Закарин в Испании. Чего ждать от последнего гранд-тура сезона

Закарин в Испании. Чего ждать от последнего гранд-тура сезона

В Испании стартовала «Вуэльта» – третья по порядку, да и по значимости, многодневная гонка велосипедного календаря. При этом зачастую самая интересная. В отличие от «Тур де Франс», где наших гонщиков не было вообще, на старт испанского гранд-тура вышли четверо россиян: Ильнур Закарин (27), Сергей Чернецкий (27), Матвей Мамыкин (22) и Максим Бельков (32). Трое из них выступают за команду «Team KATUSHA-Alpecin», сменившую российскую прописку на швейцарскую, и после этого растерявшую половину своих русских гонцов. Новый спонсор – новые правила.

https://www.instagram.com/p/BYAmg8jFqeP/

Из российских гонщиков фаворитом генеральной классификации является Закарин, который в этом году уже пробовал добиться успеха на «Джиро д’Италия», и стал там пятым – очень неплохо, особенно учитывая то, что это был дебют Ильнура как капитана команды на генеральный зачет гранд-тура.

Что рассказать про Закарина, из того, что можно рассказывать? Высокий (1,87 м) и худой (67 кг) он являет собой отличный образец современного многодневщика. Времена плотных ребят, типа Мигеля Индурайна, Бернара Ино или Дамиано Кунего, давно ушли, теперь в многодневном шоссейном велоспорте правят бал ребята или просто худые, такие, как победитель Джиро этого года голландец Том Дюмулен (1,86/71), или очень худые, такие как Ильнур.

https://www.instagram.com/p/BYDG3QMFtGF/

В жизни Ильнура была двухлетняя дисквалификация, которую он отбыл в крайне юном возрасте, с декабря 2008 по декабрь 2010 года, то есть еще на молодежном этапе карьеры. Тогда в его пробе нашли метандиенон – анаболический стероид, более профильный для представителей подвальных тренажерных залов. Когда Ильнур вышел, в 2010 году, подписывать в крупные команды его просто боялись, пришлось доказывать, что он способен быстро ехать чистым. На самом деле, ситуация в велоспорте в тот момент была уже настолько сложной, что практически ни одна из заметных команд просто не рискнула бы подписать только что вышедшего из дисквалификации гонщика, даже если он бог дороги. Подобный шаг моментально был бы отслежен западными журналистами и раскручен как признак лояльности доперам.

Полноценно он вернулся только в 2013-м, уже имея контракт с RusVelo и нормальный сервис внутри команды. Стал чемпионом России в гонке с раздельным стартом, обыграв Владимира Гусева, который считался фаворитом. Дальше пошло уже полегче, хотя, конечно, про дисквал вспоминали все кому не лень.

https://www.instagram.com/p/BT6BLkSFHgh/

В 2015-м он выиграл однонедельную многодневку «Тур Романдии», через год взял этап на «Тур де Франс», а в этом сезоне, как я уже писал выше, стал пятым в итоговом зачете «Джиро». К этому времени велосипедный мир уже дал ему прозвище «Татарин», что неудивительно, потому что по национальности Ильнур, собственно, татарин и есть. Понятно, что в Европе «Татары» это не наши татары, а исторически пугающий образ татаро-монгол, некой демонический темной силы, едва не дошедшей до европейских столиц и оттого внушающей ужас. 

«В России растет многодневщик под гранд-туры!», – возбудилась российская общественность, глядя на выступления Ильнура. Да, вырос. Ну как в России – когда человек живет в Европе 300 дней в году, там тренируется, там выступает, там у него по сути вся жизнь, вся инфраструктура подготовки, то это уже не рост в России. В России за него получают зарплаты (четыре человека записаны тренерами!), а растет он в Европе.

И не стоит забывать, что многодневщик под гранд-туры, сам по себе эти гранд-туры не выиграет. Профессиональный велоспорт всегда был личным видом спорта с командным подходом к ведению гонок. В этом и заключается уникальность – команда работает на победу одного человека, который поднимется на пьедестал, будет в объективах камер и так далее. Что получит команда? Прежде всего деньги. Не раз и не два бывали случаи, когда победитель отдавал все призовые команде, а сам получал только победу и возможность подписать хороший контракт на следующий год. На чемпионатах России бывало и совсем загадочно, кто на кого работает и по чьему указу.

Так вот проблема Ильнура в данный момент в том, что та команда, которую выставили с ним на «Вуэльту», не вывезет его на первую строчку генерала. И, скорее всего, не вывезет на вторую. А на третью Ильнур сможет подняться сам, если не отравится, не травмируется, не заболеет, не заколется в неподходящее время… да мало ли этих «если».

https://www.instagram.com/p/BX-ILa4lanP/

Вчера на Вуэльте был первый горный финиш – поднимались к Андорре. Когда произносят в одном предложении слова «Андорра» и «молодой гонщик», то ассоциация возникает только одна. Двадцать лет назад, в 1997 году, на «Тур де Франс» 23-летний Ян Ульрих атаковал на подъеме к Андорре, правда немного другой. Тогда немец выиграл десятый этап, финишировавший на горнолыжном курорте «Андорра Аркалис», а в 2017-м этап финишировал уже в столице страны, Андорра-ла-Велья. В 1997-м Ульрих, надев после той победы желтую майку лидера, довез ее до Парижа и стал одним из самых молодых победителей Тура.

Но Закарин не Ульрих (и это хорошо), а «Катюша» не Team Sky (и это плохо), так что когда рядом с лидером Team Sky Крисом Фрумом остались два помощника, наш гонщик ехал уже один. За восемь километров до финиша Ильнур поймал просвет, не выдержав скорости, которую задавали помощники Фрума, и начал отставать. На финише он проиграл почти минуту, и в результате, по итогам трех этапов, уступает лидеру 1 минуту 29 секунд. Можно ли это отыграть? Можно у одного человека, может у двух. Но Закарин только шестнадцатый, и отыгрывать ему нужно у десятка сильных многодневщиков, команды которых пока что выглядят убедительнее.

Вуэльта еще только началась, и никто не знает, что будет дальше. Ильнур, конечно, будет бороться. Но хочется, чтобы и команда боролась за него, а не исполняла призраков, попадая в камеры только на командной разделке и транзитных этапах.

Фото: Getty Images

Поделиться в соцсетях: