Тяжелые Афины, вспыльчивость и жизнь вне спорта. Немов рассказал гораздо больше в программе «Тает лед»

5 марта 22:16
Тяжелые Афины, вспыльчивость и жизнь вне спорта. Немов рассказал гораздо больше в программе «Тает лед»
Алексей Немов / Фото: © Getty Images
Четырехкратный олимпийский чемпион по спортивной гимнастике Алексей Немов стал гостем авторской программы Алексея Ягудина «Тает лед».

О жизни вне спорта 

Сейчас провожу соревнования, мастер-классы. Делаю свое гимнастическое шоу. Еще много общественной нагрузки различной. Поэтому стараюсь делать то, что умею очень хорошо, как это было в мои спортивные годы. Делаю все искренне и от души. В общем-то, как всегда. Вхожу в общественный совет Министерства обороны. В позапрошлом году был выдвинут в высший совет партии «Единая Россия». Стараюсь быть полезным, в том числе, обществу, чтобы делать что-то хорошее. Надеюсь на то, что можно сделать что-то хорошее.
Открыть видео

Почему не стал тренером

В детстве у кого какая мечта. На двух так называемых утренниках я сказал один раз, что хочу стать тренером, а другой раз — что Гагариным. То есть у меня было два варианта. Потом, когда я понял, Евгений Григорьевич Николко со мной поработал, я подумал, что никогда не стану тренером. Так как если мне попадется такой же ученик, я его убью. Это было очень жестко — со мной работать. Плюс я думаю, что у меня терпения не хватит такого, как у моего тренера.
Открыть видео

Про вспыльчивость

Это правда. Галя здесь вот сидит, супруга моя, она тоже никогда не думала, что русский язык настолько богат. Не думала, что вот так можно кричать матом на тренировке. Ну на самом деле в обычной жизни я стараюсь быть нормальным.
Открыть видео

Можно ли сказать, что ситуация на Играх-2004 в Афинах — самый драматичный момент в карьере? 

Это правда. На все 100%. Такого в моей карьере никогда не было. Да и вообще в спортивной гимнастике такого никогда не было. Ты знаешь, я где-то был на таком высоком мероприятии, и мне один человек сказал: «Алексей, как там все произошло? Я вот даже не представляю, невозможно же даже проплатить такое». Я говорю: «Да у меня и в мыслях не было». То есть люди какими-то другими категориями меряют. А здесь такая ситуация, что все было настолько честно и естественно, что я тебе серьезно говорю, каждый раз вспоминая этот момент у меня мурашки по коже и благодарность людям всем. Оценку показали. Ну и я такой, все. И пошли мысли: «Как я домой приеду? Я же никогда без медали не возвращался. Как я в глаза болельщикам смотреть буду?» И параллельно, я все это минуты 3 гоняю и слышу — народ не успокаивается. Потом поменяли оценку. И потом нужно что-то было делать. Ну и я выбежал на помост, постарался попросить всех, чтобы люди успокоились. Ну и сказать им спасибо за то, что поддержали меня. Ну как мог, так и сделал.
Открыть видео

Появилась ли надежда, что судьи изменят свои необъективные оценки? 

Когда они поменяли оценку, она была равносильна тому, что даже смысла не было. То есть было понятно, кто там будем победителем. Конечно, всегда надежда есть. Конечно, хотелось бы. Потому, что на тот момент, ту перекладину которую мы делали и готовили с тренером, она была самая сильная. Поэтому 6 перелетов еще никто не делал. И конечно, все это было так драматично. Только когда меня приглашают куда-то на интервью, я вспоминаю эти моменты. А так нет. Они все время в голове. Я же их чувствую.
Открыть видео

Другие темы:

  • Спортивный Оскар;
  • Артур Далалоян и состояние российской гимнастики;
  • Возможный отъезд из России;
  • Подробно про школу Алексея Немова.

Смотри полный выпуск «Тает лед» от 5 марта:

Открыть видео

 

Читай также:

Нет связи