За что я благодарна Олимпиаде в Сочи. Колонка Вероники Степановой

За что я благодарна Олимпиаде в Сочи. Колонка Вероники Степановой
Вероника Степанова / Фото: © Личный архив Вероники Степановой
Что творилось на Камчатке десять лет назад и как изменился российский спорт за это время.

Должна сознаться: трансляцию самой главной лыжной гонки Олимпиады в Сочи я не смотрела. Мне только исполнилось 13 лет и, кажется, я была на тренировке. Или с друзьями по двору заснеженного Елизова на Камчатке гуляла. Не осознала важности момента для себя, для лыжных гонок и для всего спорта в стране.

Сейчас бы точно не пропустила. Потому, что побеждать надо так, как Легков, Вылегжанин и Черноусов.

Видите, я даже не пишу о какой гонке речь — вы все отлично поняли и все прекрасно помните. Олимпийский «полтинник» (50 километров) я посмотрела впервые в записи перед своей Олимпиадой. И как же потом завидовала Легкову! Олимпийское золото всегда радует, но одно дело завоевать его на лысых холмах перед пустыми трибунами — и совсем другое так, как Александр. Перед ревущими, машущими флагами десятками тысяч болельщиков, в одном из самых красивых мест Земли.

Но Олимпиада в Сочи — не просто приятные моменты и сильные впечатления. Эти две недели изменили страну в которой мы родились и живем. Не буду про всю Россию — расскажу про свой родной город.

Десять лет назад Елизово был совсем-совсем другим. Не было огромного ФОКа, спортивных площадок с тренажерами во дворах. А словосочетание «фиджитал-центр в Елизово», наверное, никто просто не понял бы.

Вероника Степанова / Фото: © Личный архив Вероники Степановой

Да, наша скромная лыжная база не превратилась за эти годы в Дворец лыж. А должна была? Гораздо важнее, что в 2014 лыжню нам накатывал древний снегоход «Буран» с каким-то самодельным прицепом, а детям сейчас — новенький ратрак. Каждый, кто вставал на лыжи, разницу понимает.

…Хотите еще яркое воспоминание с Камчатки десятилетней давности? Оно вам много напомнит о нашей общей жизни. Я с мамой на вещевом рынке, мы пришли купить новый спортивный костюм, из старого я выросла. Рынок на улице, холодно. Может быть, даже февраль — не помню. Но помню, что примерять костюм нужно было стоя на какой-то картонке, кажется, от разорванной коробки. Мне 13 лет и мне ужасно неудобно переодеваться на виду у всего рынка. Кажется, что все смотрят на меня, я готова провалиться от стыда. Мама держит какую-то импровизированную ширму вокруг меня, а я никак не попадаю в штанины от смущения.

Мы все или почти все так жили, разве нет? По крайней мере, в сотнях таких городков как мой. Я эту историю обязательно расскажу своей сестре, когда ей 13 исполнится. Не уверена, что она вообще поймёт, что такое «вещевой рынок на открытом воздухе».

Кстати, купили ли этот костюм или нет — не помню. Может быть, и не подошёл — это сейчас можно тремя кликами в интернете любой подобрать. Спортфэшн куда более в моде. Как и сильное спортивное тело.

…У нас сейчас на старт соревнований Кубка России выходит по 100 и более девушек. Я не вполне уверена, что в одной гонке должны бежать перворазрядницы по лыжным гонкам и ЗМС. Это вопрос спорный, есть аргументы за и против такого подхода. Но бесспорно то, что количество сильных, подготовленных спортсменок на российских соревнованиях сильно выросло. Я ради интереса посмотрела цифры десятилетней давности — тогда человек 60-70 на старт выходило, причем это включая всех тогдашних «сборников». На 50% больше сейчас — это, ребята, серьезно!

Вероника Степанова / Фото: © Личный архив Вероники Степановой

Перворазрядницы и КМСы, кстати, сейчас все чаще бегут в российских лыжных ботинках, с российскими палками. Понемногу стали и лыжи «сделано в России» появляться. Да, сборницы не бегут пока. Во-первых, контрактные обязательства с мировыми фирмами никто не отменял. Во-вторых, действительно пока австрийские и французские лыжи помогают выигрывать. Но это сделанное специально для меня оборудование. Думаю, так и должно оставаться — у финнов или, скажем, итальянцев юниоры тоже на лыжах и с палками местных производителей бегают, а сборники — на австрийских. Но если серьезная и амбициозная российская фирма-производитель предложит и мне программу сотрудничества и лучшие условия, то я их обязательно рассмотрю.

И еще о наследии Олимпиады. Я бываю в Большом Сочи каждый год, иногда по несколько раз. С тех пор, как попала в 18 лет в юниорскую сборную. Бегаю на лыжах на Лауре и по стадиону в «Юг Спорт», хожу в спортзал в Адлере и тренируюсь на набережной в Сириусе. Мне нравится, что с каждым годом я вижу все больше людей, которые занимаются спортом у моря и в горах. Мне нравится, что они, как и я, выходят, чтобы побегать у моря в семь утра и, как и я, выключают свет в 22:30, а не горланят песни до полночи. Да, я не люблю нетрезвых, я люблю спортивных, уверенных в себе, с планами и целями в жизни, одна из которых — здоровье.

Мне очень сложно представить, что практически ничего из этого не существовало еще 11-12 лет назад. Не было набережной с беговой дорожкой, Олимпийского парка, Красной Поляны и Лауры. Всего того, что было построено к Олимпиаде. Мне еще сложнее представить, что было бы, если бы всего этого вообще не было. Вот не провели бы Олимпиаду, не вложили бы силы и огромные деньги, то что? Куда бы поехали отдыхать те полмиллиона человек, что приехали в Сочи в эти новогодние праздники? Где бы тренировались чуть ли не все спортсмены страны, от кандидата в мастера спорта и выше?

Спасибо Олимпиаде в Сочи — и, надеюсь, я еще выступлю на крупных международных соревнованиях в России. Мне нужна уверенная победа, нам всем нужна!