«Ужином нас кормят болельщики». Зачем едут в низшие лиги

«Ужином нас кормят болельщики». Зачем едут в низшие лиги

Драки, агенты-мошенники и мечта сыграть один матч в АХЛ – экскурсия по хоккейному подземелью Америки от нападающего Вадима Гуськова из Южной лиги.

– Задача Южной лиги (SPHL), в которой выступает моя команда «Мэйкон Мэйхем», поставлять хоккеистов для лиги Восточного побережья (ECHL). Следующая ступень – АХЛ, а потом НХЛ. Думаете, невозможно? Тут все чуть ли не за святого почитают Скотта Дарлинга, который как раз и проделал такой путь. Он играл за две команды нашей лиги – до 2012 года. А уже в 2015-м выиграл Кубок Стэнли с «Чикаго».

Если вы смотрели фильм «Вышибала», то можете представить себе уровень нашей лиги. Тут живет дух 80-х. В каждой команде есть тафгай – и без драк хоккейный матч невозможен. Это юг Америки, тут многие не понимают игры, а с помощью боев привлекают зрителей. Правда, в Северной Америке есть и более крутые лиги в плане драк. В LNAH вообще в хоккей почти не играют – там главное бои. Но наша повыше уровнем. Это даже касается оплаты. В лиге тафгаев платят за матч примерно 150-200 долларов. У нас еще еженедельный оклад на весь срок контракта. Сколько? Я не имею права называть сумму. Но слышал, что некоторым платят 800 долларов в неделю. Это самые высокооплачиваемые хоккеисты лиги. А так 300-500 долларов в неделю – нормальная зарплата.

Может показаться, что это совсем маленькие деньги, но давайте подсчитаем. Клуб предоставляет мне жилье – и я живу во вполне комфортабельной квартире, правда, с еще двумя хоккеистами, но у каждого своя комната. После домашних матчей нас кормят. Тут есть интересная деталь. Ужином нас кормят болельщики. Это специальная группа людей – я не знаю, как ее назвать. Может быть, правильно сказать, что это фан-клуб. Они организовывают шведский стол для игроков. Ты можешь не просто нормально поужинать, но еще и получить что-то с собой домой. Только правильно не выпрашивать, а дождаться, когда тебе предложат.  Но не надо думать, что я бедный. Мне и откладывать хватает, и за учебу в России я расплатился.

«Первый год я играл за обеды. История вратаря, который не пригодился «Химику» и заиграл в Финляндии»

В этой лиге я выступаю первый сезон, но в Америке уже второй год. Первый был кошмарным. Выступал в Федеральной лиге (FHL) – и вспоминаю ее с ужасом. Вот вы слышали всякие истории про первую лигу в России? Все эти старые автобусы, задержки по зарплате. Так вот в FHL я не увидел ничего нового – такой же бардак. Никогда не забуду, как мы ехали зимой по одному холодному штату, а у нас сломалась печка в машине и мы мерзли примерно 200 километров. Или когда вся команда жила в одном помещении. Невыплаты зарплаты, внезапное банкротство команд – все это типичные случаи для лиги.

В FHL сейчас играют несколько российских игроков, а раньше я был один. Слышал, что в России есть агенты, которые берут с хоккеистов по 50 тысяч рублей, чтобы устроить их в Федеральную лигу. Такие агенты – мошенники. Попасть в лигу можно абсолютно бесплатно. Бери билет и приезжай на просмотр. Никто тебе ничего не гарантирует, но если ты заключишь контракт, то не из-за агента, а потому что приглянулся тренеру и менеджеру. Но я еще раз повторюсь: играть в этой лиге еще то испытание. Я туда попал только потому, что это единственная лига, из которой мне ответили на электронное письмо. 

***

– Сам я из Электростали, выступал за «Кристалл» в первой лиге, немного поиграл в «Химике» в МХЛ и в «Дмитрове» в МХЛ Б. Но в какой-то момент так и не смог найти команду, хотя у меня был довольно известный агент. Правда, относился он ко мне странно. Я побывал на просмотрах во всех лигах, в какой-то момент объехал команд девять за одно лето. Были курьезные ситуацию. Например, я приезжаю в «Серебряные львы», захожу в раздевалку, а там сидят хоккеисты и подписывают контракты. Два дня побыл в Санкт-Петербурге и тренер мне говорит, что я опоздал: у него уже мест в команде нет. В «Сарове» я был дольше, а потом ко мне подошел тренер и говорит, что им нужен игрок для первого звена. Я еще удивился: ясно же было, что я первое звено не потяну, – тогда зачем так долго на просмотре держали? Был даже в клубе КХЛ – в «Торпедо». Тренером тогда в Нижнем Новгороде был Владимир Голубович, я потренировался, но не подошел. Причем мне всегда говорили разные причины для отказа – порой противоположные.

В сезоне 2013-2014 годов я каждый вечер садился к компьютерами, находил сайты команд, писал туда с просьбой взять меня на просмотр. Понятно, что я не писал в клубы НХЛ или, например, в основную лигу чемпионата Швейцарии. Но практически во все клубы всех европейских лиг письма отправил. Потом принялся за Северную Америку. Так вот мне ответили только из «Беркшира» в FHL.

Я не очень габаритный хоккеист – и в России не дрался. Но сейчас у меня уже 40 штрафных минут, причем чаще всего именно за бои. Тут надо вспомнить 2010 год. Я целый сезон провел в юниорской лиге Онтарио (OHL), выступал за «Гелф Сторм». Проявил себя не слишком хорошо: играл немного, да и статистика у меня была не самая лучшая. Ближе к концу турнира у меня спросили в клубе: «Может быть, тебе стоит подраться?» В тот год у нас выступал Майкл Латта, который сейчас играет в «Вашингтоне». Я взял у него несколько уроков – и понял, что не знал о боях вообще ничего. Но… Была пара возможностей, но я реально испугался. До сих пор об этом жалею.

По-настоящему я стал драться именно в «Мэйконе». После удачного сезона в FHL (67 очков в 52 матчах – прим. Matchtv.ru) меня заметили и взяли на просмотр в «Мэйкон». А в SPHL заявка ограничена. На игру выходят три пятерки. Одна из них забивает, а две другие силовые. Мне сказали, что если я готов пускать в ход кулаки, то могу остаться в клубе. Я не отказался. В конце концов, цепляться за шанс надо было до последнего. Если ты не в первой пятерке – обязан биться.

В FHL дерутся много, дерутся бессистемно, каждый с каждым. В SPHL уже все не так. Тут уже есть свои бойцы – они прекрасно знают друг друга и случайных потасовок почти нет. Мне приходится тяжело из-за своих габаритов. Часто приходится биться с очень серьезными бойцами. Например, c Дэвидом Сигалом. Он настоящий монстр, у него в карьере более 200 драк, но мне нельзя бояться и убегать.

Я мало забиваю и должен приносить пользу команде хотя бы таким способом. Конечно, мне прилетало и достаточно серьезно. Сейчас я сижу с синяком под глазом в память о драке. Нельзя сказать, что я люблю это, но прекрасно понимаю, что это нужно. Тренер в этом смысле мной доволен.

Надо сказать, что меня тут любят болельщики. Не скажу, что у нас заполненный стадион на матчах, но свои почитатели есть. Тут проводилась лотерея, по итогам которой болельщик получает майку прямо с моего тела – потную, грязную (я реально не могу объяснить, в чем тут прикол). Так вот в борьбе за мою было продано больше всего билетов. Ну и к детям на встречи приходим.

– Мне казалось, что я знаю английский язык и хорошо говорю. Так я думал, пока не оказался на юге. Тут такой ужасный акцент у местных жителей, что я иногда вообще ни слова разобрать не могу.

У нас типичный небольшой южный город. Не такой и безопасный, как считается в России. Раньше я спокойно в любое время мог дойти до магазина и пешком же вернуться обратно. Но в клубе узнали, что я так поступаю, и попросили больше так не делать. Недавно у нас было убийство в городе – и вообще, когда стемнеет, небезопасно.

Я бываю в городах, о существовании которых в России и не подозревают. Но у меня нет времени их осматривать – чаще всего они одинаковые. Однажды, еще в FHL, мы ездили во Флориду – и я увидел пальмы, которые росли вокруг местной арены. Я фотографировал, посылал снимки родным. Это реально поразило меня. Сейчас привык.

***

– Самый странный хоккеист в нашей лиге – защитник «Ноксвилла» Брэд Павловски. Не ошибусь, если скажу, что за свои 27 лет он ни разу не посетил парикмахерскую. Любая борода по сравнению с его – эспаньолка. На раскатке он не бросает, не разминается, а ездит по красной линии и смотрит на команду соперника. Должно быть очень страшно – особенно тем, кто первый раз приезжает играть с его командой.

***

– Недавно отец спросил, зачем я до сих пор играю в хоккей. Что тут сказать? Я люблю этот вид спорта и хочу играть на профессиональном уровне. Это не из-за денег – это чистая любовь к спорту. Прекрасно понимаю, что мне не быть звездой первого уровня, не стать великим. Но разве это повод бросать то, что тебе нравится? Я очень хочу попасть в лигу Восточного побережья. А если у меня получится провести хотя бы матч в АХЛ, то посчитаю, что достиг всего. Знаю, что это длинный путь, вполне возможно, что не выйдет, но я работаю, стремлюсь и хочу этого добиться.

Автор: Алексей Шевченко

Фото: Getty Images, facebook.com/vadim.guskov.1, facebook.com/MaconMayhemHockey/

Поделиться в соцсетях: