live

«У вас симулируют во время матча?» 10 наивных вопросов гандболистке

«У вас симулируют во время матча?» 10 наивных вопросов гандболистке
Ирина Близнова / Фото: © Elsa / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru
Отвечает олимпийская чемпионка и капитан той золотой команды Ирина Близнова.

— Можно ли гандбольным мячом сломать нос?

— Да, если очень постараться. У нас была Лена Поленова, у которой мяч летел со скоростью 120 километров в час. А представляете, какой бросок у мужчин? Если попадет точно в нос, то все возможно. Наверное, каждой из нас мяч прилетал в лицо в карьере. Если брать из 100 процентов, то 98 процентов точно получали.

— Гандболистки симулируют на поле?

— Да. Гандболист же не только спортсмен, но еще и актер. Мы играем для зрителей и для себя, наслаждаемся этой игрой. Поэтому в некоторых моментах, когда судья не замечает нарушения, ты ему стараешься показать всем видом, что тебя зацепили или ударили. Если нарушения нет, а ты красиво упал, судья может сделать предупреждение за симуляцию.

Ирина Близнова / Фото: © РИА Новости/Константин Чалабов

— Какие грязные приемы применяют соперницы во время игры?

— Щипают за кожу, держат за майку. Бывает, когда ты входишь в линию, то можешь получить приличный удар с локтя. Чаще всего такие грязные игры устраивают сборные Румынии и Черногории. Они любители что-то сделать исподтишка, навязать жесткий гандбол. Когда наша команда встречается с этими сборными, каждый раз такое происходит.

— Какой рост идеален для гандбола?

— Если мы говорим о женском гандболе, игроки задней линии должны быть от 180 сантиметров и выше. Для крайних хватит 170 сантиметров. Рост в гандболе важен на 50 процентов, на другие 50 все зависит от умения, старания, трудолюбия и техники. Ярчайший пример — Анна Вяхирева, которая сейчас на чемпионате Европы выступает. Ее рост 1 метр 68 сантиметров. Но человек играет и забивает мячи (на Олимпиаде в Рио Вяхирева получила приз самого ценного игрока турнира. — «Матч ТВ»). Поэтому идеальных параметров нет.

Анна Вяхирева / Фото: © РИА Новости/Александр Вильф

— Кого в гандболе больше: правшей или левшей?

— Конечно, правшей. Левши у нас в стране вообще на весь золота, это дефицит. Часто встречается, что на позиции правого полусреднего играет правша просто из-за того, что нет левшей. Я думаю, это потому, что в детстве многих было принято переучивать. Помню, когда я пришла в школу, меня почти год пытались научить писать правой рукой. Но ничего не получилось. Кому удобнее: правше или левше? Тут зависит от позиции: правого полусреднего лучше играть левше, левого — правше. При игре в защите не имеет значения правша ты или левша.

 — Насколько сложно забросить семиметровый и сможет ли простой болельщик забить пенальти профессиональному вратарю?

— При пробитии семиметрового большую роль играет психологический момент. Если это чемпионат мира или какая-то ответственная игра, то лучше подойти к броску с холодной головой. Чаще всего в командах и сборных есть штатные пенальтисты — хладнокровные, бросают, не боясь. Обычному болельщику забить гол профессиональному вратарю, конечно, тяжеловато. Но у него будет некое преимущество. Вратари штатных пенальтистов изучили: знают любимые углы, повадку, манеру бросков. А если человек выйдет с трибуны, то неизвестно, что от него ожидать.

— Гандбольные фанаты используют мат в своих кричалках?

— На моей памяти такого не было. От наших российских болельщиков не слышала. Бывало, что заграницей фанаты плохо себя вели, но это большая редкость. Плюс мы же не понимаем зарубежный мат. Чаще всего, когда ты находишься на площадке, то конкретные слова не выделяешь. Настолько отвлекаешься от всего, что видишь и слышишь только команду. Если играешь дома, то слышишь гул поддержки, если на выезде — гул протеста. Разобрать, что кричат, нельзя. В основном у нас доброжелательные болельщики. Они скандируют безобидные кричалки: «Надо гол! Надо два! Надо 33 гола!», «Сколько? Много! Как? Неважно! Лишь бы, лишь бы, лишь бы гол-гол-гол!» и все в таком духе.

— Узнают ли олимпийских чемпионок люди на улице?

— В нашем городе, Тольятти, — да. У нас развита популяризация олимпийских чемпионок. Были на улицах плакаты расклеены в нашу честь, да и мы стараемся показывать, что существуем: принимаем активное участие в концертах и других мероприятиях. Практически каждый день происходят встречи с болельщиками на улице. Например, вчера заходила в швейный магазин, где продают всякие пуговички и молнии, продавщица на кассе сказала: «Ирина, можно с вами сфотографироваться?» Было приятно. В Тольятти минимум 50 процентов людей нас знают. В Москве, конечно, не так. Все же не настолько популярен этот вид спорта, чтобы в столице узнавали.

Евгений Трефилов / Фото: © РИА Новости/Константин Чалабов

— Гандболистки боятся Трефилова?

— Не все. Я — нет. А чего его бояться? На самом деле он не такой страшный, каким кажется со стороны. Люди часто говорят: «Ой, как вы с ним живете? Он ведь так кричит!» Но когда человека знаешь с подросткового возраста, то ко всему привыкаешь. Я любитель вступить с ним в ответный спор. Тоже достаточно эмоциональный человек и порой не могу промолчать. Конечно, когда он говорит по делу, то я его выслушаю, возьму для себя что-то нужное. Спорю в основном в тренировочном процессе. Если на игре на тебя накричал, можно ему сказать: «За что? В чем я виновата? Ничего плохого я не сделала». В этом ничего страшного нет. Конечно, в 18 лет, когда я с ним столкнулась в сборной, то реагировала бурно и эмоционально. Но с годами привыкла. Да и у него возраст на месте не стоит. Он стал более лояльным. А вообще зачем спорить? Он же от души хочет, чтобы мы выиграли. Старается, как может.

— Почему женская сборная России выиграла Олимпиаду и чемпионат мира, а чемпионат Европы так ни разу и не покорился?

— Наверное, нужно было что-то оставить будущему поколению, чтобы у них тоже был шанс в чем-то отличиться. Если бы все выиграли, было бы неинтересно. Я очень верю в наших девочек и желаю им огромной удачи на этом чемпионате Европы. Если и не на 100, то на 99,9 процента уверена в их успехе.

Фото: РИА Новости/Александр Вильф, РИА Новости/Константин Чалабов