«У нас самая больная команда!» Шутки Нагорного, подколы Далалояна, ирония Белявского и Аблязина. Наши гимнасты — чемпионы ОИ!

Беседует Сергей Лисин.

Мы ждали этого с 1996 года, с Олимпиады в Атланте, когда сборная России, в составе которой был тогда еще молодой Алексей Немов, выиграла командный турнир в спортивной гимнастике. Затем было некое безвременье, иногда медали (но не золотые), иногда и без. В Рио-2016 Россия остановилась в шаге от золота, но шаг этот был очень приличным — более трех баллов по сумме позади японцев. Прошло пять лет. Команда, в которой трое гимнастов — Аблязин, Белявский и Нагорный — выступали в Бразилии, приехала в Японию, захватив Далалояна, для него эти Игры стали первыми.

Команда наша — это не просто четыре спортсмена, выбранных для командного турнира, нет. Каждый из них — это новейшая история спортивной гимнастики. Судите сами: Белявский приехал уже на третью свою Олимпиаду, а ведь с первой, из Лондона, он уехал вообще без наград. Аблязин в 2019 году сломал обе ноги, и чтобы собрать кости, врачи поставили туда пластины. Далалоян за четыре месяца до Игр полностью порвал ахилл, и специалисты на полгода запретили ему даже ходить, не то что прыгать. Нагорный… Нагорный вроде ничего не ломал и не рвал, но в квалификации прихрамывал, и бог его знает, о чем молчит этот спортсмен, что он не хочет выносить на публику. Четверо мужчин вышли против хозяев Игр, против тех, с кем долгие годы именно в командном турнире рубились гимнасты СССР и кому они очень долго проигрывали. Перелом произошел только в 1976 году, в Монреале, затем были две Олимпиады где команды не могли встретиться, а потом — великое поколение 1988-1996, взращенное еще в СССР. После яма, без вариантов, без шансов на золото. И вот, наконец, Россия вырастила своих парней, тех, кем можно гордиться. Им и слово.

— Нервный финал получился, парни.

Аблязин: — Очень! Не могу сказать ничего по поводу заступа на вольных, мы сегодня просто их сделали, задача была — сделать. Мы справились, показали то, что смогли.

— С серебряным Рио не сравнить?

— Нет, конечно. У нас разные команды, ко мне, Давиду и Никите добавился Артур, который тоже многоборец, восстановился, вернулся и очень усилил нашу команду.

Открыть видео

— Если бы вам, когда был поставлен диагноз «перелом обеих ног», сказали, что в Токио наденете на шею золотую медаль командника, поверили бы?

— Скажу так: я бы не поверил. Это очень тяжело — восстанавливаться, работать. Но когда так случилось… думаю, что осознание придет завтра. Сейчас уже очень хочется отдохнуть.

— Давид, вы как аксакал оцените масштаб: в Рио было серебро, ведь до этого вообще медалей долго не было в командных турнирах, начиная с Сиднея.

Белявский: — Да, но видите, у нас команда изменилась, пришли талантливые сильные ребята. И вместе с опытом, который есть у нас с Денисом, молодые ребята принесли, добавили что-то свое.

— Только что говорил с Василием Титовым, президентом ФСГР и вице-президентом FIG, он сказал, что до травм Дениса и Артура был уверен в том, что команда сильнейшая в мире, а вот после этого, да еще и на фоне паузы в соревнованиях, начались некие качели, которые сегодня были, в общем-то, до конца.

— Мы любим преодолевать трудности, видимо, в нашей стране люди это любят. Чем сложнее, тем больше мы концентрируемся и собираемся.

Открыть видео

— Никита, вы как-то не очень здорово выглядели после вольных, даже по меркам большого спорта.

Нагорный: — Я дышать не мог, стоял там, захлебывался, чуть не отъехал там на месте.

Белявский:  Это было очень хорошо слышно всем.

Нагорный:  Им стыдно даже было, я видел.

Белявский: — Мне не было стыдно, ничего стыдного.

Далалоян:  Но Никита правда хрипел, как я не знаю что… как сурок.

Аблязин:  Но самое главное — что потом были хорошие крики. Крики радости. Все нормально.

Белявский:  Он в любом случае понимал, что все сделал, но нужно было дождаться — какая будет оценка, потому что японцам на перекладине поставили высокие оценки всем троим. Я видел, как они делали. И Китаю тоже ставили хорошо.

— Да, вы как раз во время вольных считали.

— Я смотрел на оценки Артура и Дениса и сравнивал их с Китаем и Японией, и мы все равно были впереди. Я знал, что Никита может сделать вольные хорошо, поэтому у нас еще есть шансы на золотую медаль.

Далалоян: — Да, у него была такая задача, считать, тем более что он не делал вольные. Он и до этого считал, смотрел результаты Японии и КНР, а после перекладины уже тщательно углубился в это, потому что нам нужно было понимать, что делать. У нас Никита стоял третьим на вольные, потому что он мог сделать высокую базу и получить хорошую оценку, и если бы у нас не было отрыва, то Никита бы пошел всю сложность. Но так как отрыв был, то он сделал чуть проще.

— Артур, ощущения, когда делаешь два многоборья за три дня?

— Ноги еле стоят.

— Выход за ковер на вольных, из-за которого была сбавка 0,3, обусловлен этим?

— Вольными я доволен, сегодня я сделал только вторые свои вольные после операции, и сегодня получилось сделать базу 6,0, которую я планировал еще в квалификации. Конечно, ноги устают, у меня еще икры разного размера, после операции левая нога не восстановились до конца. Тяжело еще собирать целую комбинацию, по связочкам да, а когда делаешь целую комбинацию, да еще и разные мысли в голове, то это сложно. Но я все равно собрал ее и сделал.

— В кадре были сорванные мозоли.

— У меня их… вон (показывает ладони). Каждый день их срываю, и это не восстановить, по-моему. Если только лететь на море и две недели под солнцем, и тогда они заживают. А когда по два раза в день надеваешь накладки, конечно, это все ломается, трескается, и у меня это всю жизнь.

— Парни, когда поняли, что выиграли?

Далалоян:  Мы знали, сколько нужно получить, Давид все подсчитал. И как только оценка появилась, мы поняли.

Нагорный: — Я верил и надеялся. Не знал конкретно, потому что не сделал свою программу хорошо, отлично, чтобы быть уверенным в оценке. Поэтому я очень переживал, так как квалификация показала, что можно получить оценки меньше, чем мы способны.

Открыть видео

— Оценки сегодня поняли?

— Да я не могу сказать, что проблема в судьях, я уважаю их решения и не собираюсь говорить, что кто-то много или мало ставит. Просто мы привыкаем же, когда выступаем на ЧМ и ЧЕ, к тому, какие оценки ставят. И когда ты приходишь и делаешь комбинацию даже лучше, а тебе ставят меньше, то ты просто не можешь не обратить на это внимания. Но сегодня ставили то, что мы заслужили. Конечно, может быть, кому-то в какие моменты ставили чуть-чуть выше, например на перекладине, когда у соперников были ошибки, но оценки были хорошие.

— И вот оценка на табло.

— Я просто упал. Это невозможно контролировать, описать и передать. Я словно умер на секунду. Понимал, что может получиться такое, что нас захотят опустить… оценку в смысле (смеется).

— Гимна России не было, это смазало ощущения?

Далалоян: — Конечно, было бы здорово слушать гимн страны, которую мы всегда представляем, но самое важное, что наши главные болельщики — семьи, тренеры, наша страна, — знают, откуда мы и какую страну представляем. И самое главное — мы сами это знаем. Так что какая бы музыка ни играла — это гимн нашей Родины.

Нагорный: — Сейчас я не могу сказать, что это был какой-то удар. Я — настоящий патриот своей страны, и главное — что у тебя в сердце. Для нас эта история, когда она началась, была тяжелой, обидной, но вызвала мотивацию, чтобы доказать: чем нам тяжелее, тем нам легче.

— Вы после перекладины куда-то убежали.

— В туалет, и я там потерялся, вышел, не знал, куда идти. Но там мой кореш-волонтер помог.

— Полную базу Нагорного в вольных мы здесь увидим?

— Да, десерт я оставил на финал. Надеюсь, если переживу сегодняшний день, наберусь сил на многоборье и после, то, думаю, сделаю его там. Хорошо, что не пришлось делать сегодня всю сложность, потому что это был уже шестой вид и у меня даже на эту-то комбинацию сил не хватило, я уже там начал придумывать свою программу.

Открыть видео

— В квале прихрамывали, икроножка побаливала, как сейчас с этим?

— Сейчас то же же самое, но адреналин и обезболивающие помогают. Но слушайте, у нас вообще самая больная команда! Команда инвалидов победила на Олимпиаде, это смешно просто (смеется).

— А теперь серьезно.

Далалоян:  Наша команда — самая лучшая, она складывалась очень долгие годы, и она сложилась, это было понятно еще в 2019 году, когда мы выиграли чемпионат мира. Конечно, коронавирус внес какие-то свои коррективы, хотел нас сломать, пошатнуть и раздавить, чтобы этого золота не было. Но мы справились, прошли через это все, несмотря на трудности и травмы. Я даже не хочу сейчас все это вспоминать, мы это выдержали, и оно того стоило.

Нагорный: — Артур — герой. То, что он сделал, это на всю жизнь, это не передать словами. Денис Аблязин с двумя титановыми пластинами в ногах вышел и сделал вольные упражнения и опорный в доскок — герой. Он, как Макгрегор, только в два раза сильнее, получается. Давид, который делает многоборье, преодолевает сложности и показывает молодым, что он сильнее, приезжает сюда и собирает в коллекцию полный комплект олимпийских медалей — у него с двух Олимпиад теперь есть золото, серебро и бронза, хотя он выступал на трех. У него теперь вообще комплект со всех соревнований — ЧМ, ЧЕ, ОИ, Универсиада и Европейские игры. Мы ему еще полгода назад говорили, что здесь, в Токио, это сбудется. Все, кто здесь находятся, достойны этой награды, я и раньше знал, что мы достойны, а сейчас мы просто это подтвердили. Мы надели золото для нашей Родины, мы сделал это всей командой сегодня, мы все молодцы.

Читайте также: