Глеб Ретивых: «Ждал, пока Большунов встанет в середину, чтобы ему не помешать, поэтому и не прошел в финал»

У Глеба был хороший шанс.

Глеб Ретивых начал свое выступление на спринтерском этапе КМ по лыжным гонкам в Коннеруде, став двенадцатым в квалификации (2.56,83). О том, в каком состоянии Ретивых подошел к этому старту, рассказал его тренер Маркус Крамер.

— Говоря о Ретивых, это нормальный результат для него или он может быстрее?

— Он может быстрее, я уверен. Но после «Ски Тура», который был для Глеба очень тяжелым, с большим количеством дистанционных гонок, он был неделю дома и тренировался в облегченном режиме, чтобы восстановиться. И сегодня у него первый старт после отдыха. Так что, я думаю, в финалах он может выступить намного лучше.

Глеб Ретивых / Фото: © globallookpress.com

Слова тренера Ретивых полностью оправдал в четвертьфинале, который выиграл с результатом 2.58,30, обойдя Лаури Вуоринена, Харальда Аструпа Арнесена, Томаса Хелланда Ларсена, Маркуса Грате и Евена Нортуга, младшего брата Петера Нортуга.

В стадии полуфиналов Глеб попал в один забег с Ховардом Таугбелем, Александром Большуновым, Александром Терентьевым, Калле Хальварссоном и все тем же Арнесеном, которого уже обошел в ¼. Со старта Ретивых ушел хорошо, занял вторую позицию позади Таугбеля, но тут Большунов атаковал справа, возглавив забег, и Глеб сместился на третью позицию. Так они шли до завершающего подъема, где Таугбель атаковал Большунова, заняв параллельную лыжню. Ретивых попробовал встать за норвежцем, но Большунов, шедший справа, начал смещаться влево, и Глебу пришлось чуть замедлиться. Этот момент стал определяющим в забеге — дальше шансов атаковать уже не было, а время, показанное Ретивых, не позволило ему пройти в финал как лаки-лузеру. 

После завершения соревнований мы пообщались со спортсменом.

— В четвертьфинале, который вы выиграли, казалось, что все хорошо. Все хорошо?

— Так и есть, все нормально.

— По словам Маркуса Крамера, после тяжелого «Ски Тура» с большим количеством дистанционных гонок вы устали и неделю тренировались дома в лайтовом режиме. Отдохнули?

— Не сказал бы, что режим был лайтовым. За день до отъезда сюда, в воскресенье, я делал очень тяжелую работу, не скажу конкретно какую, но очень тяжелую, чтобы специально проработаться.

https://www.instagram.com/p/B9J13-LJW50/

— Проработаться после тяжелого «Ски Тура»?

— Дело в том, что когда я катался дома, пульс был очень низкий, видимо, действительно из-за усталости после скандинавской многодневки. И хотелось как раз пробить этот низкий потолок пульса, пробить себя, потерпеть. Но вечером, после этой тренировки, появился небольшой насморк, запершило горло. И когда я бежал сегодня, это немного тревожило, было тяжело дышать.

— Это сказалось на состоянии?

— У меня нормальное, рабочее состояние. Но не суперкрутое, какое было бы неплохо иметь именно на этих соревнованиях, потому что сегодня имелся хороший шанс.

— Соперники его давали?

— Голдберг не бежал, Пеллегрино вылетел в четвертьфинале, Люка Шанава не прошел дальше пролога, а они как раз идут выше меня в спринтерском зачете КМ. И сегодня нужно было попадать в финал и на пьедестал. Погода, правда, немного подвела.

— Чем именно?

— Когда наступает соревновательный день, у нас самая ужасная погода во время старта. Сегодня очень-очень мягко, и ехать можно было только друг за другом, негде обогнать. И только на заключительном финишном подъеме, если у тебя есть силы, ты можешь попытаться атаковать. Но поскольку на квалификации и в забегах валил снег, все выстраивались в струнку. Плюс я допустил ошибку на финише: когда пошел обгонять Таугбеля и Большунова, находясь на третьей позиции, то встал в левую лыжню, а там вооот такие ямы (показывает рукой профиль американских горок), очень криво. Прямо перед квалификацией по трассе проезжал ратрак, и она очень кривая. В результате я сильно врезался в снег, и пришлось чуть подождать, пока Саша Большунов встал в середину, чтобы ему не помешать. Поэтому и не получилось пройти в финал.

— Впереди американские этапы?

— Да, конечно, если только не отменят соревнования из-за всяких болезней. Но я буду здесь, в Осло, с командой до вылета в Америку, и хотелось бы, конечно, пробежать марафон в Холменколлене.

— Полтинник классикой?!

— Ну да, а почему нет, мне нравятся такие дистанции. Знаю, что, может быть, Сергей Устюгов не побежит, и я был бы не прочь принять участие в этом старте.

— Вы спринтер…

— Не сказал бы, что я спринтер, я бегаю дистанционные гонки, просто так получается, что из-за этих проклятых спринтов я не могу нормально готовиться и всегда нет свободной квоты на дистанцию. Из-за этого тяжело пробиться в состав, а когда тебе дают шанс — показать хороший результат.

Если я до 23 лет был универсалом, выигрывал первенства России и неплохо бегал на молодежных чемпионатах мира дистанционные гонки, то, значит, я могу их бегать и сейчас. Просто был период, когда я это упустил и увлекся одним спринтом, это была большая ошибка, и теперь очень тяжело возвращаться в прежнюю специализацию, тем более что я уже немолодой спортсмен.

Читайте также: