live
19:25 Футбол. Российская Премьер-лига. "Рубин" (Казань) - "Уфа". Прямая трансляция
19:25
Футбол. Российская Премьер-лига. "Рубин" (Казань) - "Уфа". Прямая трансляция
21:25
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
21:55
Футбол. Чемпионат Англии. "Манчестер Юнайтед" - "Манчестер Сити". Прямая трансляция
23:55
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
00:55
Футбол. Чемпионат Англии. "Вулверхэмптон" - "Арсенал" [0+]
02:55
"Кубок Либертадорес". Специальный обзор [12+]
03:25
Футбол. Кубок Либертадорес. Групповой этап. "Депортес Толима" (Колумбия) - "Бока Хуниорс" (Аргентина). Прямая трансляция
05:25
"Команда мечты" [12+]
06:00
"Вся правда про ...". Документальный цикл [12+]
06:30
"Жестокий спорт". Документальный цикл [16+]
07:00
Новости
07:05
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
08:30
Новости
08:35
Футбол. Кубок Германии. 1/2 финала. "Вердер" - "Бавария" [0+]
10:35
Новости
10:40
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
11:10
Хоккей. Еврочеллендж. Латвия - Россия. Трансляция из Латвии [0+]
13:30
Новости
13:35
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
14:00
Футбол. Чемпионат Испании. "Атлетико" - "Валенсия" [0+]
15:50
Новости
15:55
Баскетбол. Евролига. Мужчины. 1/4 финала. "Баскония" (Испания) - ЦСКА (Россия) [0+]
17:55
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
18:25
Футбол. Российская Премьер-лига. "Крылья Советов" (Самара) - "Урал" (Екатеринбург). Прямая трансляция
20:30
Кёрлинг. Смешанные пары. Чемпионат мира. Россия - США. Прямая трансляция из Норвегии

Без права на срыв подхода. Как остановить «допинговый локомотив» тяжелой атлетики?

Без права на срыв подхода. Как остановить «допинговый локомотив» тяжелой атлетики?
Председатель антидопинговой комиссии Федерации тяжелой атлетики России Александр Петров / Фото: © РИА Новости/Владимир Трефилов
За положительные пробы с Олимпиад Пекина и Лондона российских тяжелоатлетов отстранили от международных соревнований до октября 2018 года. Как обстоят дела с допингом и чего не хватает в борьбе с нарушителями, «Матч ТВ» рассказал председатель антидопинговой комиссии Федерации тяжелой атлетики России (ФТАР) Александр Петров.

– Сколько положительных допинг проб у нашей тяжелой атлетики в этом году?

– Три случая, все у девушек. Первый – фуросемид у молодой спортсменки, вызванной на сбор в национальную команду и сдавшей пробу в рамках тестирования международной федерацией. Позже она обвинила команду в том, что допинг ей подсыпали, но факт в том, что этот положительный результат пошел в зачет международного тестирования российской тяжелой атлетики. Второй случай – завершившая карьеру девушка (Анастасия Воробьева – примечание «Матч ТВ»), не сообщившая об этом в антидопинговую организацию. Те к ней приехали, а она отказалась сдавать пробу. Это нарушение, несмотря на все обстоятельства. Третий случай – спортсменка (Алла Гришина – примечание «Матч ТВ»), на региональных соревнованиях сдавшая пробу, в которой были найдены следы «особой субстанции» (стимулятора категории S6(б) – примечание «Матч ТВ»). За это она получила два года дисквалификации, а не четыре, то есть при рассмотрении ее дела были найдены смягчающие обстоятельства.

– Как обстоят дела с допинг-контролем на российских соревнованиях в данный момент?

– Юношеские первенства проводятся фактически без допинг-контроля, потому что ситуация, когда на турнире берут четыре-шесть проб, иначе названа быть не может.

– Четыре-шесть проб со всех весовых категорий?!

– Да. У нас чтобы нормально провести допинг-контроль на соревнованиях, нужно брать намного больше. Давайте подсчитаем: весовых категорий восемь у мужчин и столько же у женщин. Если тестировать всех призеров, то выходит уже сорок восемь проб. Еще несколько проб нужно брать по случайному выбору или в особых случаях. Вот и получается порядка шестидесяти проб на турнир.

– О каких особых случаях речь?

– Например, когда спортсмен выполнил норматив мастера спорта международного класса (МСМК). Для его присвоения он должен сдать допинг-контроль. Вот о таких случаях.

– То есть РУСАДА берет только десять процентов от требуемого?

– Когда они приезжают на соревнования, то обычно берут четыре-шесть проб. На взрослом чемпионате страны было восемнадцать. Назвать это полноценным допинг-контролем, повторюсь, нельзя. Это недопустимо.

– Какие последствия предполагает эта ситуация?

– На какое-то время мы можем стать своеобразным «допинговым локомотивом». Спортсмены, чей принцип подготовки включает использование допинга, могут приезжать на всероссийские соревнования и занимать высокие места, зная, что там не будет тестирования. Соответственно, по регламенту комплектования сборной команды, мы обязаны их после этого включить в состав, вызывать на сборы. Туда приезжает допинг-контроль, уже по линии международной федерации, или, что еще хуже, не приезжает. В последнем случае спортсмены отправляются на международные соревнования, где и сдают положительные пробы. Последствия очевидны – скандал, штрафы и еще один повод отстранить нас.

– Какие турниры допинг-контроль должен проверять полностью, в том объеме, который вы озвучили, порядка шестидесяти проб?

– Это как минимум пять основных стартов, на которых комплектуется состав сборной команды: чемпионат страны, кубок страны и три возрастных первенства – у юношей, юниоров и молодежи. А вот дальше уже можно думать об организации внесоревновательного тестирования, проверять спортсменов дома или на сборах, исходя из тех возможностей, которые есть у РУСАДА, их плана тестирования и их аналитики. Мы готовы им помогать, сообщать о каких-то подозрениях, спортсменах, находящихся в зонах риска. К сожалению, в данный момент РУСАДА работает не в полную силу, как раз недавно они проходили аудит. Будем надеяться, что когда они начнут полноценно функционировать, все станет лучше.

– В последнее время очень много случаев отравления спортивным питанием, которое содержало допинг. Какая работа ведется у вас в этом направлении?

– В 2011 году у нас был случай, когда Дмитрий Лапиков принял самостоятельно приобретенную биологически активную добавку, в которой содержался допинг, и не поехал на Олимпиаду в Лондон. После этого, с сентября 2011 года, в федерации действует «Положение о правилах приема биологически активных добавок и лекарственных препаратов», согласно которому запрещен прием всех БАДов, приобретаемых спортсменом самостоятельно. Лекарственные средства разрешено принимать только после консультации с тренером или врачом. Вот и ответ на ваш вопрос. Правило приема БАДов – не принимать их.

– Пока РУСАДА еще не соответствует кодексу и ограничено в своих возможностях, как качественно проверяют парней и девушек из национальных пулов тестирования вне соревнований?

– Стандартов как таковых тут нет. Этим занимается отдел планирования тестирования РУСАДА, исходя из своей логики и возможностей. На наш взгляд, они делают это не совсем так, как надо. Мы в ФТАР все равно лучше знаем ситуацию, и если бы к нам обращались то, конечно, мы подсказали бы, что можно улучшить. В принципе, мы частично делаем это, например, рекомендуя списки спортсменов для включения в пул тестирования. Определяем, каких спортсменов стоит «вести» более плотно на основании косвенных признаков, например, внезапного отказа от выступления на соревнованиях с допинг-контролем, отказа от этапа централизованной подготовки, когда человек, выиграв соревнования, не приезжает на сбор. Особое внимание уделяется спортсменам, которые давно не стояли в пуле тестирования и длительное время не проверялись, а также бывшим «доперам», которые вышли из дисквалификации и продолжают карьеру. Быстрый рост результатов или, наоборот, внезапную их деградацию, тоже берем на карандаш. Ну, и нельзя не упомянуть информацию, которую мы получаем от других спортсменов, что они кого-то подозревают.

– Федерация может увеличить количество проверок, оплатив их сама?

– Раньше, до того как РУСАДА получило статус несоответствия кодексу WADA, такие возможности имелись. На сегодняшний день подобной услуги у них нет. Возможно, в будущем эта ситуация изменится. Но это стоит денег, причем из-за того, что пробы проверяются за рубежом, а собирали их до недавнего времени иностранные комиссары, это стоит больших денег. Но даже в подобной ситуации мы готовы были профинансировать дополнительные тесты и сделали соответствующее предложение. Нам просто отказали. Федерация не может прийти, заплатить деньги и сказать: «Протестируйте нас». Нет такой услуги.

Фото: РИА Новости/Владимир Трефилов

Читайте также

Родченкова заочно арестовали. Что это значит?

Мельдоний-2017. Кто виноват, они или мы? На нас наступают посланники тьмы