«Пришла в хайдайвинг, потому что опоздала на автобус». Салямова готовится войти в историю

«Пришла в хайдайвинг, потому что опоздала на автобус». Салямова готовится войти в историю
Лейла Салямова / Фото: © Instagram Лейлы Салямовой
Чего боятся те, кто прыгает в воду с двадцати метров?

В Абу-Даби напротив «Этихад Арены», где проходит чемпионат мира по плаванию на короткой воде, уже поставили вышку для хайдайвинга. На следующей неделе здесь пройдет отбор на чемпионат мира по водным видам спорта.

Первый раз хайдайверы выступили на этом турнире в 2013-м — в Барселоне. Первым и пока единственным призером чемпионата мира в истории российского хайдайвинга стал Артем Сильченко. Но за все эти годы ни одна российская спортсменка не отбиралась на турнир такого статуса.

— Даже никто не пробовал и не прыгал, — говорит Лейла Салямова.

Первой в истории россиянкой в официальных соревнованиях по хайдайвингу будет именно она. Ее опыт выступления в этом виде спорта составляет чуть больше года.

— В начале 2020-го я приехала в Казань с вещами. В неизвестность. Ставок на меня никто не делал, наверное, думали — сейчас посмотрю вниз и поеду домой. Но те, кто так думал, плохо меня знали, — вспоминает Салямова.

https://www.instagram.com/p/CGLQsxXsnXz/

До этого Лейла занималась прыжками в воду — с 8 до 18 лет. Но это были прыжки с 10-метровой вышки, классические «олимпийские». Была призером чемпионата России в «синхроне» с Настей Козловой. Тренировалась в Саратове.

— В детстве я мечтала однажды выступить на крупных соревнованиях, на Олимпиаде, чемпионате мира, но в итоге даже ни на одни зарубежные соревнования не поехали. Мне намекали, что надо перебираться в Москву, тренироваться там, но родители на тот момент меня бы просто не отпустили. Энтузиазм мой угасал. Я ушла и после 18 лет три года не прыгала. Училась, работала в фитнес-клубе тренером по плаванию, ездила на три месяца в Корею, выступала в шоу — использовала возможность находиться в той сфере, которая мне нравится, и при этом заработать.

В 2020-м я вернулась домой. Должна была отправиться работать во Францию, но работа сорвалась. Поехали в Крым к родителям, нашла работу детским аниматором. В том году как раз проводили международные соревнования в Ялте, и меня туда пригласил Артем Сильченко — мы знали друг друга, но так, заочно.

Тот день был единственным выходным. Я встала в четыре утра и выехала в Ялту. Взяла с собой денег на билеты и еду. Ребята дали мне аккредитацию, чтобы я поближе к вышкам подошла, посмотрела. И тут брат Артема Сильченко мне говорит: «Я сейчас кофе возьму, передай Игорю Семашко». И я ему в ответ: «А кто такой Семашко?»

Мне так стыдно сейчас про это говорить (смеется). Понятия ведь тогда не имела, что иду к своему будущему тренеру. Передала ему кофе, посмотрела соревнования, и мне так понравилось, бабочки в животе. Я загорелась! Загорелась, а внутри неприятное ощущение, осадочек — все так круто, а я в стороне стою, смотрю и не участвую.

https://www.instagram.com/p/CTzOLM1MWHS/

— Дождалась награждения и в итоге опоздала на автобус (смеется). Денег на обратный путь не осталось. Ребята-прыгуны меня успокоили, сказали, что помогут добраться. Меня пригласили на фуршет. Костя Попович сказал: «Чтобы ты была на следующих соревнованиях». Говорили мне, что я еще молодая и есть возможность проявить себя. А я-то уже крест на себе в 18 лет поставила! Они не повлияли на меня, нет. На меня сложно повлиять, но им удалось меня замотивировать. Подумала: «Ну, наверное, это какой-то знак, что стоит мне возобновить карьеру и попробовать что-то новое».

Так что теперь, когда меня спрашивают, как ты попала в хайдайвинг, я отвечаю: «Просто опоздала на автобус» (смеется).

Думаю, я решила вернуться в спорт, потому что нужно было успокоить одного тараканчика. Плюс мне интересно попробовать что-то новое. Есть шанс войти в историю. Делать историю важнее, чем делать деньги. Хотя какой-то доход иметь было бы неплохо (смеется).

Я искала для себя приключений, когда уже не занималась прыжками. То прыгну с парашютом, то на сноуборде еду на скорость. Так что теперь можно ловить адреналин профессионально. К тому же мне нравится сама атмосфера в среде хайдайверов.

В Абу-Даби у Салямовой будет первый прыжок в открытый водоем.

https://www.instagram.com/p/CLhhYYGMrbd/

— Раньше я максимум прыгала с 12 метров. Разницы между десятью и двенадцатью метрами не почувствовала вообще. Очень благодарна, что тренер взял меня в хайдайвинг, потому что я пришла только с желанием прыгать. Мы долго настраивались на то, чтобы я сделала первый прыжок с новой для себя высоты. Тренер подшучивал: «Ну что, когда?» Поднялись с ним на вышку, я посмотрела вниз и думаю: «Раз кто-то прыгает, почему я не могу». При этом до сих пор периодически себя спрашиваю: «Как ты вообще на все это решилась?»

Раньше, когда сама смотрела соревнования по хайдайвингу, для меня это был шок — как они это делают?! Сидели с папой, смотрели и говорили: «Ну, сумасшедшие, конечно». Папа меня поддерживает — он вообще за любую движуху, мама уже тоже, хотя в свое время пришлось доказать ей, что я еду в Корею не на продажу органов. Когда она узнала про планы по хайдайвингу, спросила: «А это не опасно?» Я даже не знала, что сказать, и ответила: «Жизнь вообще опасна».

Первый прыжок у меня был просто «солдатиком», и понравилось ощущение полета. Но еще я поняла, что лучше бы сделала какой-то другой: когда делаешь «солдатика», ощущаешь каждый сантиметр полета и это тебя даже как-то расслабляет. В итоге при входе в воду нога мне спасибо не сказала.

Страхи у меня есть. Я ведь не совсем сумасшедшая (смеется). Я боюсь пауков, бездомных собак, иногда боюсь темноты. Да и высоты боюсь. Это даже хорошо, потому что в такой ситуации работает бдительность, а это важно. Прыжок — это еще и психологическая работа.

Уже 19 декабря Салямова станет первой россиянкой, выступившей на официальных соревнованиях FINA по хайдайвингу. «Кто меня хорошо знает, те понимают, почему мне нравится то, чем я занимаюсь сейчас. Есть, конечно, люди, которые подумают: «Зачем тебе это нужно, иди работай и рожай». Иногда на такое я просто не отвечаю. Все равно не объяснишь, каждый судит со своей какой-то колокольни. Главное, что те, кто по-настоящему понимает, поддерживают на 100%.