Футбол

«Если спросите в Сербии и Черногории о российском футболе, услышите: «Шальные деньги». Интервью с Алексеем Трипутенем

«Если спросите в Сербии и Черногории о российском футболе, услышите: «Шальные деньги». Интервью с Алексеем Трипутенем
Алексей Трипутень / Фото: © Личный архив Алексея Трипутеня
Бывший российский футболист и журналист давно живет на Балканах. Тренирует детей, ведет несколько футбольных проектов. Когда-то был кандидатом в сборную, работал на радио «Маяк» и канале «ТВЦ». Сегодня вспоминает это и многое другое в интервью matchtv.ru.

До 2002 года полузащитник Трипутень выступал за «Торпедо-ЗИЛ». Провел три игры за основной состав, перешел в ЦСКА, с которым выиграл Кубок России. Был включен Валерием Газзаевым в «список 59» — расширенный лист кандидатов в сборную. Выступал за «молодежку» U-21. В 21 год закончил карьеру из-за травмы. Перебрался с семьей в Черногорию.

Фото: © Личный архив Алексея Трипутеня 

— Когда в последний раз были в России?

— Недавно. Сбежал оттуда, когда начали закручивать карантинные гайки, последним рейсом, 13 апреля. Россиян должны были привезти на родину из Черногории, я узнал, связался с авиакомпанией и пробрался обратным направлением. Все самое страшное, что у вас происходило, пережил в отдалении.

— Мы уже и не знаем, где страшнее. По телевизору говорили, что у вас.

— Телевизор лет семь не смотрю. А с вирусом у нас так. Черногория — первая страна, которую признали свободной от COVID-19. Некоторые говорят, что недостоверная информация, у черногорцев не было нужного количества тестов, чтобы составить объективную картину. Но мне кажется, обстановка тут действительно спокойная. Карантин сняли быстро, все купались, ходили без масок, сидели в кафе. Недавно, правда, местные болельщики съездили в Белград на матч «Партизана» с «Црвеной Звездой». Несмотря на закрытую границу, сумели просочиться через Боснию. У одного из вернувшихся выявился вирус. На следующий день зараженных стало 6, потом 9, 13, 51… Сейчас опять возвращают ограничения, снова нужны маски в общественных местах. Надеюсь, до массовой волны дело не дойдет, но легкая тревога обозначилась.

— Зачем ездили в Россию?

— По делам. Мы были в шаге от того чтобы привести в Москву испанскую систему подготовки, не имеющую аналогов в России. Испанцы были у нас в феврале, познакомились с инфраструктурой, ответный визит в Барселону состоялся в марте, дошли до подписания бумаг, но вмешался карантин.

— Что за система?

— На Пиренеях есть сеть футбольных школ, которой более 30 лет. Все выстроено, налажено, четко проработано по целям и процессам. Во время презентации у нас открылись глаза, насколько тренировочный процесс может быть прост, понятен и увлекателен для игроков и тренеров. Наметили две команды российской детской лиги. Курирует эту историю президент московской федерации Сергей Анохин, человек, который искренне хочет сделать наш футбол лучше. Нашелся инвестор, бизнесмен, уже много лет строящий, не афишируя, очень интересный проект. Энтузиаст. Содержит детскую команду, лично участвует в тренировочном процессе. Пацанам сейчас по 11 лет, и они обыгрывают ровесников из топовых российских клубов. А если еще и начнут заниматься по суперсовременным методикам… Вирус, к сожалению, отдалил сроки, но тема, уверен, не закрыта. 

Фото: © Личный архив Алексея Трипутеня 

— Чего ждете на выходе? Продаж юных талантов?

— В Испании это коммерческая история. Ежегодно обучение проходят более 1000 детей со всего мира, их родители готовы платить. Мы начинаем этот проект совершенно бесплатно, за счет инвестора. Интересно посмотреть, как наши дети воспримут европейское обучение. Два испанца будут работать с двумя возрастами в Москве, еще два станут помогать в Барселоне онлайн. Есть софт, позволяющий детально анализировать рост и прогресс по видео, у каждого из двадцати воспитанников будет свое портфолио. Обучение на английском, выезды в Испанию, высокая степень анализа и контроля. Ничего подобного в России пока нет и не предвидится. Даже в рамках одного клуба разные возраста работают порой по разным методикам.

— Какой-то опыт, кроме испанского, изучали?

— Ездил в Португалию, интересовался работой «Бенфики», у которой, пожалуй, лучшая академия по производству талантов. Был интерес и к другой теме. Подбирал клуб для инвестиций, точнее для покупки, в интересах футбольного функционера, уже владеющего клубами в Англии, Германии, Швейцарии. В Европе футбол воспринимается как бизнес, со своими рисками, зато эмоции от управления и получения дивидендов вряд ли можно сравнить с традиционным «заработком».

— Почему именно португальский клуб?

 — В шорт-листе были еще клубы из Словении и Бельгии. Один из этих вариантов в плотной разработке, надеюсь, все срастется. Лига ровная, конкурентная, без подводных течений. А Португалия для инвестиций, пожалуй, подходит лучше всего: финансовый порог входа достаточно низкий, сверхвложения, как в топ-чемпионатах, не требуются, климат шикарный, тесные связи с Бразилией, антураж футбольный. На повышение оттуда уходит больше всего игроков, при этом лига приветствует частные вложения, рассматривая футбол как бизнес. 10 процентов акций любого клуба по закону должно принадлежать государству, это позволяет удерживать на плаву детские академии и инфраструктуру. Насчет остального — приходи, вкладывай и развивай. Из всех клубов первого и второго дивизиона мы нашли только три убыточных. В общем, готовый работающий бизнес.

Нашим партнером по Португалии была компания Жорже Мендеша. Поразился работе его команды. Настоящие профи, здорово помогли. Пообщались с руководителями многих клубов, которые там разлетаются, как горячие пирожки. Только за последние два года было приобретено семь команд из двух высших дивизионов. Кроме того, посетили игру «Бенфика» — «Зенит». После матча юношеских команд обсудили увиденное со скаутом Мендеша. «Тебе кто из «Зенита» понравился?» — спрашиваю. Он думал-думал, отвечает: «Никто». — «А у «Бенфики»?» И мы с ним называем четырех одинаковых игроков. Удивительны все-таки отличия в умении готовить футболистов там и у нас.

https://www.instagram.com/p/B1XZ9INFlmM/

 

— Вы год трудились в кипрском «Пафосе» — клубе Сергея Ломакина, у которого внезапно сложился альянс с «Химками». У нас его упоминают порой не только в футбольной коннотации. Что за человек на самом деле?

— Крупный бизнесмен, во всем ищущий мотивацию. В этом смысле объяснить его интерес к «Химкам» непросто, для меня инвестиции в российский чемпионат — голые расходы без всякой надежды их окупить. Но зная Сергея, уверен: какая-то мотивация есть. Приход Ломакина, уже владеющего «Ригой», «Пафосом» и московской «Родиной», сыграет на руку нашему футболу. Поматросить и бросить — это не про него. Системщик, вникающий в каждую мелочь, от форсунок для полива поля до логистики и методик, футбольный человек. Тем удивительнее, повторяю, его интерес к «Химкам».

— Почему вы расстались?

— На Кипре сложно легализоваться. За год так и не получилось получить рабочую визу, а когда одного знакомого депортировали из-за визовых закорючек, мы с женой решили вернуться в тихую черногорскую гавань. Все-таки трое детей.

— Не знаю, видели ли вы матч «Крылья» — «Ахмат», но смотреть на тренера хозяев во втором тайме было больно. Что говорят про Божовича и Николича на Балканах?

— Насчет Николича справлялся у двух местных тренеров. Ничего сверх того, что в России уже известно, они не сказали. Самый молодой главный тренер клуба в истории сербского футбола, рано закончил играть из-за травмы. В сердцах назвал «черным идиотом» нигерийского игрока своей же команды, когда тренировал «Олимпию» из Любляны, после чего был уволен. Но там и президент клуба Мандарич — личность одиозная. В целом Николич не является здесь объектом зашкаливающего интереса. Может, в Сербии все по-другому, не знаю. Работал скорее удачно, чем нет, хотя первый его приход в «Партизан» был провальным. На сегодняшний день один из топовых спецов своей страны. Но насколько это уровень «Локомотива», не знает никто.

Божович — другое дело. Черногорский авторитет, «краль» или «гроф», как его называют. Король и граф. Его и футболистом любили, и за тренерской карьерой следят. Тут не так много тренеров, имеющих работу за пределами страны. Небойша Йовович сейчас в Катаре, Желько Петрович, бывший помощник Адвоката, в Хорватии, Мио Радулович где-то в Азии. Вот и все, кто приходит на ум.

https://www.instagram.com/p/CBqe33eI0H-/

— То, что Божович восемь раз менял в России клуб, улыбок у соотечественников не вызывает?

— Наоборот, воспринимается как удача и востребованность. Деталями переходов мало кто интересуется. Я знаю некоторые, но сомневаюсь, что их можно озвучить в прессе. Для черногорцев же он человек из маленькой страны, работающий в большой России и получающий огромные деньги. Такое всячески приветствуется.

— Каким видится издалека наш футбол вам, в нем поварившемуся?

— Не хочется быть слишком критичным, да и душа болит, честно говоря. Но первое, что вам ответят, если спросить футбольных людей в Сербии и Черногории: «Шальные деньги». Все хотят работать в России. Обращаются молодые игроки, агенты: «У тебя есть выходы, помоги». Считают, что начнут легко стричь купоны, поскольку люди в нашем футболе богатые, но туповатенькие. Вероятно, работают на этот имидж и нефутбольные русские. Здесь видят, к сожалению, как они покупают недвижимость в Черногории, как себя ведут, сколько тратят и оставляют чаевых. В последнее время такой публики становится меньше, как и вообще людей с большими деньгами, но стереотип пока жив.

— Матч «Сочи» — «Ростов» имел у вас какой-то резонанс?

— За российским футболом тут мало кто следит, хватает европейского, так что никакого резонанса. Мое мнение — ситуация сложная для всех сторон, но к спорту произошедшее мало относится. Наверное, футбольным властям не стоило дистанцироваться от проблемы. В английской, немецкой или испанской лигах, уверен, подобного не произошло бы.

Знаете, у меня друзья работают в РФС. Десятилетиями обсуждаем футбол, и вот сейчас приходим к выводу, что ситуация очень душная. С одной стороны, профессионалы есть, энтузиазм тоже. С другой, на уровне регионов чаще всего беспросветный ад. Как сдвинуть камень, вообще непонятно. Стоит заикнуться насчет какой-нибудь идеи — «вы это не согласовали», «директива сверху не велит», «надо пройти кучу инстанций». Ощущения, что кто-то способен это изменить, совершенно нет. Плюс информационный колпак — каждое слово требует санкции.

— Ну, это не только в спорте.

— Вот вам случай. Уже пять лет организовываю летний футбольный лагерь. Звонит недавно женщина из Владивостока, Ирина, хочет прислать сына. «Как там у вас дела?» — спрашиваю. И тут ее прорвало. «Все разрушено, «Луч» умер, детская школа закрылась, тренеры не получают зарплату. Одного забрал Галицкий в Краснодар, так дети с ним прощались — слезы ручьем».

Ирина записала очень эмоциональное видеообращение Путину. Смотрели?

Смотреть на YouTube

— Теперь смотрел.

— Ролик прогремел, местные стали ее поддушивать. А ведь под коронавирус упразднили не только «Луч» — умер вообще весь профессиональный спорт в регионе. Триста детей из футбольной школы — на выход. Зато вино-водочные магазины в день по одному открываются. Ирина сказала, к ним Красава приезжал. Надеется, хотя бы он что-то сдвинет.

— Как поживает ваша детская школа «Торнадо» в Будве?

— Из российских — единственная в Черногории. Прошли лицензирование в соответствии с новым законом о спорте, живем уже шесть лет. Сильно не вырастем, это я уже понял. От ярлыка «российская» не убежим, местные к нам вряд ли пойдут.

— Опять репутация?

— Когда перебрался в Черногорию, увидел заметные пробелы в детском футболе. Думал, покажу, как надо, и все ко мне пойдут. Но что бы ты ни делал, у местных свои флажки. К другу, брату, свату приведут ребенка. Главное, к черногорцу. К русскому вряд ли, свои не поймут. Так что заняла моя школа определенную нишу, работаем потихоньку.

— Сколько сейчас детей занимается?

— Два возраста, тридцать человек. Было пятьдесят.

Фото: © Личный архив Алексея Трипутеня 

— Дорого берете?

— По сорок евро в месяц, самая дорогая секция в округе. У конкурентов тридцать. Был хороший спонсор, выходец из Союза, владелец крутого отеля в городе. Убедил его, он вложился, стартовали, нас признали лучшим спортивным проектом Черногории, вручили приз. Привозил лучших своих детей на стажировку в «Локомотив», для них это как в космос слетать. Отдельное спасибо за эту возможность моему другу, тогдашнему директору академии «Локо» Алексею Щиголеву. Потом я уехал в Пафос, за год история сошла на нет. Теперь школа — что-то вроде хобби, стараемся выйти на самоокупаемость.

— 30 детей, 40 евро с каждого. На 1200 евро реально содержать школу?

— Это покрывает аренду зала, форму, мячи, тренеров. В лучшем случае выходим в ноль. Когда уезжал в Москву во время карантина, доплачивал свои. Получится найти спонсора — заживем лучше, хотя понятно, что это не будут большие деньги. Но куда денешься? Детям нужно тренироваться, значит, возьму на себя социальную нагрузку.

Фото: © Личный архив Алексея Трипутеня 

— В прошлом вы не только футболист, но и журналист.

— Пять лет на радио, пять на телевидении.

— Что такое — черногорская журналистика?

— Здесь все еще читают бумажные газеты. Зайдешь выпить кофе — лежат в кафе. Есть три-четыре спортивных интернет-издания, два телеканала, освещающих спорт. Не сказать, что продвинутых: на матче работает один комментатор, на топ-матчах еще корреспондент у поля.

— Россия по индексу свободы прессы на 149 месте в мире. Черногория недалеко ушла — на 107-м. Чувствуется?

— Президент Мило Джуканович, как ни сложно в это поверить, правит еще с 90-х. Меняется изредка местами с премьером, но остается главным человеком в стране. Однако оппозиционные партии весьма беспокойные. На днях, скажем, в Будве случился мини-переворот: всю городскую верхушку, включая мэра, повязали и заключили под стражу. Потом градоначальник появился на публике на костылях и с загипсованной ногой. За его смещение проголосовал городской парламент, собравшийся ради такого случая на пляже. Кстати, сын мэра сейчас выступает за «Барселону В». Лазар Царевич, вратарь.

— Общаетесь с кем-то из «списка 59»? Где, допустим, Пиюк?

— С ним общаемся регулярно, мы одного года выпуска, играли вместе. Работает детским тренером в Видном. Но чаще контактирую с Березуцкими. И по нынешней моей работе, и вообще.

Фото: © Личный архив Алексея Трипутеня 

— У вас есть ответ, почему братья не захотели помогать Слуцкому в «Рубине»?

— Сформулирую так: им хотелось несколько больших перспектив в профессиональном плане. Ребята амбициозные, с собственным мнением, решили двигаться дальше. Они сейчас советники по спортивной части, фактически спортивные директоры ЦСКА. Реально смотрят игроков, обсуждают, ищут новые подходы. Сотрудничаю с ними, кстати, в одном из проектов.

— В каком?

— Пришло время компаний, которые занимаются так называемой продвинутой статистикой. Все знают минусы больших скаутинговых фирм — это и погрешность в данных, порой до 20 процентов, и безопасность: на днях вот прошла новость об утечке информации с аккаунта скаутского отдела ЦСКА. Встречается разная интерпретация действий игроков. К примеру, что считать обводкой? Неймар, который три раза «прополоскал» защитника и ни на метр не продвинулся к воротам, по статистике сделал три обводки. А Мбаппе, пробежав 50 метров и оставив за спиной пять игроков обороны, — ни одной. Поэтому клубы стараются создать собственную локальную скаутскую платформу, с теми параметрами, которые необходимы конкретно этой команде с ее спецификой игры, философией, тактикой, требованиями к игрокам.

Мы разрабатываем такую платформу в тестовом варианте. Сделали отчеты для ЦСКА, клубов из Швейцарии и Англии. Отзывы очень хорошие, жаль, что армейцам пока не удалось усилиться, последовав нашим рекомендациям. Кроме того, есть желание создать венчурный фонд. Или присоединиться к уже существующему, который основали коллеги, бывшие футболисты. Здесь куда более широкий охват тем: скаутинг, тренировочный процесс, маркетинг, болельщики и т. д. Хотим создать площадку, где небольшие компании смогут предлагать свои идеи для решения актуальных проблем.

Идея с фондом не нова, президент бундеслиги Кристиан Зайферт уже давно вкладывается в подобные проекты. В результате немецкая лига забрала себе весь продакшн, начиная от производства телесигнала, заканчивая рекламой и маркетингом. Собрала самый большой массив спортивных данных в мире, на основе которого запускает проект футбольной статистики. Подняла в несколько раз стоимость телеправ, теперь они превышают миллиард в год. Настоящая футбольная бизнес-империя. Неудивительно, что именно немцы первыми возобновили чемпионат после пандемии.

Фото: © Личный архив Алексея Трипутеня 

— Вы провели в высшей российской лиге 14 матчей. Сугубо бытовой интерес: этого хватило, чтобы купить квартиру в Черногории?

— Отдельная история. В моей жизни было много совпадений, которые сложно назвать совпадениями. Это одно из них. В свое время в «Торпедо-ЗИЛе» Евгений Кучеревский перевел из дубля в основу пятерку молодых: Леонова, Пиюка, Лыхина, меня… Романтическое время, футбол — отдушина, какие там деньги! Зарплата триста долларов в месяц, жили в гостинице с будущей супругой, питались сосисками и макаронами. Удачно провели концовку сезона, нас с Пиюком и Васей Березуцким купил ЦСКА.

Триста долларов превратились в пять тысяч. Плюс подъемные — двухкомнатная квартира либо деньги. Но взамен — сборы с Газзаевым, отбившие все желание играть в футбол. Железноводск, Израиль, Швейцария — где я только ни блевал от нагрузок. Постепенно пришло понимание: жизнь несколько шире мяча с воротами. Поймал себя на мысли, что продолжаю пахать, только чтобы накопить на квартиру. Собралась бы нужная сумма, тут же закончил бы, потому что удовольствия не получал.

И вот мы выигрываем Кубок России, мне дают 10 тысяч долларов премиальных — ровно столько не хватало до квартиры. Получается, за год накопил. А дальше, смейтесь или нет, ЦСКА обрубил мне зарплату, посчитав, что симулирую, хотя действительно болело колено. Сходил в аренду, но понял: пора заканчивать. И по здоровью, и вообще. Тут-то и помог Леша Березуцкий.

— Материально?

— Поехали с женой отдохнуть в Черногорию. Страна очень понравилась и полностью подошла по климату с учетом аллергии детей. Привели нас смотреть одну квартиру. Обставили все в лучшем виде: распахнутые окна, солнце садится за гору, откуда ни возьмись бокалы с вином… Мы такие: «Берем!». И после этого встал вопрос, чем же, собственно, платить. Потом продали все, что можно, кроме московской квартиры, но 80 тысяч долларов нужны были прямо сейчас. Леша занял в секунду. Спасибо братьям, оказался здесь благодаря им.

Фото: © Личный архив Алексея Трипутеня 

— Вы гражданин Черногории?

— Нет, и не собираюсь. Вся семья россияне, но пока дети маленькие, им лучше расти в экологически чистой стране у моря.

— И как растут?

— Опережающими темпами. Средняя, Аглая, и младший, Степан, снялись в программе Максима Галкина и украинском шоу «Круче всех!»,  ролики собрали в youtube около семи миллионов просмотров каждый. Потом Аглаю позвали в передачу мексиканской модели Монтсеррат Оливье, которая приезжала на ЧМ-2018. Приглашали и в Австралию, мы не смогли поехать.

Смотреть на YouTube

— Ваши дети гипнотизируют животных. Как узнали про этот дар?

— Научный факт: если животное расположить определенным образом, оно делает вид, что отключилось. Но получается далеко не у всех. Аглая на голубях в Италии натренировалась, полплощади усыпила. А Степан делает это необычным способом, не переворачивая зверей на спину.

— Будущее связываете с Россией?

— Безусловно.

Читайте также: