«Психологически уже не выдерживала, задумывалась об ампутации ноги». Жесткий путь на первую Паралимпиаду

«Психологически уже не выдерживала, задумывалась об ампутации ноги». Жесткий путь на первую Паралимпиаду
Ирина Вертинская / Фото: © Francois Nel / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru
Спортивная история Ирины Вертинской еще не закончена.

Пять лет назад, когда нашу паралимпийскую сборную не пустили на Игры в Рио, одно из самых пронзительных и надрывных интервью я записал с толкательницей ядра, метательницей диска и копья, легкоатлеткой Ириной Вертинской.

Она откровенно рассказывала, как над ней, девочкой с инвалидностью, в детстве издевались в доме ребенка; как четыре раза забирали в семью, но возвращали обратно в интернат; как не хотели принимать ее спортивные достижения в Киргизии за то, что она русская; как переехала в Россию и занялась легкой атлетикой; как больно даются ей тренировки и каким жестким ударом для нее стало решение не пускать нашу команду на Паралимпиаду-2016.

Ирина Вертинская / Фото: © РИА Новости / 

В том же интервью Ирина сказала важное: «Врачи говорят, что буду ходить еще года два, не больше». Это, по сути, означало то, что о Паралимпиаде в Токио можно было забыть. Но я был сильно удивлен, увидев фамилию Вертинской в списке наших спортсменов на Игры-2020. О том, как ей удалось добраться до своей первой Паралимпиады, мы с ней и поговорили. Также было очень приятно узнать, что-то наше интервью могло повлиять на одно очень важное событие в жизни Ирины. 

«Чешская спортсменка, которая радовалось, что меня не пустили в Рио, еще не знает, что ее ждет. Думаю, что будет разочарована»

— Когда пять лет назад вы выступили на Альтернативных играх, что решили для себя дальше?

— Я была твердо уверенно, что все-таки буду выступать в Токио. У меня по жизни так: если что-то начал делать, то делаю до конца. Могу чуть-чуть остановиться и передохнуть, но незаконченным дело не оставлю.

— В итоге сделали паузу?

— Это была не пауза, а достаточно серьезные проблемы со здоровьем. В 2018-м моя нога практически отказала. Могла идти пять минут, а потом даже на костылях или с тростью не способна сделать шаг. Настолько становилось больно, что не могла сидеть, стоять или лежать. Просыпалась во сне от боли и плакала. Психологически уже не выдерживала, вплоть до того, что задумывалась об ампутации ноги. Просто представьте, что у вас круглосуточно будет болеть зуб. Что вы сделаете? Пойдете и вырвите его, правильно? У меня была такая же ситуация. Я не выдерживала, срывалась на людей, мне это очень сильно мешало. Я приезжала на тренировку, выходила из машины и понимала, что все — тренировка закончена, потому что дальше я идти не могу.

— В конце 2016-го вы рассказывали, что врачи говорили, что ходить будете еще два года.

— А оказалось, что еще меньше. Даже два года не протянула. Каждый шаг вызывал боль. В 2018-м я уже встречалась с врачом, который занимается ампутацией. Он говорил: «Да, там действительно уже каша из суставов».

— Как и почему все изменилось?

— Я очень долго консультировалась с травматологами-ортопедами, говорившими, что уже ничего невозможно сделать. Обращалась в Израиль, в Германию. Там тоже отказали. Но потом познакомилась с девушкой, которая посоветовала обратиться к еще одному специалисту. Та посмотрела снимки, сообщила, что один из редких случаев, но рассказала мне о том, что в Москве есть врач-ортопед, занимающийся именно стопой и делающий настоящие чудеса. Оказалось, чтобы к нему записаться, нужно было ждать 2 месяца. Я подождала, пришла на консультацию, он посмотрел ногу, сказал, что у меня четвертая категория сложности из пяти, но убедил, что сможет мне помочь. Однако ждать операцию нужно было два года.

— Этого времени у вас не было.

— Да. Я объяснила ситуацию его секретарю. Рассказала, кто я и чем занимаюсь, что у меня впереди чемпионат мира и что мне надо выступить на Паралимпиаде в Токио. Мне пошли навстречу. Через два месяца, осенью 2018 года, меня прооперировали.

https://www.instagram.com/p/B_Kqi3pnLbf/

— После операции началась другая жизнь?

— Да. Человек реально сделал чудо. Я всю жизнь буду его благодарить. Он убрал один сустав, который мне сильно мешал. Вместо него у меня сейчас стоят штифты, благодаря которым я могу наступать на ногу и не чувствовать боли. Мне стало легче ходить. Если раньше я никогда не наступала на пятку, то сейчас могу это сделать. Да, было тяжеловато после операции. Очень долго шла реабилитация, но зато в 2019-м я уже выступала на чемпионате мира.

— Выступать тоже стало легче? Личные рекорды побиты?

— На чемпионате мира я выступала всего через три месяца после того, как начала наступать на ногу. Тогда никто не ожидал от меня хороших результатов. Рассчитывали, что заработаю квоту для страны. Но в итоге я стала третьей на тех соревнованиях. Сейчас во время подготовки толкала по личному результату. Это очень хорошо. Если на соревнованиях добавлю, то могу стать не третьей, а второй.

— Из-за пандемии у вас, наверное, было не очень много стартов.

— Все верно. Только один международный — чемпионат мира в 2019-м. Я должна была поехать на чемпионат Европы, но получилось, что сдала ложноположительный тест на ковид. Несмотря на то что через два дня тест был отрицательный, меня посадили на карантин. Пришлось сидеть, хотя не было никаких симптомов, при этом были оплачены все билеты и гостиницы. Так что потеряла две золотые медали чемпионата. Было обидно.

— Вы рассказывали, что пять лет назад чешская соперница очень радовалась, что вас не пустили на Паралимпиаду в Рио. С ней вы пересекались?

— Мы пересеклись с ней в аэропорту Токио, когда ждали результатов теста. Она меня видела, но даже не кивнула головой. Так как сейчас в рейтинге меня и китаянок нет, она пока не знает, что ее ждет. Думаю, что будет разочарована. Тот результат, который она показала на чемпионате Европы, я могу сделать, грубо говоря, полусидя и даже не напрягаться. Понимаю, что, в отличие от Рио, ей ничего не светит. Хочется посмотреть выражение ее лица.

— В каких дисциплинах сейчас выступаете?

— Пока только в толкании ядра. Мне все равно надо время, чтобы нога полностью адаптировалась. С каждым разом увеличиваю нагрузку, смотрю, как она на это реагирует. Думаю, что в следующем году можно будет попробовать выступать в диске.

Ирина Вертинская / Фото: © Charlie Crowhurst / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— А для копья, наверное, нужен разбег.

— Да. Я и до операции не бегала, а сейчас у меня как-то блокирована нога. Из-за того что ахиллово сухожилие укорочено, вообще не могу бежать, даже быстрым шагом ходить. На одной ноге допрыгать смогу, но что такое бег — забыла.

«Когда сказали, что хотят подарить квартиру, ответила: «Понимаете, что издеваетесь над человеком, которому и так больно?»

— Что еще важного случилось у вас за эти пять лет кроме спорта и операции?

— Когда мы с вами тогда поговорили, через полторы недели мне позвонили из Паралимпийского комитета России: «Ира, твой номер телефона просит какой-то мужчина». — «Дайте. В чем проблема?» — «Вдруг этот какой-то мошенник?» — «Я же смогу его заблокировать».

В итоге набрала ему сама. Никогда не слышала такого восторга от человека: «Слава богу, вам дали телефон. У нас для вас есть индивидуальный подарок!» Думала, что обувь какая-нибудь: «Что за подарок?» — «Вы не подумайте, мы — не мошенники. Хотим подарить вам квартиру в Москве». У меня на тот момент такая депрессия страшная была: «Давайте без шуток. Вы понимаете, что сейчас издеваетесь над человеком, которому и так больно?» — «Нет-нет. Это не шутка! В каком районе вы хотели бы жить?» Думаю, раз вы шутите, то я тоже пошучу: «Я тренируюсь в Сокольниках на стадионе Знаменских». — «Хорошо. Через две недели мы вам позвоним». 

И ровно через две недели мне скинули ссылки на новостройки в этом районе и спросили, в каком доме я бы хотела жить. А-а-а? Что-о-о? Они оплатили мне все — квартиру, нотариуса. Тот человек, с которым я разговаривала, был посредником между тем, кто сделал мне такой подарок. Причем тот человек ничего не просил взамен и не хочет это афишировать.

— В итоге вы узнали, кто этот человек?

— Да. Я до этого о нем ничего не знала. Этот человек вообще никак не касается спорта.

— Я помню, что тогда вы в интервью говорили, что главное для сироты — свое жилье.

— Это действительно так. Для меня это было первостепенной целью и мечтой всей жизни. Я хотела свой угол, свой дом. Чтобы могла в любой момент, неважно в каком состоянии — больная, хромая, полуживая — в него прийти. Когда нас не пустили в Рио и я плакала от обиды, то первой мыслью было: «Боже, за что? Что я такого сделала? Почему ты меня так наказываешь?» У Бога всегда есть свой план. Надо просто в него верить. Я искренне верю. Через таких людей, как этот доброжелатель, он делает для меня невозможное возможным.

— Еще обратил внимание, что у вас произошла уже не первая встреча с Александром Овечкиным. Как вы постоянно пересекаетесь?

— Это уникальные встречи. Первый раз мы пересеклись перед Паралимпиадой в Рио за день, когда узнали, что не летим. Второй — за четыре дня до вылета в Токио. Меня восхищает этот человек. Он настолько открытый. Подходишь к нему, спрашиваешь: «Александр, здравствуйте! А можно с вами сфотографироваться?» — «Да, без проблем! Как здоровье? Давай! Будем за тебя болеть!» Ты смотришь на такого знаменитого человека и не можешь поверить, что он говорит, что будет за тебя болеть. Он искренний, без всякой фальши и звездных болезней. Его ничего не испортило.

https://www.instagram.com/p/CSbrKt-s4wD/

«Нас до сих пор не отпустила ситуация с Олимпиадой в Рио. Все равно эта обида и злость сидит внутри»

— Когда узнали, что едете в Токио?

— Когда нам скинули основные списки. Я чуть-чуть сомневалась, потому что не попала на чемпионат Европы и не была в мировом рейтинге. Думала, что вдруг не возьмут. Но в итоге оказалось, что женских квот было больше, чем мужских. Поэтому меня взяли.

— Не было опасения, что история пятилетней давности повторится?

— Конечно, было. Мне кажется, мы поверили, что летим в Токио, только когда сели в самолет. До последнего думали, что нас развернут на границе.

— Как прошел перелет?

— Очень тяжело. У меня ни разу не было таких дальних перелетов. Хоть мы и летели ночью и выпили снотворного, но мало кто смог из нашей сборной нормально поспать. У меня из-за сидячего положения распухла больная нога так сильно, что я не могла засунуть ее обратно в кроссовок. Болело всю ночь. Когда заехали в деревню, то были настолько вымотаны, что нас отключило просто по щелчку. Надо было срочно восстанавливать силы, а лучшее восстановление — это сон.

— Насколько доступна деревня для людей с инвалидностью?

— Все рассчитано под паралимпийцев: лифты, подъемники. В номерам достаточно просторно, большие дверные проемы, коляска хорошо проезжает. Многие туалеты оборудованы специальными стойками.

— Кровати те же, что были у олимпийцев?

— Да. И я бы сказала, что для таких тяжеловесов, как я, в этом есть сложности. Они потихоньку начинают разваливаться. Похоже, что на моей кровати спал тоже достаточно крупный человек. Прыгал, бегал, не знаю, что он с ней делал, но у меня она уже начала гнуться в одном месте.

— Наверное, перед отъездом проверяли на прочность, потому что им больше на них уже не надо было спать.

— Мне кажется, что так и было. Хотя тут на стол положили листовки на русском языке, во сколько обойдется порча имущества. Цены немаленькие.

Ирина Вертинская / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

— На что вы нацелились на этой Паралимпиаде?

— Конечно, любой спортсмен ставит цель быть первым. Но я реалист. В моем классе выступает родная сестра двукратной олимпийской чемпионки Валери Адамс — Лиза Адамс из Новой Зеландии. У нее рост почти два метра. Она толкает мировые рекорды. Я буду пытаться сделать все что есть в моих силах, но пока вряд ли возможно ее победить. Хочется побороться за второе место с китаянками. Буду биться до последнего. Как сказал мой тренер: «Любые соревнования — это драка. Или тебя, или ты». Не важно, что ты будешь делать — кричать или плакать, но должен биться до последнего.

— Ситуация, которая произошла пять лет назад, очень сильно ударила по всей нашей команде. Удалось ли вам забыть и отпустить ее?

— Мне кажется, что нас до сих пор не отпустило. Все равно эта обида и злость сидит внутри. Да, мы ее заглушили. Все-таки время идет. Но когда ты вспоминаешь, насколько несправедливо с нами поступили, то, мне кажется, что вряд ли ты когда-либо это забудешь. Представьте, что вы будете идти по улице, а к вам подойдет незнакомый человек и ударит вас. Вам разве не будет обидно? То же самое чувствовали мы. Мы так и не поняли, за что получило это наказание. Если бы мы были виноваты, то это другой разговор. Докажите! Когда тебя вот так не за что, это остается на всю жизнь с человеком.

Соревнования Ирины Вертинской в толкании ядра пройдут 28 августа. Прямую трансляцию смотрите на телеканале «Матч! Арена» и нашем сайте. Начало — в 03:25.

Читайте также: