Олимпийский чемпион, которого дисквалифицировали за перерасход в 70 марок. История Армина Хари

Рассказывает Сергей Лисин.
  • 1 сентября — особая дата в мужском легкоатлетическом спринте, именно в этот день в Риме свою олимпийскую золотую медаль на 100 метров выиграл Армин Хари
  • В тот же день, но 12 лет спустя, золото Мюнхена завоевал Валерий Борзов, но с оговоркой, что два сильнейших американских спринтера, Эдди Харт и Рэй Робинсон, из-за ошибки тренера сборной США опоздали на предварительные забеги, чем значительно упростили Борзову задачу, так что та победа, как бы это горько ни звучало, вызывает вопросы. 

Хронологически последней победой белого на «сотне» ОИ является московский триумф Аллана Уэллса в 1980-м, но тогда из-за бойкота не приехали американцы, канадцы, представители государств карибского бассейна, так что кворума не было, как бы московскую Олимпиаду не раскрашивали в радостные цвета позднего застоя. Вот и выходит, что последним спортсменом со светлым цветом кожи, который выиграл 100 метров на Олимпиаде, когда все приехали и никто никуда не опоздал, был Армин Хари. О нем и пойдет речь.

Хари — настолько отдельное явление в мире спринта, что по его победам и ошибкам можно учить молодых спортсменов даже сейчас. Главным его оружием и главной же проблемой являлась очень быстрая реакция на выстрел стартового пистолета. С одной стороны, это позволяло уходить со стартовых колодок быстрее остальных, с другой, в условиях отсутствия электронной системы фиксации усилия на колодке, становилось причиной многочисленных обвинений в фальстартах, потому что на глаз — это были чистой воды фальстарты.

Хари уходил с колодок на несколько сотых быстрее соперников, но на «сотне» этого было достаточно, во-первых, чтобы завоевать преимущество на первых метрах, а во-вторых — несколько деморализовать остальных спринтеров, которые видели, что к отметке 50 м немец был уже впереди. За 10 секунд в голове у некоторых спортсменов пролетают целые эпопеи, и осознать лидерство соперника — не самая сложная задача.

В результате когда Хари 21 июня 1960 года впервые в истории показал 10 секунд ровно, установив мировой рекорд, сделать ему это удалось только со второй попытки, на старте, который сейчас является этапом «Бриллиантовой лиги» в Цюрихе, а тогда был просто одним из главных коммерческих турниров в Европе. Хари тогда, по мнению судей, допустил фальстарт, был отстранен, затем добился права на перебежку и, едва успев отдохнуть, выдал забег на бис. На этот раз он стоял в колодках до последнего, а когда много лет спустя забег проанализировали повторно, то получалось, что стартуй спортсмен нормально, то было бы 9,90-9,95.

Проблема фальстартов до появления электронных систем в легкой атлетике требует отдельного объяснения. Дело в том, что фиксирует фальстарт стартер, так как он может соотнести время, когда он выстрелил и когда спортсмены начали движение. Стартер находится на расстоянии порядка 5-10 метров от спортсменов, временем, требующимся для того, чтобы звук выстрела долетел до атлетов, можно пренебречь. Таким образом, от выстрела до начала движения тех разделяет только цепочка: слуховой раздражитель — головной мозг — спинной мозг — реакция тела и нижних конечностей. Стандартно эта цепочка занимает порядка 0,16 сек. у мужчин и 0,18 у женщин. Согласно современным правилам легкой атлетики (когда на колодках стоят датчики), если спортсмен начал отталкивание ранее чем через 0,1 сек. после выстрела, то это считается фальстартом, т. к. человек не может отреагировать быстрее. Но это сейчас, а до появления электроники вся ответственность ложилась исключительно на стартера, и тому зачастую казалось, что Хари убежал одновременно с выстрелом, а чтобы это сделать, начать толкаться он должен был еще до выстрела. Что же до зрителей на трибунах, то их восприятие складывалось тем более не в пользу Хари, потому что до них звук выстрела долетал совсем не сразу, и казалось, что вообще едва ли не весь забег убежал раньше. Собственно, именно поэтому при работе «по ручнику» хронометристы на финише, которых со стартером разделяет 100 метров, реагируют не на звук, а на вспышку, только вот зрителям про это не всегда рассказывают.

https://www.instagram.com/p/BL3g5fThfmx/

Еще одной, несколько неочевидной, проблемой Хари, сыгравшей в разгар баталий в Риме, стала его внешность. Он был светловолосым немцем, выгоравшим к осени почти до блондина. Светлее него в немецкой эстафетной четверке был только Вальтер Малендорф. В 1960-м еще были живы и вполне дееспособны многие американские журналисты, работавшие на Западном фронте, и не обошлось без сомнительных сравнений, особенно после публикации фото с награждения ОИ-60, где Армина поймали во время поднятия правой руки, которое со стороны выглядело очень и очень двусмысленно, хотя это, по сути, был просто стоп-кадр движения, приветствующего зрителей. Немного спасало то, что олимпийский чемпион 1956 года на «сотне», Бобби Морроу, тоже был белым, да к тому же любимцем прессы, но он был американцем, «а это другое», как сказали бы сейчас.

Триумф в Риме тоже мог бы не состояться, и снова из-за фальстартов — Хари снова, по мнению судей, нарушал правила. В финале ему досталась крайняя шестая дорожка, за спортсменом следили сразу с двух углов: стартер слева и судья сзади. Первый раз спортсменов вернули, потому что Хари, по мнению судьи, дернулся до выстрела. Второй раз они поднялись из колодок, потому что кубинец Энрике Фигерола поднял вверх руки, сообщив, что не готов стартовать — нужно было поправить колодки, они изменили положение. Ушли только с третьей попытки, Хари немного лидировал с первых метров, затем они с американцем Дэйвом Саймом почти выровнялись, но Хари сумел продавить на последних шагах. В результате по ручному хронометражу оба показали 10,2, но грудь немца оказалась впереди. Джесси Оуэнс, сидевший на трибунах и, по собственному признанию, ждавший результата из 10 секунд, был немного разочарован, но вида не подал.

Но главной проблемой Хари, значительно более серьезной, чем слишком хорошая реакция и внешность, был его характер, можно сказать, даже не совсем немецкий. Он постоянно конфликтовал со своей федерацией, шел против мнения руководства, за что минимум дважды получал дисциплинарные дисквалификации, последняя из которых, за перерасход в размере 70 марок, привела к его отстранению уже в ранге олимпийского чемпиона. Помимо этого он одновременно имел два контракта, с Adidas и Puma, в результате чего бежал в обуви одной фирмы, а на награждение выходил уже в другой. Учитывая, что обе фирмы были немецкие, связи их «наверху» были очень сильны, все это создало Армину дополнительные проблемы на родине. В результате он завершил карьеру почти сразу же после римского триумфа.

Армин Хари / Фото: © Sven Hoppe / dpa / Global Look Press

Дальше жизнь закрутилась тоже не совсем гладко. Хари работал в сфере недвижимости и в 1981 году был приговорен к двум годам тюрьмы за пособничество и подстрекательство к финансовым махинациям на сумму около 3,2 миллиона марок в отношении католической церкви. После апелляции срок был сокращен до 18 месяцев с отсрочкой наказания и штрафа 20 000 марок.

В 2018 году Хари продал всю свою коллекцию медалей, включая олимпийские, частному коллекционеру из США. По условиям продажи, награды должны два года выставляться в американских музеях, и если за это время в Германии найдется покупатель, то контракт должен быть расторгнут. Причиной продажи стало то, что у Хари нет наследников, и ему некому завещать ни свою недвижимость, ни свои награды, а ситуация, когда после его ухода из жизни все это окажется на аукционе, его не устраивала. Как сказал сам Хари: 

«Печально, что-то, что я сделал для Германии, очевидно, ценится в Америке больше, чем в моей родной стране».

Другие материалы автора: