«Сердце не давало и не дает бросить синхронное плавание». Креопалова — о новом составе сборной России

«Сердце не давало и не дает бросить синхронное плавание». Креопалова — о новом составе сборной России
Варвара Креопалова / Фото: © Личный архив Варвары Креопаловой
Интервью с Варварой Креопаловой о «кружочках», сложности программ и мотивации.

Когда трехкратная олимпийская чемпионка Александра Пацкевич заканчивала карьеру, она передала «ключи» от командного TikTok новому составу сборной. Новые реалии заставили команду переместиться в Telegram и открыть канал «Запасной выход» (теперь — официальный Telegram-канал сборной России).

Поговорили об этом с Варварой Креопаловой, одной из главных героинь «перезагрузки» сборной — в соцсетях в том числе.

— Сначала мы думали вести свой канал, где каждая будет рассказывать про свое — одна про веселые истории, другая, грубо говоря, про отношения, третья — еще про что-то. Но потом мы решили, что лучше сделать это в формате командного чата, куда добавили всех. Потихоньку втянулись, хотя не всегда хватало времени — то вели его, то нет, — признается Варвара.

— Все это занимает много времени?

— Это в хорошем смысле отвлекает нас от наших тренировок. Иногда сложно в нашем графике придумывать посты, конкурсы. Сидим порой такие унылые, я говорю «записываем кружочек» и все сразу начинают улыбаться. Мы не стесняемся показывать хорошие моменты и тяжелые, хотя все же стараемся не грузить.

https://t.me/prosinchro/384

— После Токио сложилась ситуация, когда большинство спортсменок из золотого состава ушло, а вас пока не знает широкий круг зрителей. И международных соревнований нет, чтобы привлечь дополнительное внимание. Не обидно?

— Ситуация такая, что наши соревнования редко показывают, трансляции стали появляться только сейчас. У фигуристов много трансляций, у прыгунов в воду, а у нас пока мало.

Если говорить о том, чтобы нас знали по отдельности — в случае с группой это вообще в десять раз сложнее. Знают в основном акробатку! Про людей, кто толкает снизу, как правило и в трансляции-то не говорят.

— Просто «групповички». А вы все такие разные!

— Да! Когда есть время между тренировками все занимаются чем-то своим. Елизавета Минаева — визажист. Екатерина Коссова занимается рукоделием — вяжет корзины. Кто-то рисует, кто-то играет на гитаре.

Обидно? Я не знаю. В спорте все же на первом месте не то, знают тебя или нет. Главное — моральное удовлетворение. И для этого морального удовлетворения мне важно прогрессировать и добиваться хорошего результата.

https://t.me/prosinchro/834

— В старшем возрасте выступали в дуэте?

— С Аленой Матвиенко. На Кубке Европы как второй дуэт от сборной заняли третье место. Выиграли Светлана Ромашина и Светлана Колесниченко. Для нас на тот момент, третье место, это был очень хороший результат.

— Как проходил отбор в группу, тот самый, о котором все говорят, но при этом не раскрывают секретов?

— Мой первый отбор был еще в 2016-м. Я заболела перед этим — температура 38 за два дня отбора! Вообще была не в форме, не чувствовала воду, ничего. Результаты отбора появляются на следующий день и как же я удивилась, обнаружив себя среди отобравшихся. Тренеры в шоке, я в шоке.

— Что сложнее — попасть в сборную или тренироваться?

— Все сложно по-своему. Тренироваться тяжело, но ты уже попала. Если со здоровьем все хорошо и ты хорошо работаешь, то справишься. А вот на отборе у тебя нет права на ошибку — переделать нельзя. Так что в моменте отбор тяжелее. Но при этом подтверждать свой уровень все равно нужно каждый год, каждый год надо доказывать, что ты в команде не зря.

— Прошлогодняя, перешедшая по наследству «Кадриль», если учесть, что девчонки из золотого состава сидели на трибунах, это был страшный момент?

— Девочки очень нам помогали, поддерживали. Говорили: «Давайте, вы все сможете». Мы с ними очень хорошо общаемся. Я стояла на месте Аллы Шишкиной, она сказала мне: «Все было хорошо, не переживай». Пару ошибок назвала, но успокоила меня. Это была очень серьезная поддержка.

Что касается тех программ, которые от них к нам перешли, я уже стояла на этих программах в резерве, поэтому было немного полегче. Сложность была в том, что состав был новый, но нам удалось за короткий срок сработаться, почувствовать друг друга.

https://t.me/prosinchro/660

— Новые правила уложились в голове или по-прежнему их внутреннее принятие остается на уровне грустных шуток?

— Конечно, мы грустим. Привыкать сложно. То, чем мы занимались долгие годы, поменялось кардинально. Могу сказать, что мы уже влились, хотя физически это другая работа.

— Смотрели чемпионат мира? Какие впечатления? Разрыв шаблона по оценкам?

— Судейство абсолютно другое, а по программам — они просто все одинаковые. Почему нас раньше постоянно копировали — мы придумывали то, что другие сделать не могли. Но если мы придумаем что-то такое сейчас, это по оценкам будет стоить «ноль». Сейчас «дорого» стоит то, что могут сделать все. И это «что могут сделать все» нужно поставить в программу триста раз. Триста винтов по 360. Это просто смешно.

— Мы можем сделать триста винтов по 360 лучше всех?

— Да. Но нам-то хочется сделать программу максимально сложной и при этом уникальной.

— Акробатическая программа — это вам интересно?

— Как говорит Татьяна Николаевна, это единственная программа в которой можно творить. Из шаблона там нужно сделать только поддержки. Думаю, именно она будет больше всего интересна зрителю.

— Что вообще заставляло вас оставаться в синхронном плавании, когда другие ездили на Олимпийские игры, а вы были в резерве?

— Были моменты «все бросаю, заканчиваю, зачем это все», но сердце не давало… И не дает. Наша цель сейчас, чтобы российское синхронное плавание не забывали. Чтобы даже в нынешних реалиях оно было лучше всех. Чтобы смотрели и жалели, что нас нет. Будем стараться это доказать.

— Чем вы сейчас мотивируете себя?

— Тем, что для нас стараются делать старты хорошего уровня. "Игры Дружбы" в Казани и Спартакиада сильнейших в Москве были на прекрасном уровне, в следующем году это будут уже Всемирные игры дружбы и Игры БРИКС.

Читайте также: