«У меня уже есть этот опыт страшной нервотрепки и напряжения». Мама Сергея Биды — о том, как комментировать бой с участием сына

Елена Гришина, мама российского фехтовальщика Сергея Биды, отреагировала на завоевание сыном серебряной награды в командном турнире на Олимпиаде в Токио.

— Сейчас чувствую огромное опустошение и большую радость. Опустошение, потому что немного не добрали до золота, а очень хотелось, и вроде казалось, что это всё так рядом. Так хорошо шли сегодня по турниру наши ребята. И когда эта встреча с японцами не сложилась, сначала было разочарование. Но потом всё равно радость. Я считаю, что любая медаль на Олимпиаде — это большое достижение. Какая бы она ни была. Конечно, хотелось бы золото. Но если учесть, что наши шпажисты сегодня попали в финал и выиграли серебро впервые за последние 25 лет, они прыгнули выше головы и показали все, на что были способны.

— С какими мыслями подходили комментировать финал, в котором фехтует сын?

— Первый раз я комментировала соревнования сына еще в 2012 году на первенстве мира юниоров в Москве. То есть у меня уже есть этот опыт страшной нервотрепки и напряжения. Еще комментировала его на чемпионате Европы в 2019 году — также была трансляция на «Матче». Но здесь была совершенно особая история.

Я сегодня начинала комментировать с четвертьфинала, и у меня от волнения и напряжения был реально спазм в горле. Я не могла ничего сказать. Хорошо, что мой многолетний партнер суперкомментатор Денис Казанский понял, что надо как-то меня поддержать, и первый четвертьфинал по большей части комментировал он, а не я. Мне даже просто смотреть было тяжело. Сердце падало все время в пятки, когда наши получали эти уколы. Финал уже был проще, потому что я знала, что точно будет медаль — золото или серебро, не важно. Поэтому более спокойно воспринимала все происходящее.

— Не возникало ощущение, как будто от волнения душа от тела отделяется и летит туда, к дорожке, через тысячи километров?

— Было такое сегодня в полуфинале. Когда Сергей фехтовал последний бой с Китаем, и от него фактически зависело, выиграем — не выиграем. Тут были ощущения непередаваемые. Я пыталась абстрагироваться, или, может, это мне так только казалось, конечно. Но старалась воспринимать Сергея как спортсмена, не как сына. Мне многие позвонили, сказали, что было слышно, как голос срывается. Хотя были и другие мнения — мол, всё получилось профессионально, и непонятно, что в тот момент у меня внутри творится. Одно могу сказать — сегодня было очень сложно.

— Поединок Сергея в финале был девятым — последним. Это особенная психологическая нагрузка для спортсмена?

— Самая большая нагрузка, потому что от него формально зависит судьба команды. Это ответственность, которую несет именно последний человек. Отыграет отставание или уступит — на нем всё. Но это не просто так, тренеры специально готовят на последние бои. Собирается команда, пробуется несколько раз, постепенно человек начинает фехтовать эти последние бои, и он к этому привыкает. Нам кажется со стороны, что это невыносимая ответственность, а спортсмен привык. Он (Сергей) знает, что делает, и у него большой опыт именно выигрыша в последних поединках.

— Сергей и в жизни такой сильный и ответственный, как в своих завершающих поединках?

— Ответственность за команду сказывается на человеке. Не могу сказать, что он ходит весь такой из себя ответственный — обычный парень 28 лет, но о его характере это в любом случае говорит многое. Он боец по своей сути. Ему в борьбе хорошо, он в нее идет и ее не боится.

Открыть видео

Российские шпажисты в составе Сергея Биды, Никиты Глазкова, Павла Сухова и Сергея Ходоса в финале Игр проиграли Японии.  

Читайте также:

Источник: Матч ТВ