«Надо идти своей дорогой, а не пытаться угнаться за маленькими девочками с четверными прыжками». Интервью Дарьи Паненковой

«Надо идти своей дорогой, а не пытаться угнаться за маленькими девочками с четверными прыжками». Интервью Дарьи Паненковой
Дарья Паненкова / Фото: © Matti Matikainen / Newspix24 / Global Look Press
О методах Тутберидзе, уходе из спорта и тренерском счастье в 17 лет.

Недавно Дарья Паненкова, бывшая ученица Этери Тутберидзе, объявила о завершении карьеры. Она начала кататься в 2006 году — как раз тогда в России вспыхнул массовый интерес к фигурному катанию благодаря успешной для страны Олимпиаде и затем ледовым шоу на федеральных каналах.

Дарья ярко заявила о себе на юниорском уровне в олимпийский сезон, но сама по возрасту не могла участвовать в Играх. Ей не повезло всего на полгода: 15 лет исполнилось в середине сезона, а не летом. После успешного дебюта в юниорах все пошло на спад, не помогла даже смена тренера — на своем заключительном турнире Паненкова заняла последнее место. Сегодня 17-летняя Дарья увлечена работой с детьми, ради них фигуристка даже отказалась от театрального вуза. Когда человек подходит к финалу (в данном случае — карьеры), он мысленно возвращается к началу. «Матч ТВ» пошагово отследил самые эмоциональные этапы карьерного пути Паненковой, чтобы понять, почему он так грустно завершился.

Читайте в интервью:

https://www.instagram.com/p/BSNPD6nFvAc/

«Я знала про великих фигуристов, восхищалась Плющенко. Но стремилась быть такой, как Липницкая»

 — В какой момент вы поняли, что фигурное катание — это ваше?

— Это случилось, когда я пришла заниматься на каток «Хрустальный» в 6 лет. Изначально мама водила меня на каток рядом с домом ради поддержания здоровья. А в новой группе у Наталии Владимировны Гавриловой я поняла, что фигурное катание — моя жизнь и я хочу многое с ним связать. В голове не было заложено однозначной мечты стать олимпийской чемпионкой, но я хотела выступать на большой арене и потом стать тренером.

— Кто-то из фигуристов вам нравился в детстве?

— Когда мне было 9 лет, начала следить за Юлей Липницкой. Знакомые даже говорили, что мы похожи, когда делаем одинаковую прическу. Помните, Юля заплетала хвостик с косичкой, как на Олимпиаде? И когда я так же собирала волосы, мне говорили, что я напоминаю Липницкую. Я знала про других великих фигуристов, восхищалась Плющенко. Но стремилась быть такой, как Юля.

— Как вы оказались в группе Этери Тутберидзе?

— Все произошло спонтанно зимой 2015 года. Мой тренер была в положении, и к тому моменту в группе оставались две старших девочки. Одна сменила школу, и я осталась одна. Мы с тренером съездили на первенство России, после чего Наталия Владимировна сказала нам с мамой, что ей пора в декрет, надо как-то решать мою судьбу. «У кого вы хотели бы заниматься?» — спросила тренер. Мама назвала Этери Георгиевну, ибо она к тому времени уже была известным специалистом. Разговор состоялся в 8 утра, я пошла на лед, а через пару часов Наталия Владимировна позвонила маме: «Я поговорила с Этери Георгиевной, приходите к ней к полудню на тренировку».

https://www.instagram.com/p/BIpWsgDDXuR/

— Этери Георгиевна рассказывала в интервью, что она долго присматривается к новому ученику, прежде чем взять его окончательно. Как думаете, что стало для нее решающим в отношении вас?

— Во-первых, я пришла с хорошими прыжками — со мной предварительно много занимались Игорь Пашкевич (серебряный призер чемпионата Европы 1996 года, выступал за Россию и Азербайджан. — «Матч ТВ») и Артем Пунин (катался в группе Тутберидзе, сейчас работает там тренером. — «Матч ТВ»). То есть мне поставили правильную технику. Но главное, на что, как мне кажется, смотрит Этери Георгиевна: умеет ли и хочет спортсмен работать. Для нее важно, чтобы человек трудился. Я любила работать, и она это увидела.

— Сезон 2017-18 — ваш самый успешный в карьере. Вы были счастливы, победив на дебютном этапе Гран-при?

— В тот сезон у меня была установка: чисто катать и показывать то, что умею. Все победы были радостью на мгновение. Когда я сходила с пьедестала, я понимала, что нужно работать дальше. Поэтому весь сезон прошел так: я завоевываю медаль, получаю награду, спускаюсь с пьедестала, и успех остается в прошлом. Благодаря этому и были новые победы. Конечно, я радовалась. Но если только радоваться, ничего дальше не будет.

— Кого вы изображали в произвольной программе под песню «Ne me quitte pas»? Той самой, где в финале размазывали помаду по губам.

— Я была обычной девушкой, которая готовилась пойти на свидание в нарядном платье и с красивым макияжем. Но вдруг начался дождь, и я поняла, что мой ухажер не придет. Я расстраиваюсь и иду гулять сама, кружусь в листве. Потом на медленной части я представляю, как мы могли провести время вместе, как молодой человек обнимал бы меня. В конце распускаю волосы и размазываю помаду, потому что в такую погоду макияж не остается свежим. То есть мы с тренерами обыграли, что дождь смыл красную помаду и испортил аккуратную прическу.

Дарья Паненкова / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

— Вы исполняли все прыжки во второй половине программы. Как удавалось это выдержать физически — прыгать с минимальными перерывами?

— Я была такой маленькой, что не чувствовала особой нагрузки. Все нарабатывалось: сотни раз я катала такой контент на тренировках. Поэтому тело привыкло, и на соревнованиях было не сложно.

— Делали ли эксперты замечания про несбалансированность программы? Как раз в том сезоне некоторые говорили подобное о произвольной Алины Загитовой «Дон Кихот».

— Первый раз такое слышу, если честно. Какая разница, как расставлены элементы? Главное — сделать их качественно.

— На ваших глазах Евгения Медведева и Алина Загитова готовились к Олимпиаде в Корее. Какими вы запомнили одногруппниц в тот период?

— Они были такие же, как всегда. Просто больше трудились на тренировках.

— Какой вам запомнилась Этери Тутберидзе в работе?

— Каждого ученика она доводит до идеала — помогает человеку выжать из себя лучшее, что он может. Этери Георгиевна трудолюбива и справедлива. Она помогает настроиться через разговоры, где-то подталкивает, когда ты не можешь собраться. Сама она не заставляет ученика что-то делать — лишь объясняет, зачем ему это нужно.

«Отрабатывая на полу двойной аксель, я сломала ногу и месяц пролежала в гипсе»

— Что все-таки случилось летом 2018 года, когда вы резко поменяли свою жизнь, тренера?

— У меня изначально не пошел новый сезон. На сборах я получила травму ноги и долго с ней мучилась. Каждый день обезболивающие лекарства, плюс переходный возраст. Тренеры хотели, чтобы я стала лучше, и говорили об этом. А я никого не слышала — просто делала то, что нравилось, и не воспринимала чужие доводы. В итоге мы с мамой уехали со сборов, и я решила завязать со спортом. Две недели посидела дома и поняла, что погорячилась. У меня ведь были заработанные путевки на Гран-при. Уже заявили, что Дарья Паненкова едет на такие-то этапы. И я сказала маме: надо что-то решать, давай попробуемся в группу Царевой. Так и поступили, я обрела нового тренера. Можно сказать, ответственность стимулировала вернуться к тренировкам. Я хотела выступить на Гран-при, даже если провалюсь. В итоге так и вышло, причем все через боль в ноге и подавленное эмоциональное состояние. Внутри меня сидел человек, который не желал абсолютно ничего.

https://www.instagram.com/p/BTZZO8qlXzQ/

— Расскажите о программах того сезона.

— Короткая была посвящена взлетам и падениям — собственно, как и моя карьера в фигурном катании. В произвольной я разговаривала с призраками под песню Лары Фабиан. Давно хотела кататься именно под музыку этой певицы. Но честно скажу: я не исполняла образ в полную силу. Мысли были больше о прыжках — я хотела вернуть то, что растеряла из-за травмы.

— Чтобы развеять слухи и домыслы, хочется спросить напрямую: почему Анна Царева не выводила вас на старты сама?

— Она оставалась с младшими спортсменами, когда я уезжала на турниры. Честно говоря, не знаю подробностей. Тренеры группы сами решают между собой, кто куда едет, и нам просто объявляют. Может, у Анны Владимировны были личные дела или какие проблемы с документами. В любом случае на тренировках тренер полноценно со мной работала, а программы ставил хореограф Виктор Адоньев (ученик Этери Тутберидзе, выступал за Россию и Казахстан. — «Матч ТВ»).

— Осенью 2018 года после череды неудач вы откровенно писали в соцсетях о пубертате. Не думали просто пережить этот период и затем преобразиться с нуля?

— Такой мысли не было. Скорее проблема в периоде взросления. В 15-16 лет я жаждала свободы, а не ходить каждый день на тренировки. Видела, как сверстницы гуляют и наслаждаются жизнью, а я пашу. Лишь сейчас я понимаю, зачем тренеры объясняли мне тогда и, можно сказать, заставляли выходить на лед. Я все говорила маме, что не хочу, что мне уже неинтересно, ничего не получается… Из-за вечных жалоб возникло недопонимание и с мамой, и с тренером. Внутри меня морально сгорел человек — я была в пределах своей точки зрения. Взрослые что-то говорили, я вслушивалась в отдельные слова, но смысл не осознавала. Конечно, преодолей я период взросления более грамотно — провела бы сезон намного лучше.

Дарья Паненкова / Фото: © Mutsu Kawamori / AFLO / Global Look Press

— Ваши ощущения после последнего места на чемпионате России помните?

— Это все было очень тяжело пережить. Я морально выгорела по поводу того, что работала на тренировках, тратила время и здоровье, но ничего не получалось. В итоге поняла, что нужен отдых, и около двух месяцев не приходила на каток. Затем я резко начала тренироваться сама — решила вернуться. Отрабатывая на полу двойной аксель, я сломала ногу и месяц пролежала в гипсе. Посмотрела чемпионат мира в Японии и, даже соскучившись по соревнованиям, сделала вывод: идет главный турнир сезона, а я лежу в кровати — это знак! Надо идти своей дорогой, а не пытаться угнаться за маленькими девочками с четверными прыжками.

— А сама вы пробовали элементы ультра-си?

— Лет в 13 учила четверной сальхов и тройной аксель. Были удачные попытки, но дальше как-то не пошло. Мое тело очень рано начало взрослеть.

«Год назад я хотела поступать в театральный институт»

— Когда вы окончательно решили для себя, что больше нет смысла бороться?

— Эта мысль формировалась долго. Все прошлое лето я думала, сопоставляла шансы и желания. И вот осенью начался учебный год — мой выпускной класс в школе. Каждый день уроки и репетиторы… Я поняла, что надо серьезно готовиться к ЕГЭ, иначе не сдам и не поступлю в институт. Надо учиться! Так жизнь сама помогла поставить точку и признать, что я уже не вернусь в спорт. Я оставила себя как фигуристку в прошлом и двинулась дальше. Как раз подвернулась возможность тренировать, я давно этого хотела. К новому сезону уже не стала готовиться.

— Вы однозначно решили стать тренером? Не хотелось попробовать что-то другое?

— Год назад я хотела поступать в театральный институт. Но затем рассудила: если человек выбрал свою стезю, то он должен целенаправленно идти своей дорогой и не отвлекаться. Мне нравится быть тренером — такой кайф, удовлетворение от процесса! Там научить, здесь показать, тут исправить… Обожаю следить за этой сферой, углубляться, узнавать новые нюансы. В общем, быть тренером мне интересно.

https://www.instagram.com/p/CD1oemlJxBC/

— Чем сейчас наполнена ваша жизнь?

— Я учусь заочно на тренера, провожу индивидуальные мастер-классы и работаю на подкатках. Может, скоро устроюсь в спортшколу на постоянную работу. Прошлым летом я немного тренировала в группе Царевой, но потом не смогла совмещать: началась школа, а тренировки в основном идут в первой половине дня. Мы все обговорили и решили, что лучше я подготовлюсь хорошо к ЕГЭ. За это время Анна Владимировна нашла себе нового помощника. А сейчас все заполнено, так что я в поисках. Хочется уже стабильное расписание и каток.

— В декабре прошлого года вы дебютировали на соревнованиях в качестве тренера. Расскажите об ощущениях.

— Незабываемо. Выводить ученика на старт гораздо сложнее, чем самой кататься. Когда ты выступаешь, то выходишь на лед и сам контролируешь процесс, исполняешь элементы. А здесь какой-то магической связью пытаешься контролировать ученика. Силой мысли! Ты же не можешь сама откатать за него. Сложно, волнительно, но очень классно.

— Каково это — отвечать за успех ребенка, когда вам самой всего семнадцать?

— Мне нормально в этой роли. Главное — чтобы спортсмен меня слушал. А я должна правильно транслировать информацию, выразить суть. Недавно я довела 12-летнюю девочку от недокрученных двойных прыжков до стабильного двойного акселя. Мы с ней выполнили третий спортивный разряд. Значит, я умею преподавать.

https://www.instagram.com/p/B54s7yxJ8Yb/

— Пока возраст позволяет, хотели бы кататься в ледовых шоу?

— У меня мало такого опыта, но желание есть. Сложно планировать новые проекты — особенно сейчас, когда всех опять могут посадить на карантин. В целом если шоу не будет сильно мешать тренерству, почему бы и нет.

Следите за новостями фигурного катания в Telegram-канале «Матч! Фигурное катание».