«Пару раз читала комментарии людей о том, что я, наверное, не умная». Дарья Клишина — о деньгах, спонсорах и разнице менталитетов

«Пару раз читала комментарии людей о том, что я, наверное, не умная». Дарья Клишина — о деньгах, спонсорах и разнице менталитетов
Дарья Клишина / Фото: © Wang Lili / Global Look Press
Девушка, которая делает все сама.

Дарья Клишина не выйдет на старт прыжков в длину чемпионата мира в Дохе. Причина — травма, которая не позволяет спортсменке прыгать. В утро проведения квалификации женской длины мы в эксклюзивном интервью поговорили с Клишиной о том:

  • Что это за травма, давно ли они беспокоит Дарью
  • Сложно ли уже почти два сезона проводить без регулярных стартов
  • Кто получает зарплату за Клишину в России
  • В чем отличие западного и российского менталитета спортсменов
  • Что забрала и что дала Дарье Олимпиада в Рио
  • Кто платит за ее тренировки в США
  • Зарабатывает ли она на инстаграме
  • Отказывалась ли он неприличных рекламных предложений
Дарья Клишина / Фото: © Xu Zijian / Global Look Press

Пропуск ЧМ

— О какой травме идет речь, на чемпионате России вы жаловались на ахилл, он?

— Нет, эта травма произошла несколько недель назад, просто правая нога немного побаливала, чувствовалась забитость, словно от нагрузки. Изначально на это не особо обратили внимание, возможно, еще и потому, что у меня высокий болевой порог, и было очень сложно понять, что происходит. Начали проводить определенное восстановление, но при этом продолжали работать, интенсивность тренировок перед основным стартом была высокая. В итоге нога не выдержала, там на передней поверхности надрыв мышцы, который не дает мне бежать. Надрыв находится в глубине тканей, снаружи его не видно, но вчера сделали УЗИ, и оно все показало.

— Прошлый сезон вы пропускали, этот получается неполный, как переживать такие большие периоды без полноценных блоков стартов?

— Обидно, тем более что форма была неплохая, если бы не те болячки, которые меня в этом году преследовали. Но на самом деле на этот сезон не ставились высокие задачи, нужно было пройти его на уровне хорошей подготовки к сезону следующему — олимпийскому. Немного не получилось так гладко, как хотелось, хотя начали очень хорошо, на что я не рассчитывала изначально. Сразу прыгнула по олимпийскому нормативу, что немаловажно, так как до июля 2020 года нужно его выполнить. Появилась хорошая надежда, начали интенсивно работать с большим объемом, и все было хорошо. Может быть, проблема возникла потому, что это октябрь, то есть прибавилось еще два месяца работы, что, в принципе, непривычно. И очень много людей на этом чемпионате травмировались, и я думаю, что это одна из причин. Ты привыкаешь работать в рутине до июля, а в августе проводить официальные старты, а тут прибавилось уже два месяца.

Но как я уже написала, это спорт, и с каждым может случиться. Конечно, мы стараемся это предугадать и избежать, но получается не всегда.

— Эта проблема могла возникнуть потому, что предыдущий сезон вы пропускали и мышцы немного отвыкли от рабочего режима нагрузки?

— Безусловно, да. Мышцы-то наверное довольно быстро восстанавливают силу, плюс у меня достаточно хорошая мышечная память, а вот что касается мелких прикреплений и связок, то с ними нужно работать более скрупулезно.

https://www.instagram.com/p/B3MNrEenXY7/

— Хейтеры уже написали, что Клишина снова сливает главный старт?

— У меня не было ни одного такого комментария. Как раз вчера разговаривали об этом с моим агентом, и как раз-таки люди поддерживают, ничего плохого я не видела.

— Вообще из прошлого часто прилетает? Все эти сомнительные фотосессии для таблоидов еще в России припоминают?

 — Мне уже давно ничего из прошлого не прилетает абсолютно. Мы настолько удалились от всего этого, что если кто-то и помнит, то я сама об этом забыла. Да, был негатив в олимпийский год, но он был связан с другими обстоятельствами, флагами и так далее. А сейчас динамика от болельщиков более положительная, хотя, конечно, всегда есть тот процент, который лежа на диване думает, что я отдыхаю на пляже вместо тренировок. Но я ничего с этим поделать не могу и никому ничего доказывать не буду. Если люди никогда не варились в профессиональном спорте — им доказать ничего невозможно, и если я не выступаю на ЧМ, то они даже не думают о том, чего стоит туда просто попасть. Для многих просто сюда отобраться, выполнить норматив — уже мечта.

Роль тренера в России и США

— Ольга Шемигун до сих пор у вас в России числится тренером?

— Ну да.

— То есть вы уже шесть лет тренируетесь в США, у американских тренеров, а Шемигун получает за вас зарплату в России?

— Получается, да.

— При том что, когда вы уезжали в США, она была не в восторге от этой затеи и комментировала, что лучше бы Даша осталась здесь.

— У нас с ней был нормальный серьезный разговор в 2013 году о том, что я собираюсь поехать, попробовать подучить язык и посмотреть, как люди тренируются в США. Я это сделала, и затем был еще один разговор о том, что я решила переехать туда тренироваться на полноценной основе. Разговор был сложный, и я, конечно же, не думала, что она была довольна принятым мной решением. Но в принципе у нас остались нормальные отношения, и когда я приезжала, то всегда в России разминалась с нашей группой, потому что мы много тренировались вместе. Но Ольге Степановне было, конечно, тяжело принять мое решение, потому что у нас в России это не очень принято — менять тренера. Зачастую люди работают с одним тренером всю жизнь, что отличается от ситуации в США и другом мире, где к этому относятся более разумно и правильно, как к более рабочему моменту.

https://www.instagram.com/p/B1Yi1Pwoi0M/

Ведь если я работаю с тренером какое-то время и хочу попробовать что-то новое, то это мой выбор, моя карьера и моя жизнь. И отношения с тренером носят рабочий характер, хотя ты, конечно, ему доверяешь и видишься с ним едва ли не чаще, чем с кем-то еще в своей жизни. Но если ты хочешь дальше идти по карьерной лестнице, хочешь поменять работу, то имеешь полное на это право, и я думаю, что тренер должен входить в эту ситуацию и не пытаться удержать тебя любыми способами.

— В России спортивная карьера зачастую воспринимается как тяжкая доля, что-то вроде работы бурлака, а на Западе это больше бизнес-проект, в котором принимаются соответствующие решения?

— После шести лет в США я могу сказать, что в России тренер зачастую считает себя выше спортсменов и считает, что может управлять еще и другой их жизнью, вне спорта. Плюс в России очень многие спортсмены несамостоятельные, они полностью перекладывают все решения на плечи тренера, и у того появляется полный контроль над процессом, а спортсмен является ведомым. И в этом большая проблема, потому что за границей все происходит абсолютно не так, там тренер и спортсмен участвуют в процессе 50/50. И мне кажется, что это очень важно, помогает в рабочем процессе, и отношения из-за этого намного лучше, нет никаких разногласий и склок, все можно обсуждать. Когда спортсмен более самостоятельный, у него появляется своя четкая позиция, которую тренер разделяет.

— Получается, что большая часть российских спортсменов не готова к переезду в западную систему подготовки?

— И почему? Потому что с детства ты находишься под крылом, скажем так. Тренер за тебя делает абсолютно все — медицинскую часть, восстановление, сборы, твою жизнь, твое жилье, твою учебу. Ты сам ничего не делаешь, сидишь и ждешь, когда тебя отведут за руку, что за границей абсолютно исключено — ты должен думать своей головой. И поэтому, когда ты чувствуешь, что этот тренер тебе дать уже ничего не может или у тебя с ним не получается работать, то сам решаешь, что ты хочешь, понимаешь, что нужно что-то менять. А у нас в России спортсмен даже не может этого понять, потому что весь процесс настолько находится во власти тренера, что спортсмен даже не задумывается об этом.

— Сколько вам потребовалось времени, чтобы адаптироваться к американскому подходу?

— Вообще я достаточно самостоятельный человек, так родители воспитали, и сложно не было, но чтобы понять все изнутри, потребовалось два года. Адаптация была нужна с языком и просто чтобы привыкнуть к новому месту. Сначала было немного непонятно, что то или другое нужно сделать самой. Но как только я делала это раз или два — больше никаких проблем не возникало.

Например, у меня возникла ситуация, что нужно какое-то восстановление, процедуры. Я, естественно, говорю это тренеру, который сразу же поможет и направит, но один раз, а дальше процессом уже владею я. У них так принято, что у каждого спортсмена должна быть своя голова на плечах, он должен сам понимать, что его телу нужно, и если он хочет показать результат, он должен быть здоров, и, значит, он будет ходить на те или иные процедуры, куда его отправили, нужное количество раз.

https://www.instagram.com/p/B0WUoNYhQDD/

— Проблемы российских атлетов с пропусками тестов, флажками опять же от несамостоятельности?

— Смотрите, я в системе АДАМС с 2007 года, уже 12 лет. И когда я тренировалась в России, то никогда ее сама не заполняла. У нас в сборной были помощники, которые помогали нам это делать, тем более что тогда это было достаточно сложно, система часто не загружалась, возникали какие-то проблемы, причем именно в тот момент, когда тебе срочно нужно было поменять местоположение, ты куда-то улетал, например. И вот тебе нужно внести изменения, а система не работает, ты в панике, не знаешь что делать, и эти моменты были неприятными. Но сейчас все работает, есть приложение для телефона, ты можешь отправить СМС, в общем, все очень просто. И в какой-то момент, когда я еще тренировалась в России, то сказала, что буду делать все сама. Забрала все пароли и логины от своего профиля в АДАМС, и с того момента делала все сама и никогда ни к кому не обращалась.

Уроки Рио

— Вы были в Рио, единственная из наших легкоатлетов. Сейчас снова возникает тема, что мы можем не поехать в Токио. Что думаете?

— Я, так же как и все, нахожусь в режиме ожидания, потому что все время появляются новые факты, скандалы. Я получаю эту информацию из СМИ, так же как и все, иногда могу посмотреть прямую трансляцию Конгресса ИААФ, если она есть, чтобы быть в курсе событий.

Но ситуация уже затянулась, и я не думала, что все это так долго продлится, уже пять лет, это чересчур, и в Токио не хотелось бы повторения ситуации с Рио. Просто на данный момент мы хотя бы знаем, что имеем право ехать туда тем составом, который имеет нейтральный статус, хотя, конечно, хотелось бы видеть в Токио полную сборную.

— Когда вы были в Рио, одна, все внимание было на вас. Это прибило?

— Меня прибило не это — суд, который начался за два дня до квалификации, а решение вынесли меньше чем за сутки до ее начала. И свою квалификацию я отпрыгала в суде, можно так сказать. Там остались все эмоции, все нервы. Адвокат сразу сказал, что мое присутствие будет очень важно, потому что это может повлиять на решение судьи, так как они бы хотели мне персонально задать те вопросы, которые их интересовали, а не моему адвокату. Им нужна была моя реакция и мои ответы. Обещали, что процесс продлится два часа, в итоге он занял четыре, а вынесение решения затянулось на шесть часов. После этого я выходила на стадион абсолютно пустая, хотя находилась в шикарной форме, было так обидно. Позже, анализируя все, я поняла, что даже если ты не очень готов физически, но максимально силен ментально — ты можешь выиграть, а вот если наоборот — ничего тебя не спасет.

Реализовать правильный подход к старту мне хотелось в 2017 году на ЧМ в Лондоне, что в принципе и получилось, а вот затем мне нужен был перерыв, потому что просто не было мотивации, чтобы тренироваться и показывать высокие результаты. Нужно было головой отдохнуть.

— Рио дал какой-то опыт, способный помочь вам не перегореть в Токио, повторись вся эта ситуация?

— Безусловно. Единственный огромный плюс Рио, что та Олимпиада сделала меня настолько психологически сильнее, что на данный момент мне вообще все равно, что происходит, и я могу, несмотря ни на что, фокусироваться на том что мне нужно — прыжке, дорожке. Появляется такое туннельное видение, и Рио в этом плане очень сильно помог.

https://www.instagram.com/p/ByvLN8dHO7Q/

Доходы и расходы

— Илья Иванюк сказал вчера, что когда есть что-то, чем можно заняться помимо спорта, то угроза недопуска на Олимпиаду воспринимается легче. У вас достаточно успешная карьера в модельном бизнесе, это дает какую-то уверенность в будущем?

— У меня нет такого взгляда, что если не сложится здесь, то я пойду туда. И если бы хотела, то сразу бы забросила спорт, потому что это в тридцать три раза сложнее, чем что-то там модельное. В спорте, чтобы показать какой-то результат, нужно очень многим пожертвовать и от очень многого абстрагироваться. Да, у меня есть контракты, да, есть спонсоры, за счет которых я тренируюсь и живу в США. И если бы их не было, то на что бы я там жила? На зарплату, которую получаю в России? Ну этого ни на что бы не хватило. Мне никто ничего не оплачивает, я за все плачу сама, и как раз мои спонсоры, выплачивая мне гонорары по контрактам, вкладываются в то, чем я занимаюсь.

— Что вы получаете в России?

— Зарплату в ЦСП Минспорта и в ЦСКА. И все, никаких сборов в США мне никто не проводит. И это было с первого дня, как только я туда переехала. Когда я была еще во Флориде, то там не нужно было платить за аренду спортсооружений, но квартиру я снимала за свои и питалась тоже за свои, хотя могла бесплатно, но я предпочитаю готовить сама. Когда был нужен массаж, тоже платила. А сейчас, переехав в Атланту, я вообще плачу за все.

— В плюс-то получается выходить?

— Я никогда не считаю деньги, не в этом дело, наверное. Стараюсь прыгать, но на самом деле очень много трачу на это. Я на этом не зацикливаюсь, и если мне что-то нужно, например, массаж, то я иду и плачу за это, потому что понимаю, что мне он нужен.

— Еще о доходах: на инстаграме зарабатываете?

— Если говорить о предложениях в инстаграме, то я отказываюсь от всех. На инстаграме я не зарабатываю ничего, это просто моя страница, которую я веду. Кто-то меня пару раз назвал блогером, от чего я, как мне кажется, очень далека, потому что я плохой, непрофессиональный блогер.

https://www.instagram.com/p/B2tXIsEor2K/

Я не вожу с собой фотографа, обычно прошу сделать фото первого встречного, тренера, какую-то девочку, которая со мной тренируется, или делаю его сама. Обычно это не доставляет мне удовольствия, потому что это целое дело, если нужна какая-то фотография в инстаграм. Люди просят писать большие посты, а у меня на это просто нет времени, а иногда и сил. Иногда, в выходной, когда нужно развеяться, я могу выставить фото с пляжа или кафе, а люди сразу начинают думать, что я ничего не делаю, потому что неделю ничего не было, и в выходной фото не спортивной тематики. Но на тренировках просто нет сил, да и я не для этого на стадионе нахожусь.

Пару раз читала комментарии людей о том, что я, наверное, не умная, потому что не пишу длинные посты под фото и вообще-то мне нужно сделать live-стриминг с тренировки в инстаграме. Я, посмеявшись, подумала: «А как же они себе это представляют? Что я бегу с телефоном и прыгаю? Или что я прошу тренера отвлечься от работы и снимать все?». У людей странное понимание о нашем процессе.

— От рекламных предложений по причине их неэтичности или некомфортности для вас приходилось отказываться?

— В основном отказываюсь от тех предложений, по которым у меня уже есть обязательства. Был случай, когда бренд, производящий спортивные очки, хотел, чтобы я в них прыгала, а я, несмотря на то, что в сектор выхожу в очках и тренируюсь в них, но никогда в них не прыгаю.

https://www.instagram.com/p/B0DcJfkIl8q/

Дорога к Токио

— Хорошо, сейчас у вас какая программа, после Катара? Будете лечиться?

— Да, еду на неделю в Германию, в Мюнхен, чтобы там начать восстановление. Изначально планировала ехать туда, чтобы решить вопрос с ахиллом, а теперь еще и бедро появилось. Затем лечу в США, обратно, возьму шесть-восемь недель полноценного отдыха, врачи советуют плавание и упражнения в воде. Отдохну, залечу все, что у меня есть, потому что хочется начать подготовку к олимпийскому сезону без боли и травм. Я человек, который любит работать, мне только дай, поэтому работать нужно здоровой.

В общем, в последнюю неделю ноября я приступаю к тренировкам.

— Это будет достаточно, чтобы без зимнего сезона нормально подвестись к лету?

— Нужно будет посмотреть по стартам, все будет зависеть от того, нужно ли мне прыгать на чемпионате России. Самое важное, что нужно будет спланировать, это перелеты, так как до Токио лететь долго и есть серьезная временная разница. В какой-то момент мы прилетим в Европу, чтобы повыступать, сделать старты, и, если понадобится — мы поедем на ЧР. Норматив на ОИ у меня есть, но если мы будем восстановлены в ИААФ, то по всем нашим стандартным правилам нужно быть в тройке на ЧР, чтобы поехать на Игры.

Читайте также:

Нет связи