«Готова встречать офицеров ВАДА хоть каждый день». Легкоатлетка Кучина готовится к Олимпиаде

«Готова встречать офицеров ВАДА хоть каждый день». Легкоатлетка Кучина готовится к Олимпиаде

Чемпионка мира по прыжкам в высоту Мария Кучина рассказывает «Матч ТВ», как готовится к Играм-2016 и не обращает внимания на допинговые обвинения в адрес России. Сегодня вечером ИААФ объявит, поедут ли российские легкоатлеты в Рио.

Специальная комиссия ИААФ 17 июня соберется в Вене, чтобы решить судьбу сборной России по легкой атлетике. При самом плохом раскладе российские спортсмены останутся без билетов в Рио.

Очевидных кандидатов на олимпийское золото в команде двое: Сергей Шубенков очень быстро пробегает 110 м с барьерами, Мария Кучина выше всех взлетает над планкой. «Матч ТВ» напросился к девушке в гости, чтобы узнать, чем она живет за два месяца до своей первой Олимпиады, на которую ее могут не пустить.   

Чемпионка мира и победительница «Бриллиантовой лиги» живет в Прохладном. Свое название небольшой южный город оправдывает только этим дождливым летом. Ближайший аэропорт – в двух часах езды, в городе Минеральные Воды. Но в начале мая по соседству смыло мост и с прямой дороги приходится сворачивать на проселочную. Здесь иногда приходится притормаживать и пропускать привычных участников движения – коров, лошадей и уток. 

На КПП на въезде в Кабардино-Балкарию придется потратить еще несколько минут, чтобы пройти паспортный контроль и осмотр багажа. Ужесточение контроля случается пару раз в месяц, когда в соседних регионах вводят режим КТО (контртеррористическая операция – «Матч ТВ»). Местным полицейским все равно, едете вы отдыхать в Приэльбрусье или служите допинг-офицером в ВАДА и спешите навестить чемпионку мира по прыжкам в высоту. Они слишком заняты на работе, чтобы смотреть спортивные новости, в их стоп-листе нет стероидов – там вещества посерьезнее. И на расспросы об иностранных специалистах они реагируют более чем сдержанно: «Здесь вопросы задаем мы».

– Гости из ВАДА приезжают ко мне раз в месяц. Как-то пришли в зал прямо во время тренировки. И даже дома были. 6 часов утра, звонок в дверь: «Я – офицер ВАДА. Я к Кучиной». И показывает свое удостоверение, разрешение на взятие пробы и заказ на работу, – рассказывает Маша, когда мне, наконец, удается до нее добраться. 

В небольшом зале – ничего лишнего: прыжковая установка и место для разгона – на 53 стопы. Ровно столько нужно Маше, чтобы хорошо оттолкнуться и набрать нужную высоту. 

– Раньше пробу заказывало РУСАДА, теперь – ИААФ. Все документы на официальных бланках, с печатями, – продолжает Кучина – ее тренировка закончилась час назад, но общаться в зале привычнее. – Я спокойно к этому отношусь. Готова их встречать хоть каждый день. 

– И это совсем не мешает? 

– Конечно, это затрагивает личную жизнь. Я должна отчитываться о каждом своем передвижении, сообщать точные адреса, подробно расписывать время тренировок. Но это часть моей работы. Ко всем спортсменам, которые выступают на высоком уровне, сегодня повышенное внимание. Общалась с ребятами, когда они были на сборе в Португалии, к ним два дня подряд приезжали офицеры и проверяли всех. Но если это необходимо, чтобы успешно решить вопросы с дисквалификацией нашей команды, можно и потерпеть. Хотя бывает волнительно, что офицер не найдет нужный адрес и уедет. Позвонить и уточнить что-то он не имеет права. Это будет считаться предупреждением. Все очень серьезно. Не сдашь пробу три раза – и можешь быть свободен как минимум два года.    

– Многие жалуются, что есть проблемы с доставкой проб в UKAD, которое сейчас контролирует российских спортсменов.

– Слышала что-то такое, но сама с этим, к счастью, не сталкивалась. Мне сразу объяснили, что от меня требуется только сдать пробу. Доставка не моя проблема.  

– Мы вообще стараемся не зацикливаться на всех этих новостях о допинге, – вступает в разговор Геннадий Габрилян, тренер Маши. – Давит психологически. Сделать мы ничего не можем, все станет понятно 17 июня. Для себя решили, что до этого момента будем готовиться так, будто ничего не происходит. 

– Вы не раз говорили, что Маша по-настоящему набирает форму на соревнованиях. А сейчас их практически нет. Значит, в Рио придется стартовать с нуля?

– Не совсем. Соревнования есть. Просто раньше мы набирали форму на этапах «Бриллиантовой лиги», а сейчас – на российских соревнованиях. Федерация старается что-то компенсировать. В зимнем сезоне вот организовали Гран-при. Стараются более тщательно приглашать спортсменов. Нам повезло больше остальных, потому что в нашем виде есть конкуренция. Есть олимпийская чемпионка Анна Чичерова, чемпионка России в помещении Ирина Гордеева и бронзовый призер Кристина Королева. Все девочки прыгают за 1,90 м.   

– Эти цифры соответствуют мировым результатам?

– На этапе «Бриллиантовой лиги» в Юджине американка Шанти Лоу прыгнула на 1,95 м. Остальные остановились на отметке 1,92 м, есть даже 1,88 м.

– А вообще лучший результат сезона – 1,97 м, – перебивает Маша. – Итальянка Дезире Россит прыгнула совсем недавно, в начале июня. Правда, это еще ни о чем не говорит. Сезон только начался. Все может в любой момент измениться. Конечно, не хочется следить за результатами со стороны. И международных стартов очень не хватает. Если 17-го все решится в нашу пользу, обязательно поеду на чемпионат Европы. От организаторов «Бриллиантовой лиги» тоже есть приглашение, но там по датам получается совсем неудобно. Надо будет готовиться к чемпионату Европы и к Олимпийским играм.  

– Тренировки в олимпийском сезоне отличаются от обычных?

– Нет, у меня все очень просто и понятно: проснулась, покушала, поработала в секторе, покушала, поспала, снова поработала в секторе. Есть еще силовые тренировки в зале. А вечером – дома, почитать могу, недавно картину закончила вышивать. Получился вполне приличный конь – Булат. Под конец, правда, немного надоело с ним возиться, но сам процесс  помогает успокоиться, переключиться. В общем, схема подготовки не меняется. И это не зависит от того, Олимпиада впереди или, например, чемпионат Европы. Мы просто определяем для себя какой-то старт и пытаемся подойти к нему в хорошей форме. Геннадий Гарикович знает, как это сделать, намного лучше меня.


– В нашем случае физическая форма не главное, – говорит Геннадий Гарикович, пока Маша увлеченно следит за тем, как в прыжковом секторе сражается с планкой совсем маленькая девочка. – Особенно на соревнованиях. Я стараюсь включить в работу совершенно другие механизмы – психологические. С детства внушал Маше, что каждый старт – это особенное событие. Даже образ придумал – свадьба. Это же особенный день в жизни каждой девушки, когда хочется быть лучше всех. Но это стресс, пусть и позитивный. А в стрессовом состоянии психика человека находит резервы, и он становится способен на чудеса. Моя работа – создать правильный настрой, ввести ее в это состояние. Но все нужно делать очень аккуратно. У Маши всегда должна оставаться свобода действий. Вот вам еще один образ. Предположим, у меня в руках поднос, а на нем – шарик. Шарик – это спортсмен. Я наклоняю поднос и тем самым задаю шарику определенное движение, а катится он сам. Но есть другой вариант: я беру шарик в руку и передвигаю его по поверхности подноса в нужном направлении. В первом случае я только направляю, а решение спортсмен находит сам. Во втором – стараюсь полностью подчинить его волю себе. И это неправильно. Я всегда выбираю первый вариант. Именно поэтому не даю Маше никаких советов, когда она в секторе. Она работает на ощущениях, на образах. Подсмотрел это в ушу, когда сам начал заниматься. Там все движения построены на образах. 

Такую систему принимают и понимают не все тренеры. Но в федерации Геннадию Гариковичу доверяют, а потому даже в олимпийском сезоне прислушиваются ко всем пожеланиям.

– Мы попросим федерацию, чтобы подобрали такой вариант, при котором я приеду в Бразилию прямо под старт и улечу практически сразу после него, – возвращается в разговор Мария. Организм еще не успеет понять, куда попал. И психологически так комфортнее. Мне кажется, это даже вредно – жить во всей этой атмосфере, когда одни радуются, что победили, другие, наоборот, нервничают перед финалом. Я – достаточно восприимчивый человек, а лишние эмоции перед выходом могут только помешать. Знакомые очень переживают, что пропущу церемонию открытия, постоянно про это спрашивают. А я даже не думаю о ней. Конечно, это грандиозное шоу, но и усталость после него будет такая, что уже ничего не захочется. Я еду соревноваться, а не развлекаться. Это не отпуск, а я не турист. 

Когда Кучина рассуждает о психологии, она не думает об образах, которые должны возникнуть в подсознании во время старта: «Не понимаю, как это работает. Все само собой происходит. Знаю только, что нужно встать на свою точку, молча пробежать, оттолкнуться и прыгнуть. За эти настройки отвечает Геннадий Гарикович». Для самой Маши определяющим становится психологический комфорт и поддержка близких. 


– Это любовь к спокойствию, когда никто не дергает. Тебя все знают, ты всех знаешь, никого не играешь, не изображаешь из себя. Как тебе нравится, так себя и ведешь. Я домашняя очень. Если надо, конечно, буду спокойно тренироваться и в Новогорске. Там прекрасная база и даже друзей больше, веселее. Можно было бы хоть целый год сидеть там на сборах. Но если есть возможность быть дома, с мамой и папой, всегда выбираю такой вариант. Впереди и так много разъездов и расставаний. В детстве я много времени проводила с бабушкой, а она постоянно говорила, что семья важнее всего. И я счастлива, что моя семья рядом, что я могу сесть в машину и через 20 минут оказаться в деревне и собирать черешню у бабушки в саду. Когда появляется свободное время, первое, что делаю, объезжаю всех родственников. Они за меня очень переживают. Дядя в Кисловодске к каждому приезду готовится по-особенному – режет барана, столы накрывает.     

В спортивном зале, где Маша занимается с детства и где будет тренироваться вплоть до самой поездки в Рио, тоже стараются создать комфортные условия. Недавно сделали ремонт, освежили покрытие. А после ее победы на чемпионате мира в Пекине здесь появилась новая «яма» – так называется конструкция из матов, на которую приземляются после прыжка, и очередь из желающих записаться в секцию. К осени по соседству откроется современный спортивный центр, с тренажерными залами и бассейнами. Его начали строить лет пять назад, но поднять над фундаментом стены у строителей получилось только в этом году. 

– Я рада, что могу быть примером для детей. Мы тренируемся в одном зале. Они сначала видят меня на тренировках, а потом – на соревнованиях, с медалью. И понимают, что все не зря. Прохладный  – город, из которого все уезжают. Здесь нет учебных заведений, трудно найти хорошую работу. Про меня тоже многие думают, что я здесь проездом. Приходится постоянно объяснять: мне здесь комфортно, и я не хочу никуда уезжать. А развиваться можно в любых условиях – было бы желание.  

У Маши есть мечта. Она хочет доказать всем, что и в маленьком городе можно успешно заниматься тем, что нравится. У нее почти получилось. Не хватает только олимпийской медали.   

Текст: Марина Крылова

Фото: Getty Images

Поделиться в соцсетях: