«Если хочешь выиграть, нужно быть на три головы выше. Две отрубят, а на одну останешься выше». Интервью с Анастасией Ермаковой

Эксклюзив из Италии.

Анастасия Ермакова живет в доме у самого моря, но сама она на море нечастый гость: больше любит бассейн. Этим летом она вообще не была на пляже из-за коронавируса. Уже девять лет четырехкратная олимпийская чемпионка по синхронному плаванию живет в маленьком городке в итальянской Лигурии.

В интервью matchtv.ru Ермакова рассказала:

«Дети понимают 90 процентов того, что я говорю по-русски»

— Дом у нас достаточно большой, есть бассейн, — рассказывает Анастасия. — Не могу представить, как бы мы справлялись в маленькой квартирке. Мы сделали ремонт, перекрасили все стены. Раньше они были белые, а теперь разных цветов, одна даже фиолетовая. Но пока и пригласить друзей посмотреть не получается. Кажется, что весь этот год превратился в один большой карантин.

— Чем занимались весной во время локдауна?

— Переделкой мебели. У нас было два старых кресла и один диван, которые мы не могли выкинуть, а чтобы их обновить, просили такие деньги, что проще было купить все новое. В итоге я все сделала сама. Ну и плюс занималась усиленно спортом, это мне помогло активнее вести инстаграм, надеюсь, что те упражнения, что я выкладывала, были полезны.

— Сейчас в Лигурии спокойная обстановка?

— В целом — да. Мой старший сын в последнее время спрашивает, что будет, если соединять цвета. И вот прекрасный пример: мы были желтой зоной в Италии (по распространению коронавируса. — «Матч ТВ»), а Ломбардия красная. Но как только объявили, что Ломбардию закрывают, то миланцы сели в машины и приехали в свои дома на море. Так мы стали оранжевыми.

— По вашей работе коронавирус сильно ударил?

— Конкретно. Я работала фрилансером и ездила по всему миру, проводила тренировочные лагеря, ставила программы, спортсмены приезжали ко мне в Лигурию. На семье это тоже сказалось. Мой муж — врач и прекрасно понимает глубину и всю серьезность ситуации, поэтому у нас дома нет больше няни, уборщица не приходит. Теперь я не только мама, но и няня, и уборщица, и повар. Жизнь поменялась очень сильно. Но есть и плюсы: я очень рада, что сейчас провожу много времени с детьми. Мои родители живут в России, и, кроме меня, здесь моим сыновьям не с кем говорить по-русски. Они понимают 90 процентов того, что я им говорю. До карантина говорили одно-два слова, а теперь даже с итальянской бабушкой пытаются говорить по-русски.

https://www.instagram.com/p/CHkvhjcAVns/

— Вы заядлый кулинар, страсть к готовке пришла с переездом в Италию?

— Я вообще люблю готовить, помню, приезжала Ася Давыдова ко мне в гости, я накрывала стол, а Ася смеялась: мы есть приехали или общаться? Но пребывание в Италии, конечно, усилило мою любовь к готовке, я побывала даже на профессиональных курсах по кулинарии, даже была на мастер-классе знаменитого Гуальтьеро Маркези, который считается создателем высокой кухни и учителем многих шеф-поваров. Муж сделал мне такой подарок, потому что я очень люблю готовить, а он любит есть.

«В Италии нельзя намекнуть, что у спортсмена проблема с весом»

— Вы работаете со спортсменами из разных стран, кто ближе всего к нам по духу?

— Единственный, кто совпадает по менталитету, это Казахстан. Но вообще это русские девочки. На Западе, конечно, все совсем другие. В Италии иначе построено воспитание и система в спорте, в образовании. У нас можно сказать, что, мол, хватит есть, значит, надо рот закрывать, и это воспринимается абсолютно нормально. В западных странах ты не можешь даже мягко намекнуть на то, что у спортсменки проблемы с весом. Многие тренеры, которые видят, что спортсменки не в форме, ищут какие-то пути, приглашают диетологов, чтобы те приводили научные факты и таким образом убедили их сбросить вес. Но ни в коем случае нельзя указывать на какие-то внешние несоответствия. Скорее, придется все списать на то, что мышцы будут как-то не так работать. Ищут лазейки, чтобы донести и чтобы человек потом на тебя в суд не подал.

— Приходится заставлять работать?

— Повезет, если из десяти спортсменок одна будет упорной и будет заниматься, пока не добьется результата. Такие спортсменки не выходят из воды, если сами не захотят. В основном все из-под палки, пока в голове что-то не щелкнет. Но в национальной команде, конечно, попроще. Думаю, проблема еще и в воспитании. В Италии, например, всех детей гладят по головке. Если тренер скажет родителям, что ребенок не старается, то здесь родители накричат на тренера, потому что ты якобы оскорбил их чадо, а ребенку скажут, что он самый лучший. Конечно, для них он самый лучший. Но я за объективность, особенно, когда это касается воспитания.

— В России вы были бы Анастасией Николаевной, а в Италии?

— Я как-то спокойно к этому отношусь, представляюсь Настей. Но вот субординация между тренером и спортсменом нужна. Потому что когда ее нет, дети и подростки садятся на шею, говорят: ну ладно, в следующий раз сделаем. Такое отношение недопустимо для достижения хороших результатов.

https://www.instagram.com/p/B57gxtAIbjr/

 — Как случился ваш переезд в Италию? Не жалеете, что не поехали на третьи Игры в Лондон?

— После Пекина я взяла отпуск длиной в год, хотела отдохнуть и поехать на Олимпиаду в Лондон. На протяжении многих лет у меня была тяжелая травма плеча, нужна была операция, я думала, что за год все должно поутихнуть. Но когда вернулась, начались сильные нагрузки, и боль вновь вернулась. Сейчас думаю, что, возможно, боль и не была такой сильной, может, нужно было перетерпеть… Но в голове крутилось, что я уже всего достигла, ради чего теперь терпеть и надрываться, если мне так больно? Взвесила все за и против и после трех месяцев тренировок приняла решение уйти из большого спорта. На тот момент я начала тренировать сборную 13-15 лет, ко мне приезжали девочки из Казахстана, которых я тренировала. И хотелось что-то поменять в жизни. Тут появился вариант с Италией, а я всегда любила эту страну, немного знала итальянский. Получила контракт на три года. Решила посмотреть, как пойдет, но в результате живу здесь уже девять лет.

— Как изменилось синхронное, то есть артистическое плавание, с приходом мужчин?

— Артистическим у меня язык не поворачивается его назвать. Мы даже шутим, что синхронное плавание специально переименовали в артистическое, чтобы можно было все делать несинхронно! С появлением микстов добавилась вариативность, что-то новенькое, увлекательное. Мы привыкли, что синхронное плавание — это чисто женский вид спорта, а тут мужчины. Изначально я была против, мне казалось, что это не очень эстетично. Но думаю, что это было связано с тем, что на тот момент мужчин-синхронистов было очень мало, и они выступали наравне с женщинами: синхронист-мужчина делал соло и боролся с женщинами. Но это неправильно. Или если мужчина залезет в воду и сделает поддержку… Он как толкнет, так все полетят до потолка. А девушкам надо попыхтеть. А когда их поставили в отдельную дисциплину — стало очень интересно. Мне очень нравится ставить программы для микста, ведь можно внести и нотки сексуальности и любви и просто обыграть момент женщина/мужчина. В сентябре я поставила новую программу итальянскому дуэту — у Джорджио Минисини новая напарница. Вообще я им ставлю программы с 2014 года — когда микст-дуэт вошел в официальную программу соревнований.

— Манила Фламини и Джорджио Минисини выиграли золото на чемпионате мира в Будапеште-2017 в технической программе. Это было удивительно — нарушить российскую гегемонию до этого никому не удавалось. Что почувствовали в тот момент, когда они победили?

— Я русская, и, само собой, никогда бы не хотела, чтобы русские проигрывали. Но я не воспринимала это как-то, что Россия проиграла, а как-то, что спортсмены, в которых я вложила свой труд, выиграли у России. И это было достижением. Но понятное дело, что я остаюсь русской и всегда за русских болею. Для меня это было показателем моего труда.

— А Татьяна Покровская и Татьяна Данченко что сказали?

— Точно не похвалили. (смеется). Мы об этом не разговаривали. Но если бы в тот момент я оказалась рядом, меня бы, наверное, задушили (хохочет).

https://www.instagram.com/p/CHPmFazhUdf/

«С детьми ходила в бассейн, но плавала как уточка и запрещала на меня брызгать»

— Что скажете о нынешней сборной России?

— Сборная очень хорошая, все молодые, ретивые. С некоторыми девочками я еще пересекалась сама в команде — Саша Пацкевич, Алла Шишкина, Светлана Ромашина — мы выступали вместе. На самом деле, у России как всегда большая скамейка запасных. И в этом тоже ее большая сила.

— Веселые очень девушки, у них такие живые и интересные аккаунты в инстаграме.

— У нас тоже всегда было полно приколов, тогда, к сожалению, не было инстаграма. Но на тот момент не было возможности поделиться всем этим. Когда стали старше, начали больше уставать, появилась серьезность. Я наблюдаю за девчонками и реально удивляюсь, как они после таких тяжелых тренировок успевают и прямой эфир провести, и пост написать, и тик-ток составить. Молодцы!

— Вообще в команде все такие умные и начитанные, что складывается впечатление, что в России в синхронное плавание отбирают не только по физическим данным, но и по интеллекту.

— Уверена, что в нашем виде спорта дуракам делать нечего, это очень интеллектуальный вид спорта. Мозг должен хорошо работать, чтобы прочувствовать ошибки, понять, как и что нужно делать, чтобы их исправить, и все это в такие доли секунды, что для глупых спортсменок в синхронном плавании места нет. Вот у нас программа, например, три минуты. И в одной секунде нужно исправить три ошибки. Это сколько всего нужно запомнить, исправить, и все это в момент, когда находишься на максимальной работе плюс гипоксия. Только такая работа приводит к результату.

— Традиционно у сборной России не бывает конкурентов, но наши девушки так готовятся, что стараются быть на три головы выше. Эту планку ставит главный тренер Татьяна Покровская или это просто уже привычка такая?

— У нас всегда была установка: если ты хочешь выиграть, нужно быть на три головы выше. Две тебе отрубят, а на одну ты все равно останешься выше. На нас смотрят очень предвзято, мы уже столько лет ничего не проигрываем. Для кого-то такое выступление может быть и нормальным, а для нас может быть провалом. Потому что все уже выискивают ошибки, слабые стороны, чтобы задавить и сбросить Россию с пьедестала.

— Вы сами когда в последний раз делали что-то в бассейне?

— После большого спорта у меня был отказ от воды, мне совсем не хотелось ничем заниматься. С детьми ходила в бассейн, но плавала как уточка и запрещала на меня брызгать. И так много лет. Но сейчас я хочу запустить один интересный проект на ютубе. И для него мне нужна моя водная подготовка. И буквально неделю назад я впервые за все это время опустила голову под воду. Это был шок для меня и для близких. Стало интересно, чего я могу добиться за один месяц, что я смогу восстановить.

https://www.instagram.com/p/CHuln1SAOph/

— Такими темпами и к Токио успеете вернуться! Тяжело сейчас девушкам тренироваться? Ведь неизвестно, будут ли Игры и поедут ли они на них.

— Это ужасная ситуация. Молодым спортсменкам в принципе еще некритично. Перенесут Олимпиаду, сдвинут — они все равно будут тренироваться, для них ничего особо не меняется. А для взрослых спортсменок, которые вернулись под Олимпиаду — все иначе. В последний год перед Играми у нас был календарь, где мы всей командой отмечали каждый прошедший день. Плюс у нас там были цветочки и сердечки, тут мы закончили этот старт, а тут выходной. На сборах проводили торжественную церемонию зачеркивания всей командой. И я представляю, что девочки завели себе такой календарь, а тут к этому календарю прибавили год. Да и вся эта неизвестность: проплавал целый год, а Олимпиады может вообще не быть. Психологически это очень тяжело.

«Икра, селедка и гречка есть. А вот хорошего общения не хватает»

— С вашей партнершей Анастасией Давыдовой часто общаетесь?

— Мы больше переписываемся, созваниваемся реже. И когда я в Москве, всегда найдем хотя бы пять минут для того, чтобы увидеться. Мы всегда были как сестры, и за годы разлуки ничего не изменилось. Перебрасываемся какими-то идеями, я очень ценю наше общение. Все мои лучшие подруги остались в Москве. Очень жаль, что не могу приехать в Россию из-за коронавируса.

— У Давыдовой две дочери, и она говорила, что было бы здорово, чтобы они обе встали в дуэт со временем. У вас два мальчика. Можно ваших детей поставить в миксты!

— Старший сын любит воду, очень хорошо плавает, у него шикарная гибкость, делает все шпагаты, а носок у него такой, что даже девушки позавидуют. Данные замечательные для синхронного плавания. Когда он тянул носочек или садился на шпагат, я отправляла эти фотографии Асе и говорила: «Ну что, в микст-дуэт нас возьмете?». Она отвечала: «Возьмем-возьмем, приезжайте». Конечно, детей отдадим в спорт. Пока они просто плавают. Хотим попробовать теннис, гольф, а дальше как пойдет.

https://www.instagram.com/p/CH2VZktACzY/

— Предлагала ли она вам работать в своем центре? И думали ли вы о возвращении в Россию когда-либо?

— Она не звала меня. Думаю, что если в один день я решу вернуться в Россию и скажу ей: «Слушай, возьми меня на работу», она мне не откажет. Но она знает, что я здесь обустроилась, что у меня здесь семья, дети, дом. И не переманивает.

За все это время я не думала вернуться, но хотелось бы найти какую-то деятельность, которая бы меня соединила с Москвой, чтобы мне нужно было почаще туда приезжать. И проводить какое-то время с родными, близкими и друзьями.

— Что делаете первым делом, когда приезжаете в Москву?

— Вижусь с друзьями. Обычно я приезжаю ненадолго, график расписан буквально по минутам, каждые полтора часа встречаюсь с кем-то.

— Думала, вы будете говорить, как едите бутерброд с икрой…

— Икра, селедка — это даже неинтересно. Потому что, может, раньше я и скучала по пирогам, но теперь пеку их сама. У нас тут есть русский магазин, там я как раз купила красной и черной икры к Новому году, нашей красной рыбки соленой, гречки, так что это все есть. А вот общения хорошего мне не хватает.