«Маша – героиня, теперь весь мир на ее стороне». Как реагировать на новость о допинге Шараповой

«Маша – героиня, теперь весь мир на ее стороне». Как реагировать на новость о допинге Шараповой

Ведущая «Матч ТВ» Мария Командная – о том, почему Мария Шарапова своим признанием подала пример всем спортсменам.

Я дважды брала интервью у Маши Шараповой. Несколько лет назад она приезжала в Москву презентовать свои конфеты, мы общались минут пятнадцать. Камеры еще не включились, я рискнула спросить что-то про ее платье – мне оно очень понравилось. Думала, что она даже не ответит, но Маша тут же начала что-то рассказывать про своего любимого дизайнера, который и придумал это платье. С таким энтузиазмом, с таким азартом, как будто бы своей подружке. А ведь камеры еще даже не включились.

Мария Шарапова: «Мама шила мне майки. В магазинах были длинные, как платья»

Второй раз я общалась с ней в Сочи. Маша приехала на Олимпиаду вместе с журналистами NBC Sports – говорили, что она будет работать корреспондентом, но в итоге о ней снимали документальное кино. Маша была невероятно счастлива: в Сочи она провела детство. Я снова поразилась тому, как приветлива она была с журналистами, как улыбалась нам, какую красоту излучала. Она была так горда за нашу страну, за то, что ее родной город принимает Игры – и я была горда вместе с ней. Если и считать кого-то ролевой моделью, то только Шарапову – тут без вариантов.

Она ведь всего добилась сама: без богатых родителей и покровителей, с утра до ночи тренировалась в академии Ника Боллетьери, в семнадцать лет выиграла Уимблдон, больше десяти – находилась в топе мирового тенниса (да что там, стала одной из двух главных теннисисток современности), подписала гигантский контракт с Nike, построила бизнес-империю и была человеком, за которого никогда не было стыдно.

Да за нее и сейчас не стыдно. Наоборот.

На экстренной пресс-конференции в Лос-Анджелесе Маша Шарапова объявила о том, что принимала милдронат – его внесли в список запрещенных препаратов 1 января этого года, а она просто была не в курсе. Принимать его Маша начала еще в 2006 году – она сама рассказала об этом журналистам. Маша очень надеется, что ей не придется завершать карьеру. А такие слухи уже, разумеется, поползли.

Мария Шарапова: «Я получила письмо из ВАДА, но не кликнула на него»

В том, что дисквалификация будет, сомнений почти нет. Но будет ли она долгой и сможет ли Маша вернуться, пока неясно. Смягчающие обстоятельства есть. Самое главное – то, что она призналась во всем сама и попросила прощения. У антидопингового агентства, у всех поклонников тенниса, у ее персональных фанатов. У нас с вами.

И мы, конечно, должны ее простить. Я уже простила. Вспомните, как обычно мы узнаем о том, что спортсмены принимают допинг. И что они говорят после этого: «Шок, я ничего не принимал, меня подставили, это заговор». Ну-ну. А потом вскрывают пробу B и оказывается, что никто его не подставлял, что он действительно принимал допинг и теперь должен понести наказание. То есть спортсмен обманывает дважды. Сперва антидопинговых офицеров, потом нас с вами.

Я не люблю, когда мне врут. И я считаю Машу героиней. Она не стала отрицать очевидное, не пыталась сказать дурацкое про то, что не знает, как препарат очутился в ее организме. Она честно во всем призналась, признала свои ошибки и попросила прощения. И теперь весь мир на ее стороне.

Потому что только признание собственных ошибок позволяет тебе двигаться вперед. Двигаться вперед с чистой совестью. А у Маши она теперь чиста.

Мы ждем твоего возвращения. Столько, сколько потребуется.

Автор: Мария Командная

Фото: Getty Images

Поделиться в соцсетях: