров, соревнующийся с мужчинами на равных. Екатерина Набойченко вкратце рассказывает свою историю и делится тем, легко ли жить и работать в среде, где все другого пола.

Отмечу, что пристальное внимание к Екатерине присутствует не только в интернете, но и непосредственно на соревнованиях. Именно после ее выступления с трибун автодрома «Игора Драйв» потянулось к выходу наибольшее количество народа, если говорить о тех, кто не досидел до самого конца. Несмотря на то, что в оставшихся четырех парах еще предстояло проехать в том числе и топовым пилотам, было очевидно, что когда теплое солнце скрылось за облаками, многие готовы были мерзнуть только для того, чтобы увидеть в деле лихую девушку из Екатеринбурга.

 — Почему именно дрифт, как вы в нем появились и как давно это было?

 — Я в профессиональном дрифте с 2017 года. На тот момент у меня был Nissan Skyline в 34-м кузове. Это был мой любимый автомобиль, но в какой-то момент товарищ взял его покататься, попал в аварию и разбил всю машину. Мы пытались восстановить ее до прежнего состояния, но ничего не получалось. Тогда было принято решение, раз кузов уже все равно весь «пожмяканный», отправить его на установку каркаса и попробовать себя в дрифте. Так все и понеслось. Я приехала на первый этап РДС Гран-при (тогда это еще называлось РДС-Запад) на самую сложную трассу Moscow Raceway. Тогда один из опытнейших пилотов Павел Бусыгин сказал, что если бы у него был дебют в RDS на Moscow Raceway, он бы с дрифтом завязал. Тем не менее я выехала, получила свои три нуля на квалификации, а также кучу хейта и негатива в свой адрес, чего, конечно, никак не ожидала. Однако эта тема меня зацепила, захотелось дальше развиваться в дрифте. Более того, все истории с тремя нулями, с неудачами только еще больше цепляют. Захотелось доказать в первую очередь себе, что я могу. Так я задержалась в дрифте. На следующий год уже купила более конкурентоспособный автомобиль, а еще через год меня взяли в состав команды-чемпиона AIMOL Racing, в которой я и продолжаю выступать.

 — Вы упомянули о хейте. От кого он исходил: от мужчин-пилотов или аудитории интернет-комментаторов?

 — Пилоты меня поддерживают, от них я ничего плохого не слышу, за исключением очень редких случаев. Речь о комментаторах, критиках, которых я называю диванными дрифтерами: на диване же лучше видно, где нажимать газ, где тормоз, где ставиться и так далее. Так что да, «отхватываю» я достаточно много. Вот вам история просто для понимания. Есть пилот Вова Чивчян. Я обожаю его, он очень хороший человек, просто душечка. Вова второй этап подряд не проходит квалификацию. Поверьте, ему об этом никто не напишет и ничего не скажет, не будет никаких комментариев. А стоило мне не пройти квалификацию на первом этапе, потому что у меня сломалась коробка, меня просто обвинили во всех смертных грехах. Внимания ко мне в разы больше. Очень многие люди ждут, когда у меня не получится.

 — А каково это в действительности — быть единственной женщиной среди мужчин-пилотов?

 — Я прошла через все стадии: гнев, неприятие и так далее. Изначально я пришла со словами: «Все, если ты надел гоночный комбинезон, значит, неважно, мужчина ты или женщина, ты пилот и должен ехать». С такой мыслью я и соревновалась всегда, а в этом году немножко по-другому посмотрела на все. Я не требую к себе особого внимания, не требую, чтобы мне поддавались, потому что я женщина, но для себя внутри понимаю, что мне все равно тяжелее, чем им всем. Как ни крути, у меня другие нервы, совсем другой уровень тестостерона, другой опыт по сравнению со всеми ребятами, которые со мной соревнуются. Периодически я успокаиваю себя словами о том, что ты молодец просто потому, что ты здесь. Ты девочка, тебе правда сложнее. Просто прими это, и все.

 — Как вообще вышло, что вы соревнуетесь с мужчинами. В дрифте критично мало женщин?

— Мало. И в целом в автоспорте женщины гоняют с мужчинами во всех дисциплинах. Здесь не столько важна физическая подготовка, сколько подготовленный автомобиль. Вся механика процесса такова, что не надо обладать какой-то сверхсилой, надо обладать сверхагрессией и смелостью. У мужчин их побольше. Но кого это волнует?

Дмитрий Добровольский: «Организовать этап в «Игоре» было колоссально сложно»

https://www.instagram.com/p/CEM3aKNBmqY/?igshid=19wdnhjr5neoo

Можно официально называть этого человека генеральным директором и основным владельцем РДС, но вряд ли кто-то поспорит, если просто сказать, что он — отец русского дрифта, вложивший очень много в развитие и популяризацию этого теперь уже официального вида спорта в нашей стране. Говорим с Дмитрием Добровольским об особенностях долгожданного этапа Гран-при под Петербургом.

 — Насколько сложно было организовать этап в «Игоре» и насколько сильно хотелось это сделать?

 — Организовать этап на любой новой трассе крайне сложно. Здесь это было сложно втройне. «Игора Драйв» — огромный комплекс, а не какая-то маленькая трасса, как в Рязани или Нижнем. Мы имеем дело с суперсовременным инфраструктурным объектом с огромным количеством функций. Кроме кольцевой трассы, на которой мы проводим мероприятие, есть трассы для других гоночных дисциплин. Поэтому, конечно, срастить огромное количество факторов было очень непросто. Но, и вы правильно спросили, при действительно колоссальных трудностях желания приехать сюда было еще больше. Питер — это вторая столица. И люди здесь настолько соскучились по дрифту, что не провести здесь этап Гран-при было просто невозможно. Как только эта трасса была сдана, первое, что мы сделали, — начали общаться с руководством и вырабатывать совместные решения по поводу того, как правильно устроить это мероприятие.

 — В чем еще особенность этого этапа и этой трассы?

 — Опять же, каждая трасса для дрифта обладает своими уникальными особенностями. Если говорить об «Игоре», она здесь прежде всего очень скоростная. Постановка тут одна из самых быстрых в чемпионате — наверное, такая же, как у нас в Сочи на гоночной трассе «Формулы-1». Причем речь идет обо всей конфигурации, совсем «затычных» мест тут нет. Уровень пилотирования на столь скоростной трассе должен быть самым высоким. Для зрителя это очень красивая история — смотреть такой дрифт приятно. Единственное, что нам здесь мешает всегда — это дождь, питерская погода. То, что сейчас светит солнце (разговор состоялся в субботу. — «Матч ТВ»), — случайность. Думаю, нам очень сильно повезло: просто зрители, заполнив трибуны, разогнали тучи своими эмоциями.

Читайте также: