«К Токио мы должны подойти с возможностью выступления наших спортсменов». Матыцин ответил на острые вопросы в прямом эфире

26 сентября 11:22
Запись эфира с министром спорта и его текстовый вариант.
  • «Прямой разговор с министром» — возможность напрямую обратиться к Олегу Матыцину с вопросами о российском спорте 
  • Во время эфира министр спорта РФ ответил на вопросы аудитории, которые вы задавали в соцсетях. Озвучены были не все, но все они были переданы министру
  • Ведущий программы — несравненный Дмитрий Губерниев, который поддерживал высокий градус беседы
Открыть видео

Про легкую атлетику

— Жива ли наша легкая атлетика? Конечно, жива. Более того — я считаю, что очень позитивные тенденции есть в развитии вопроса. Есть положительные сдвиги в проведении соревнований. Несмотря на ситуацию с пандемией и непростой сезон, спортсмены показали неплохие результаты. Конечно, не максимум. Мария Ласицкене хотела побить свой же рекорд, установить лучший результат сезона в мире, но не вышло. 

Если говорить глобально, то мы видим, что сейчас у нас с World Athletics выстроены более конструктивные отношения. Мы практически выполнили условия, необходимые для восстановления статуса нейтральных спортсменов на международных соревнованиях. Был выплачен штраф, подготовлена дорожная карта по восстановлению. Сегодня пришло известие, что этот дедлайн продлен до 1 марта. Тем не менее я считаю, что результат позитивный. Мы надеемся на сотрудничество с World Athletics, мы видим, что эта организация готова продолжать сотрудничество. С нашей стороны — в ноябре ВФЛА планирует проведение конференции для того, чтобы получить отчет о деятельности федерации и выбрать новых лидеров, которые бы продолжали развивать нашу любимую королеву спорта. К Олимпиаде в Токио мы должны подойти с возможностью выступления наших спортсменов.

Продление дедлайна говорит о серьезном подходе со стороны международной федерации к процессу восстановления ВФЛА. Мы видим очень конструктивную позицию и у Себастьяна Коэ, и у Руне Андерсена. Мы должны сделать все необходимое для возвращения статуса нейтральных спортсменов. 

— Про флаг вообще речи не идет? Нас за нос не водят?

— Да, пока про это речи нет. Мы понимаем, что процесс был очень тяжелым, и со стороны нашей федерации были допущены значительные ошибки. Надеюсь, что мы максимально быстро восстановим доверие. Последние шаги и реакция со стороны World Athletics говорят о том, что это произойдет. В первую очередь — восстановление нейтрального статуса, затем — реализация дорожной карты. 

— А что спортсмены? Как они вообще себя чувствуют? Вы же плотно с ними общаетесь. Я не представляю — Ласицкене, Сидорова, Шубенков, все остальные: разве у них предел мечтаний — это чемпионат России?

Мария Ласицкене / Фото: © Reuters

— Конечно, мы понимаем обеспокоенность спортсменов и разделяем ее. Но в этом сезоне представители практически всех видов спорта не имели возможности выступать на международном уровне по причине распространения коронавируса. Сейчас я чувствую, что у спортсменов настроение более позитивное. 

Надежда есть. Если в декабре наши совместные усилия выльются в положительное решение World Athletics по статусу наших легкоатлетов, то это автоматически будет говорить и о допуске к участию в Олимпийских играх. 

Про допинг

— План, который был озвучен во время прошлого эфира в феврале, начал реализовываться немедленно. Определенное негативное влияние оказала пандемия — с точки зрения разрыва наших отношений со спортсменами и с деятельностью тренировочных центров. Но мы активно взаимодействовали с федерациями, усилена работа по координации антидопинговой работы, мы направили письма руководителям субъектов федераций. Лично обсуждаем проблемы антидопинга. 

Мы понимаем, что образовательный аспект играет важную роль. Формирование культуры нулевой терпимости к допингу должно быть базовым элементом в воспитании спортсменов. Самое главное — начинать с работы тренеров, детских спортивных школ. Пирамида должна быть нацелена на неприемлемость к использованию допинга.

— Как вы относитесь к увольнению Юрия Гануса? Разве это способствует очищению репутации РУСАДА?

— Мне сложно говорить о причинах увольнения Гануса, но с юридической точки зрения все было сделано процессуально правильно: собрание учредителей приняло решение о его увольнении. С точки зрения профессиональной работы я считаю, что деятельность РУСАДА в последние годы была эффективной, это признали и в международные эксперты. Надеюсь, что перестановки не повлияют на эффективность работы агентства. Все зависит от людей, которые будут возглавлять РУСАДА.

— Когда закончатся проблемы с допингом и когда начнем нормально выступать на Олимпийских играх? 

— Допинговая проблема не является национальной проблемой Российской Федерации. Она представляет собой угрозу для всего мирового спорта. Именно поэтому мы считаем, что важно изучение международного опыта борьбы с допингом, конструктивного взаимодействия со всеми структурами. А когда это закончится? Надеюсь, что через один олимпийский цикл мы будем иметь уже новое представление о чистом спорте, и наши спортсмены будут продолжать достойно выступать на Играх.

— То есть в нынешнем цикле мы эту чашу продолжим испивать до дна? И чаша эта будет горькой.

— Мы понимаем, что меры ответственности за применение допинга, к сожалению, определены. Мы сами признали ошибки, которые были допущены. Это очень важный шаг, я считаю. Надо перевернуть эту страницу, извлечь уроки и начинать новую историю российского спорта.

Про биатлон

— У нас произошла смена руководства СБР, Владимира Драчева на посту главы союза сменил Виктор Майгуров. Руководители международного биатлона говорили, что будут позитивные шаги. Но прилетает история с Глазыриной 5-6-летней давности, решение CAS, согласно которому Зайцева в глазах мирового сообщества — допингистка. Нет противоречия здесь?

— Опять же, это не новая история, а продолжение старой. Сейчас мы, насколько это максимально возможно, защищаем интересы наших спортсменов в судебных инстанциях, добиваемся чистоты. Яркий пример Ольги Вилухиной и Яны Романовой доказывает, что всегда нужно идти до конца. 

Когда мы говорим о новой странице, я имею в виду воспитание нового поколения спортсменов и тренеров. Одновременно с этим — защита интересов наших атлетов на международной арене.

— Ваше отношение к решению Спортивного арбитражного суда по российским биатлонисткам?

Яна Романова, Екатерина Шумилова, Ольга Вилухина и Ольга Зайцева / Фото: © РИА Новости / Владимир Сергеев

— Я глубоко не погружен в юридическую сторону процесса, но надеюсь, что обращение в федеральный швейцарский суд даст положительный результат. Мы знаем Ольгу Зайцеву как выдающуюся спортсменку. Надеюсь, что ее правота и чистота будет доказана. Если будет принято негативное решение, мы будем очень сожалеть об этом.

— Какие могут быть у нас шаги по защите интересов наших спортсменов совместно с МИД, например, чтобы не повторялись истории с обысками в номере Логинова на прошедшем ЧМ?

— Мы с Министерством иностранных дел плотно взаимодействуем по выработке конструктивной международной спортивной политики. Но здесь основная ответственность, на мой взгляд, должна лежать на спортивных федерациях. Их влияние и вес в международных организациях должен быть повышен. Мы готовы оказывать содействие, но, как вы знаете, Министерство спорта и другие госорганы не должны влиять на решения всероссийских организаций и уж тем более вмешиваться в их взаимодействия с международными. Максимальное содействие мы оказываем, но ответственность должна быть на руководителях, тренерах федераций.

— Но вы как министр спорта следите за подготовкой российских биатлонистов? Насколько вам нравится то, что сейчас происходит в СБР?

— Был очень сложный период формирования новой команды, нового руководства. Рад, что он прошел конструктивно и миролюбиво, скажем так. В лице Майгурова мы видим грамотного профессионала, который пользуется очень большим влиянием в IBU и среди спортсменов. Первые шаги, которые им предприняты, мы приветствуем и поддерживаем.

Про вид спорта № 1 (это фигурное катание!)

— Меня абсолютно не захватывают скандалы в фигурном катании. У страны и спорта есть гораздо более серьезные проблемы. Не люблю комментировать какие-то истории, даже если они связаны с жизнью великих людей. Считаю, что это вопрос культуры взаимоотношений. Я обращался в адрес федераций и в адрес спортсменов, что надо максимально уважительно относиться друг к другу. Нужно минимально затрагивать личную жизнь, поэтому она так и называется.

— А что скажете про переход Евгении Медведой к Этери Тутберидзе?

— Возвращение Медведевой к Тутберидзе? Каждый спортсмен имеет право на выбор. Если такая профессиональная фигуристка, как Медведева, решила после определенного количества времени вернуться к тренеру, значит, она осознала ту школу, которая ее сформировала, а также осознала необходимость продолжить работать в этих условиях и с этим тренером. Здесь я не вижу ничего плохого. Это даст возможность дальнейшему росту результатов.

Если касаться профессиональных взаимодействий, организации учебно-тренировочного процесса, предоставления льда и так далее, то вопрос должен решаться через федерации. Причем юридически и максимально уважительно друг к другу. Если речь идет о межличностных конфликтах? Ко мне обращались, чтобы уладить некоторые конфликты, но это не компетенция министерства спорта — быть третейским судьей в личных взаимоотношениях.

— Как оцениваете уровень юниорского фигурного катания в России?

— Отечественная школа известна во всем мире. Она активно развивается, чему свидетельствуют результаты выступления наших спортсменов. Это очень популярный вид спорта, который развивается не только в центральных регионах, но и по всей стране. Не вижу ничего плохого в соревновательности тренерских школ.

— К вам не обращались с вопросом урегулирования конфликта между школами Тутберидзе и Плющенко?

— Обращались, но я уже говорил и сейчас повторю — это не компетенция Министерства спорта.  Наша задача — обеспечить условия для подготовки и проведения соревнований. В соответствии с законодательством вся власть лежит на федерациях, ответственных за развитие определенного вида спорта. В том числе за формирование культуры. Мы говорим о воспитании спортсменов, об уважении к тренеру и к самому себе.

У переходов в фигурном катании есть определенные юридические основания. Наверное, есть смысл подумать о каких-то контрактах. Решать вопросы с помощью привлечения специалистов, в том числе и международных. Без каких-то рецептов, но надо вести себя максимально достойно. Все вопросы, связанные с профессиональной деятельностью, решать с помощью юридических аспектов, но не переходя на личности. 

Про коронавирус

Тест на коронавирус / Фото: © Uwe Anspach / dpa / Global Look Press

— Мы держим руку на пульсе. Всё, что касается подготовки спортсменов на базах, деятельности по организации соревнований, выполняются все требования Роспотребнадзора. У нас практически не снимался вахтовый метод работы персонала на федеральных базах. Регулярно осуществляется тестирование, доступ к базам очень серьезный — необходимо предварительное тестирование, чтобы попасть туда. Конечно, отдельные случаи положительных проб были, но они максимально быстро благодаря сотрудникам решались. Спортсмена либо отправляли с базы домой, либо его изолировали в клинике. Мы очень благодарны персоналу баз, спортсменам и тренерам.

— Сейчас на базах спокойная ситуация?

— Да, рабочая ситуация. Единственное, что многим сейчас тяжело психологически. Потому что пребывание на базе без каких-либо соревнований может угнетать. Стоит признать, что сейчас весь мир в такой ситуации. Ожидаем международного календаря для разработки учебного плана. Без дат составить его невозможно.

— Как вы считаете, в олимпийских видах международный сезон зимой состоится?

— Сложно сказать. Я надеюсь, но пока динамика не в пользу спорта. Если мы сумеем контролировать ситуацию в этих пределах, то можно будет организовать соревнования в России. Проблемы, конечно, есть везде, как в индивидуальных, так и игровых видах. Это будут минимальные риски. Не будет рисков с пересечением границ. Таким образом, мы можем локализовать этот негативный фактор, связанный с коронавирусом. 

— Денег у нас хватит, чтобы организовать столько стартов? 

— Резерв денежный для этого есть. Единый календарный план уже сформирован.

Про регионы и массовый спорт

Олег Матыцин / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

— У вас был трехнедельный вояж по регионам. Что почерпнули из поездки?

Важнейший вопрос. В период моего посещения регионов мы эту проблему озвучивали как приоритетную. Должна быть укреплена спортивная инфраструктура. Еще раз говорю: это строительство не крупных сооружений, а ФОКов. Очень важно, чтобы они были близко расположены к образовательным учреждениям: школам и вузам. Сейчас активно взаимодействуем с министром просвещения. Обсуждали программу, нацеленную на то, чтобы все дети имели максимально возможную доступность к занятиям спортом. Для этого надо строить. Это не дорогостоящие объекты, но люди от нас этого ждут.

—  У нас есть деньги на массовый спорт в регионах? 

— Очень разная ситуация. Сказать, что региональные бюджеты достаточны для финансирования этого направления, пока нельзя. В большинстве республик мы видим необходимость усиления этой работы. Будем обращаться на Совете при президенте РФ. Это стратегическое направление — здоровье детей и максимальная доступность к занятиям спортом. Понимание со стороны министерства просвещения и министерства образования есть. Программы будут финансироваться в достаточной мере. Один аспект — программа воспитания, которая будет работать со следующего года в учебных заведениях, — может быть осуществлен за счет спорта.

— Довольны тем, что сейчас происходит в студенческом спорте в России?

— Тенденция развития студенческого спорта положительная. Мы создали больше 25 студенческих лиг, в программе намечено открытие центров студенческих сборных команд на базе наших ведомственных вузов и пяти федеральных университетов. Эта программа идет через министерство образования.

На Совете при президенте мы планируем рассмотреть стратегию по развитию спорта до 2030 года. Она должна быть утверждена на заседании правительства. Важнейшим аспектом мы считаем развитие детско-юношеского спорта. В правительстве есть понимание. Будем уделять внимание развитию спорта на территориях, в селах. Такие площадки дают больше эффекта.

Читайте также: