Его победу в Саппоро советские граждане променяли на шопинг. Памяти Вячеслава Веденина

Его победу в Саппоро советские граждане променяли на шопинг. Памяти Вячеслава Веденина
Вячеслав Веденин / Фото: © РИА Новости / Соловьев
Колонка Сергея Лисина.

В истории нашего спорта есть люди, масштаб которых очень сложно переоценить, их победы остались в истории, вошли в легенды, хотя и практически не сохранились на видеозаписях. Лыжник Вячеслав Веденин, ушедший из жизни 23 октября, — из их числа.

И дело не столько в том, что он двукратный олимпийский чемпион Саппоро-72 и обладатель двух золотых наград ЧМ-1970. Дело скорее в том, как именно были завоеваны эти медали и какой путь Веденин, родившийся в 1941-м, прошел на пути к ним.

Невозможно было, появившись на свет через три месяца после начала войны, прожить спокойное и сытное детство. Невозможно было, начав заниматься лыжными гонками в 1957-м, иметь все необходимое для тренировок даже по меркам СССР. Те задачи, которые приходилось решать поколению Веденина, незнакомы подавляющему большинству современных спортсменов, включая тех из них, кто сам из деревень.

Вячеслав Веденин на XI зимних Олимпийских играх в Саппоро / Фото: © РИА Новости / Дмитрий Донской

Про Веденина ходит много популярных историй: про ответ матом журналисту в Саппоро, про уловку с мазью перед этапом олимпийской эстафеты, но все это вершина айсберга карьеры. К этой вершине нужно было подойти, до нее нужно было добраться, ломая не только соперников, не только самого себя, но и многое из того, что в тогдашней системе подготовки советских сборных скорее мешало, чем помогало показывать высокие результаты.

Страна требовала медалей от всех. Но при этом страна оказалась неспособна запустить производство собственного спортивного инвентаря, чье качество позволяло бы конкурировать на равных с основными соперниками. Нигде — ни в лыжных гонках, ни в велоспорте, которым Веденин, кстати, успешно занимался (МС на шоссе и треке), ни в легкой атлетике и ни в плавании, где, казалось бы, необходимы только плавки. Даже их советская легкая промышленность сшить не смогла. Поэтому все, что соответствовало требованиям спорта высших достижений, закупалось за валюту. Которой не было, во всяким случае на спорт. И то, в чем (и на чем) выступали советские лыжники поколения Веденина, зачастую не соответствовало мировому уровню.

Вячеслав Веденин / Фото: © РИА Новости / Дмитрий Донской

В интервью «СЭ» в 2013-м Веденин вспоминал, как в 1965-м у него появился, как бы сейчас сказали, персональный спонсор, шведский миллионер Курт Люсель. И именно благодаря ему у советского спортсмена в распоряжении наконец оказался нормальный инвентарь. Не благодаря Госкомспорту, не благодаря советской спортивной федерации, а благодаря частному шведскому капиталу. Сейчас бы, конечно, из этого сделали скандал. Тогда — никто и не узнал, советские граждане читали ровно то, что им сообщали в «Советском спорте». А там не сообщали, что наши спортсмены порой вынуждены сами любой ценой доставать то, что государство и само не делало, и закупать не собиралось. Но при этом регулярно забирало себе призовые, заработанные атлетами, видимо, считая это налогом на право выезда в капстраны.

Вот такие вещи стоят за красивыми победами в Саппоро и Высоких Татрах. Веденин оказался слишком силен, чтобы подобные проблемы его остановили, как и остальное — снегопады, провал напарников по эстафете на ОИ, агрессивно настроенные болельщики в Чехословакии на ЧМ и так далее. Но только вот карьера его в сборной длилась десять лет, с 1966-го по 1976-й. И будь в этой карьере чуть меньше характерных чисто для советских сборных сложностей — побед было бы, конечно, больше.

Вячеслав Веденин / Фото: © РИА Новости 

Перед олимпийским отбором 1976 года его уговорили слить кровь в расчете вернуть ее уже перед Играми. Тогда это было легально, никаких вопросов, кроме одного: даже тогда, в середине семидесятых, уже прекрасно было понятно, что после донорства 680 миллилитров крови наступит физиологическая «яма». Для чего было делать это с одним из лучших лыжников страны перед олимпийским отбором? Сейчас ответ на этот вопрос не сможет дать уже никто.

Мы привыкли гордиться победами Веденина. Гордиться просто так, как символом того, что наши спортсмены сильнее иностранцев. Только вот получается, что гордиться нужно прежде всего тем, что наши спортсмены сильнее внутренних обстоятельств, потому что именно их приходится преодолевать первыми, а уж затем — обгонять представителей других стран. Но этим гордиться как-то неудобно, не так пафосно.

Да, Рождественский посвятил Веденину стихи. Но тот же Рождественский, по словам лыжника, убежал во время победной эстафеты в Саппоро-72 по магазинам, потому что все тогда считали — Веденин не вытянет. Даже тренеры сборной, которые говорили ему это перед стартом в лицо. Легко писать стихи о свершившейся победе. Сложнее — подойти к спортсмену до гонки и поддержать его, спросить, можешь ли ты чем-то помочь на трассе, покричать, подбодрить.

Так что полная история «Репортажа о лыжной гонке» — это не ода спорту, это напоминание, что спорт — не только победы, но и люди, в которых нужно верить «до», а не «после». Даже если ты приехал в составе делегации и вроде как не входишь в тренерский штаб команды. Даже если сегодня магазины работают последний день и обязательно надо отовариться.

Вячеслав Веденин / Фото: © РИА Новости 

Веденин стал тем символом наших мужских лыж, за которым пошли победы Бажукова и Савельева, Зимятова и Прокуророва. Он стал символом веры, что мы можем обыгрывать скандинавов не исключительно в эстафетах, что случилось в 1956-м, но и в личных гонках. Этот символ был нужен тогда нашим мужским лыжам, несколько позорно отстававшим от женских по количеству наград с крупнейших турниров. Веденин им стал. Не выиграй он тогда, в Саппоро, бог его знает, что было бы дальше, поверили бы наши парни в себя в дальнейшем или нет.

Сейчас, в день его ухода, помимо невероятного сожаления и боли каждого, кто любит спорт и помнит его историю, остается еще одно сожаление: вся информация о Веденине — это, по сути, отрывки его немногочисленных интервью и какие-то легенды. За все эти годы о нем так не написали нормальной книги, подробной биографии, чтобы можно было полностью оценить масштаб той жизни, которую прожил наш великий лыжник.

Открыть видео

Еще по теме: