Сейчас в эфире 22:25 Футбол. "Фрайбург" - "Бавария". Чемпионат Германии. Прямая трансляция              
далее... 00:25 Все на Матч!              
01:10 Бейб был только один              
06:30 Бесконечные истории              
07:00 Новости              
07:05 Безумные чемпионаты              
07:35 Новости              
08:00 Дакар-2017. Итоги гонки              
11:50 Все на футбол!              
12:20 Новости              
18:50 Новости              
18:55 Все на Матч!              
19:55 Все на футбол!              
22:25 Новости              

«Мне пишут: «Давай родим с тобой супергеймера». Интервью самой красивой киберспортсменки

Елена «Meg» Урусова начала киберспортивную карьеру в 12 лет и стала чемпионкой мира по Counter-Strike, а сейчас продвигает киберспорт в России. В эксклюзивном интервью «Матч ТВ» Елена рассказала, как в детстве обыгрывала взрослых мужчин, сколько заработала за карьеру и объяснила, почему управлять командой по CS сложнее, чем дирижировать оркестром.

– Я работала в кафе «Библиайтека» – это лакшери место на Смоленской, где можно не только поесть, но и поиграть во всевозможные игры, – говорит Елена. – Однажды владелец прорекламировал меня одному влиятельному человеку. Я играла одна, а они впятером – он и четыре его охранника. Разрывала их и думала, что не выживу. Пока играли, этот влиятельный человек сломал мышку и клавиатуру. Он сильно психовал: они немного умели играть, но из 60 раундов выиграли только 8.

На мое отношение к компьютерным играм повлиял профессиональный спорт: хотелось побеждать, совершенствоваться. Я же занималась легкой атлетикой и пробегала километр за 3 минуты 40 секунд. Потом два года играла в баскетбол. Все это переносилось в компьютерный клуб. Я с детства там была человеком, которого никто не мог обыграть. Все старались, но ни у кого не получалось. Я поддерживала форму, потому что потерять статус непобедимого игрока стало бы для меня ударом.

Хорошо ли вы помните Counter-Strike 1.6? Тест «Матч ТВ»

Как-то в клуб в Волгограде пришел парень. Мне тогда было 12-13, а он лет на десять старше. Парень посмеялся надо мной, предложил дуэль и был уничтожен: тоже нервничал, вскакивал и всячески угрожал. Потом долго пытался меня обыграть, но получилось только через несколько лет. Я тогда готовилась к поступлению в институт, тренироваться было некогда. За поражение мне пришлось целый месяц называть его «господин Артем» – такой был спор.

* * *

Лена начала серьезно играть в Counter-Strike в 2000-х, когда быстрого интернета в России почти не было. Она рубилась против парней уже в 12 лет, приезжала в Москву на первый женский турнир, брала титулы в составе лучшей команды России и побеждала на чемпионате мира.

Смотреть на YouTube

Она закончила играть в 2011 году, когда легендарную Counter-Strike 1.6 сменила новая версия – CS:GO. Идеальный момент для завершения карьеры: CS:GO – совершенно новая игра, где всему надо учиться заново.

Чем CS:GO отличается от «контры» детства?

Но на самом деле Лена никуда не ушла: она работает в студии RuHub, где комментирует и анализирует игры по CS:GO, делает сюжеты и занимается продвижением киберспорта в России. Во время недавнего московского турнира EPICENTER она вела студии «Матч ТВ».

* * *

– Сколько человек на вас подписалось после эфира на «Матч ТВ»?

– Сразу после эфира в инстаграме прибавилось около 1500 человек. Многие пытаются познакомиться, но хорошо, что мой молодой человек грамотно на все это реагирует. Бывают совсем неадекватные сообщения: предлагают замуж выйти, совместно родить супергеймера. Один пишет: «Твои и мои данные позволят нам создать супермашину».

Открыть видео

– Вас представили как чемпионку мира. Как проходил главный турнир вашей жизни?

– Без каких-либо проблем. Проблемы были только в отборочных играх, которые проводились в онлайне. Моя манера игры – много простреливать сквозь стены, поэтому меня обвиняли в нечестности. Сначала говорили, что я использую читы, потом думали, что за меня играет Алексей Колесников (легенда русского «контр-страйка» – «Матч ТВ»), с которым я тогда встречалась. А я любила простреливать, оттачивала этот элемент, много убивала таким способом. Меня даже хотели дисквалифицировать, но мы добились справедливости и поехали в Германию.

У нас все девчонки в команде были с хорошими внешними данными. Приезжаем, на нас смотрят примерно так: «Вы ничего не перепутали? Вам не на турнир по «контр-страйку» надо, а в сауну к мужикам». Мы сели и сразу проиграли первую карту. Я тогда в первый раз в жизни наорала на команду. Девчонки делали что-то странное, будто разучились играть. После моих криков и мата они собрались, мы спокойно выиграли турнир. Тогда все поняли, что зря меня обвиняли в нечестности во время отборочных игр.

– Раньше киберспортсмены во время серьезных турниров находились в нетрезвом состоянии. У вас бывало такое?

– У меня – нет. Но знаю случаи, когда в таком состоянии люди выигрывали турниры. Алкоголь расслабляет, перестаешь нервничать. Но под алкоголем ты будешь предельно собран в первые полчаса, а потом пойдет обратная реакция. Ты будешь в постоянном расфокусе, заторможено реагировать на события в игре. В моих командах, слава богу, никогда такого не было.

https://www.instagram.com/p/BI0JkDuA8uS/

На мужских полупрофессиональных турнирах такое раньше случалось сплошь и рядом, но сейчас только энергетики можно пить. Я энергетики не пила: кажется, что они придают каких-то сил, четкость, но на самом деле только раздражают нервную систему. У людей, которые играли под энергетиками, тряслись руки. Не потому, что они волнуются, а потому что их нервная система возбуждена до предела.

Сейчас на всех серьезных турнирах есть допинг-контроль, игроки сдают анализы. Потому что есть средства, которые улучшают, например, координацию. Выборочно берут человека из команды и проверяют. А допинг-контроль в киберспорте существует давно, года с 2007-го.

* * *

– Как вы объявили маме, что играете в «контр-страйк» профессионально?

– Я сначала маме ничего не объясняла. Чтобы накопить на взносы для участия в турнирах, приходилось экономить. Где-то в школе на завтраках, где-то еще. В один прекрасный вечер мама спросила: «Где ты пропадаешь?» Я ответила, что гуляю с друзьями. Тогда в Волгограде открыли новый компьютерный клуб, а рядом был цех по производству котлет по-киевски. Каждый раз, когда возвращалась домой, от меня пахло этими котлетами. Как-то мы с мамой случайно столкнулись около этого клуба. Она спросила: «Что ты здесь делаешь?» Я ответила, что зашла с ребятами в клуб поиграть. После этого мама всегда понимала, когда я приходила из клуба. Пришлось сказать: «Я играю». Но она была рада, что я нигде не выпиваю, не наркоманю и не курю сигареты.

https://www.instagram.com/p/BJ4uFC1gNGG/

Мама осторожно относилась: «контр-страйк» она мне не запрещала, но и не поощряла. У нас было условие, что если я играю, то занимаюсь чем-то параллельно еще. Кроме спорта и «контр-страйка», я еще занималась музыкой.

– Инструмент?

– Домра. В музыкальной школе по минимуму рассказывала, что играю в компьютерные игры. Учительница считала, что даже отношения между мальчиком и девочкой – это лишнее до тех пор, пока кем-то не станешь. Поэтому рассказывать ей про компьютерные игры было бы смертным приговором. Я ее очень люблю и уважаю, она многому меня научила. Она считала, что у меня хорошие данные для музыки, но ее раздражало мое нежелание полностью отдаться музыке. Я получала удовольствие от выступлений, но это искусство – здесь нет соревнования. Учительница говорила, что на музыку надо минимум 5 часов в день тратить! Но какие 5 часов? 2 часа – потолок. После школы поступила во ВГИИК в Волгограде, училась на дирижера народного оркестра.

– Чем сложнее дирижировать: оркестром или командой по «контр-страйку»?

– Я в команде сначала не была капитаном. Была киллером, фрагером (эгоистичным нападающим, если сравнивать с футболом – «Матч ТВ»). Мне хотелось сиять и показывать, сколько приношу пользы. Но потом дошло, что можно показывать сумасшедшую личную статистику, а команда будет проигрывать. 

Конечно, тяжелее дирижировать командой по «контр-страйку». Все мои девочки были непростые и с характером. С оркестром проще: если ты разбираешься в музыке и знаешь ее законы, то совсем не тяжело. Главное, найти общий язык с людьми.

* * *

– Вы говорили, что почти ничего не заработали киберспортивной карьерой.

– Самый большой гонорар – 4500 евро на пятерых. За победу на том чемпионате мира. Сейчас все лучше, девчонки на команду могут получать по 30 тысяч евро, по 50 тысяч евро за турнир. Парни дрались за такие суммы 8 лет назад, а сейчас на турнир за 50 тысяч никто даже не поедет.

– Я видел, как на турниры по FIFA игроки приходили с родителями. Встречали что-нибудь подобное?

– Я видела, как люди месяцами жили в клубе под столом. Такое, в принципе, происходит на «Дримхаке» (масштабный турнир по компьютерным играм, проходящий в Швеции – «Матч ТВ»). Туда люди приезжают со всей Европы, со своими компами. Поиграли – и под стол спать.

– Ваше самое дикое приключение за границей?

– Один раз героически не поехала за границу. Меня тогда позвали в команду Mousesports. Они хотели подписать меня и еще одну девочку из моей старой команды, а я считала, что надо брать троих. В итоге мне пришлось пожертвовать поездкой на турнир в Польшу, чтобы вместо меня просмотрели другую девочку и увидели, что она нас потом зароет, если перейдет в другую команду. Я наврала, что поехать не смогу, что у меня учеба. Смотрела из Волгограда, как девчонки выигрывают первый европейский турнир. Плакала и от счастья, и от горя.

В конном спорте мужчины и женщины выступают вместе. Почему девушки в киберспорте слабее мужчин, почему вы выступаете отдельно?

– Парни лучше приспосабливаются к стрессовым ситуациям. Если посмотреть на среднестатистического мальчика и среднестатистическую девочку, то на одну и ту же ситуацию реакция будет разной. Парни в силу своего гормонального фона реагируют на все спокойно, воспринимают вещи такими, какие они и есть. А женщина начинает себе накручивать что-то в голове. 

https://www.instagram.com/p/BIiDBZlAkhr/?taken-by=vpmeg

Если рассмотреть «контр-страйк», возьмем простой пример. В одной команде осталось 4 живых игрока, в другой – один. Тому, кто остался один, нужно убить четверых и обезвредить бомбу. У парня сразу есть план: либо идти воевать, либо пойти сохранить автомат на следующий раунд. А что происходит с девочкой? В большинстве случаев у нее просто паника! Вот здесь девочки проигрывают парням. Многие девочки стреляли лучше парней, но психология не позволяла побеждать из-за таких моментов. К тому же парни не хотят много тренироваться с девочками, из-за этого сложно расти.

* * *

– Как вы объясняете, что киберспорт – спорт?

– Просто надо понять, что «спорт» в киберспорте заключается в соревновании. С киберспортом надо познакомиться. Лично посмотреть, а не читать и слушать чьи-то там слова. Посмотреть на EPICENTER, на болельщиков, на игроков. Это, в большинстве своем, красивые, спортивные и ухоженные молодые люди. Они играют в компьютерные игры и получают огромные деньги. В прошлом эти люди занимались обычным спортом, музыкой, заканчивали институты. Они все личности, а не какие-то маньяки. Просто большое количество людей живут стереотипом, что компьютерные игры забирают детей в виртуальную реальность и отбирают будущее.

– Вы же могли сделать столько полезного за бесконечные часы, пока играли в «контр-страйк».

– Да, могла сварить стопицот тысяч борщей, но что толку от этого? Я умею варить борщ – этого достаточно. Я много играла, но у меня есть музыкальное образование; я занималась и занимаюсь спортом до сих пор. Увлекаюсь мотоциклами, много читаю и хорошо знаю английский язык. Спасибо маме, что не указывала мне: «Ты будешь балериной, другого не дано». Она дала мне возможность позаниматься балетом, танцами, музыкой, модельными вещами. Говорила: «Даже если не станешь профессиональной моделью, хоть на каблуках научишься ходить».

Я много раз задавала себе вопрос, зачем столько времени потратила на «контр-страйк». А для того, чтобы сидеть сейчас перед вами, чтобы быть на «Матч ТВ» и чтобы дальше продвигать киберспорт. Рассказывать о киберспорте мне нравится не меньше, чем играть. Меня спрашивали: зачем тебе это? А я отвечала, что хочу объяснить людям, что киберспорт – это не зло. Не надо детей в панике отводить от компьютеров, думая, что они попадут в виртуальную реальность и не вернутся.

– Где гарантии, что вернутся?

– Гарантии в правильном контроле родителей за своим ребенком, потому что сам по себе киберспорт ничего плохого не принесет.

Родители ошибаются изначально, покупая ребенку планшет в пять лет. Вместо того, чтобы поиграть в живую игру, они ставят ему игру на планшете. А потом обвиняют создателей игр в том, что ребенок не приспособлен к реальной жизни. Не компьютерные игры виноваты, а вы. Детей надо мотивировать заняться обычным спортом, пойти танцевать или еще что-то. Надо быть ребенку родителем, а не человеком, у которого есть ребенок. Люди приходят домой с работы и думают: «Блин, еще с сыном играть. Лучше посажу его за комп, а сам отдохну». Потом этот же человек сидит и критикует киберспорт.

Я часто сравниваю работу в офисе за компьютером с профессиональной игрой в компьютерные игры. И те, и те целый день отработали, пришли, сели на диван, взяли пиво и включили футбол. Но в киберспорте есть турниры, приключения по миру, знакомства с людьми, изучение иностранного языка. Кстати, московский EPICENTER – это пока лучшее, что случалось с киберспортом. Это первый турнир в истории, где было такое шоу. Я уверена, что теперь будут держать планку.

Текст: Глеб Чернявский

Фото: vk.com/vpmeg, epicenter.gg

Еще больше киберспорта на «Матч ТВ»

Открыть видео

Почему российскому футболу стоит равняться на киберспорт

Киберспортсмен, который сравнивает себя с Леброном и звездами НХЛ

10 фактов о киберспорте, которые вас шокируют

Зачем «Спартак» подписал киберспортсмена

Почему киберспорт на самом деле спорт

  • sportbox.ru
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях