«Перед гонкой спал как младенец, проснулся с шикарным настроением, вышел на балкон, улыбнулся солнышку». Интервью Легкова о победе в Сочи-2014

«Перед гонкой спал как младенец, проснулся с шикарным настроением, вышел на балкон, улыбнулся солнышку». Интервью Легкова о победе в Сочи-2014
Александр Легков / Фото: © РИА Новости / Константин Чалабов
Олимпийский чемпион Сочи-2014 Александр Легков — об организации Игр, серебряной медали в эстафете и триумфе в марафоне на 50 километров.

Олимпиада в Сочи подарила нам десятки ярчайших побед, которые так приятно вспоминать спустя 10 лет. Игры плавно разгонялись, с каждым днем медалей у наших спортсменов становилось все больше, а градус эйфории болельщиков рос. Пиковой отметки она достигла 23 февраля — в последний день Олимпиады. Именно тогда состоялся эпичный марафон у лыжников, который завершился драматическим финишем и тремя медалями россиян.

Победные объятия Александра Легкова, Максима Вылегжанина и Ильи Черноусова — один из ярчайших моментов в истории всего российского спорта. Но мало кто помнит и знает, какой путь пришлось пройти нашим лыжникам к своему успеху. Легков поделился с «Матч ТВ» своими воспоминаниями о сочинской Олимпиаде.

«ОЛИМПИАДА В СОЧИ ДЛЯ МЕНЯ — ПОСЛЕДНИЙ ВАГОН УХОДЯЩЕГО ПОЕЗДА»

— Олимпиада в Сочи — один из важнейших этапов в вашей карьере. В памяти остались какие-то воспоминания о том, как готовились и подходили к ней?

— Сразу много разных воспоминаний в голове пронеслось. Об этом можно говорить бесконечно. Конечно, мне очень хотелось взять медаль после Ванкувера. Но не могу сказать, что думал об этом на протяжении всех четырех лет, которые прошли между Играми.

Это был период очень серьезной подготовки, в течение которого были и падения, и взлеты. Если говорить конкретно о Сочи, то можно сказать, что для меня это был последний вагон, который уже отходил от перрона, а мне нужно было зацепиться и запрыгнуть в него. Победив в марафоне, я запрыгнул в уходящий поезд. Это было очень непросто, но тем дороже для меня итоговый успех.

Александр Легков / Фото: © РИА Новости / Евгений Биятов

— Все говорят, что Олимпиада в Сочи была организована на высочайшем уровне.

— Я уверен в этом на 100 процентов. Я был на трех Олимпиадах, к сожалению, не получилось попасть на четвертую. В Сочи действительно все было организовано на самом высоком уровне. Об этом говорю не только я. Доступ к трассе был организован просто замечательно — на нее можно было попасть буквально за пять минут. Плюс было очень классное питание и проживание. Это отмечали все иностранцы. В целом все спортсмены сходились во мнении, что в Сочи все было организовано очень круто и это самая лучшая Олимпиада.

«ВЫДАЛ МАКСИМАЛЬНУЮ СКОРОСТЬ В ЭСТАФЕТЕ НА СТРЕССЕ»

— Перед личным золотом в марафоне, вы завоевали серебро в эстафете, показав невероятную скорость на своем этапе. Как вам удалось выдать такую сумасшедшую гонку?

— По ощущениям все это было сделано на стрессе. В шесть-семь утра я вообще думал отказаться бежать эту гонку, чтобы вместо меня поставили другого. Я очень сильно переживал после того, что случилось в первой гонке. Да и в целом на той Олимпиаде до медали в эстафете в моем организме все происходило не так, как надо. Голова не давала расслабиться.

И вот на этом стрессе, адреналине мне удалось выдать максимальную скорость в эстафете. Причем это получилось только на последнем круге, когда я понял, что иду, не дышу и вообще не понимаю, зачем я с ними еду, если есть силы. На последнем круге я выдал свой максимум.

Ну, а после того, как появилась эта серебряная медаль, я немного расслабился. Дальше все пошло по накатанной, и на «полтинник» я выходил с отличным настроением и пониманием, что буду бороться за пьедестал.

— Накануне этой гонки спали спокойно?

— Да, спал как младенец, проснулся с шикарным настроением, вышел на балкон, улыбнулся солнышку, которое светило. Мне так хотелось побыстрее на старт! Я очень ждал эту гонку. Это были очень крутые ощущения, потому что до этого перед каждым стартом были страшные переживания, волнение, практически бессонные ночи. А тут я проснулся с полной уверенностью, что буду бороться за медали.

Александр Легков / Фото: © РИА Новости / Константин Чалабов

«ПОСЛЕ СМЕНЫ ЛЫЖ В МАРАФОНЕ Я НЕМНОГО ПЕРЕЖИВАЛ»

— Какие-то подробности той гонки часто вспоминаете?

— С подробностями вспоминаю только одну. Мы один раз меняли лыжи в боксе — это было после 30-го километра. Я выбрал две самые крутые пары лыж, которые здорово катили перед стартом. Но, видимо, вторая пара, которую я надел после 30-го километра, застоялась на резине, на солнце… И после смены лыж на первом подъеме я почувствовал, что эта пара катит не так хорошо. Я сразу крикнул смазчику, что нужно ее оперативно менять на ту пару, на которой бежал до этого, и через 10 километров я обязательно зайду в боксы.

После этого смазчики суетились, делали лыжи, но через несколько километров та пара, которую я надел, стала катить лучше, чем первая. И я даже забыл про то, что сказал сервису. Это первое, что вспоминается, потому что после смены лыж я немного переживал. В остальном все было идеально. Это лучшая гонка в моей карьере! И если бы после финиша нужно было пробежать еще 20-30 километров, я бы пробежал. После гонки я упал не от усталости, а от счастья. В голове были мысли: «Да ну нафиг! Неужели я это сделал?» Только вместо «нафиг» было другое слово.

— В то время говорили, что шведы и норвежцы используют командную тактику даже в личных гонках, а у россиян такого не было. Можно ли сказать, что в марафоне вы сработали друг на друга с Вылегжаниным и Черноусовым?

— Абсолютно точно — нет. Потому что я даже не знал, кто идет позади меня на последнем подъеме. Я помню только свои мысли: «Зачем я вообще вышел вперед и иду первым?» Это очень опасно, ведь меня могли накатить на финишной прямой, и лучше было не выходить на нее первым.

С другой стороны, у Максима Вылегжанина после скиатлона была обида на Сундбю. Он показал свое эго в этой гонке и сработал тактически в нашу пользу. Я бы сказал, что здесь просто сошлись звезды. Но в любом случае я благодарен Максиму за его работу. Каждый боролся сам за себя, а на финише получилось так, как получилось. Тем ценнее наши медали, ведь мы боролись не только с норвежцем, но и друг с другом. По итогу каждый достоин своей медали. В этой гонке были элементы командной тактики.

Максим Вылегжанин / Фото: © РИА Новости / Илья Питалев

«ЕСЛИ БЫ КРЮКОВ НЕ ОСТУПИЛСЯ, В СПРИНТЕ БЫЛА БЫ ЗОЛОТАЯ МЕДАЛЬ»

— Елена Вяльбе сказала, что Олимпиада в Сочи для лыжной сборной получилась не лучшей с точки зрения результатов, но полный пьедестал в марафоне по итогу затмил предыдущие неудачи. Согласны с этим?

— В какой-то степени могу согласиться. В любом случае медали мы завоевали. Но вы же сами видели, что были обидные моменты — падения, невезение, Сергей Устюгов не смог себя проявить. Опять же взять командный спринт — на финише Никита Крюков и Сами Яухоярви… Вы сами понимаете, что тут без вариантов — если бы Никита не оступился, это была бы золотая медаль.

В этих моментах могу согласиться с Еленой Валерьевной. Мы недобрали того, что могли. Я бы сказал еще пару слов про эстафету… Не умаляю достоинства никого из тех, кто бежал эту гонку, но, по моему мнению, в ней должен был участвовать Черноусов. Но по итогу все ребята молодцы — Дима Япаров и Саша Бессмертных заслужили эту медаль. Черноусов тоже молодец — как и я, запрыгнул в последний вагон и смог вырвать свою бронзу. При этом, наверное, отдал серебро — не сделал разножку, хотя шел впереди.

— Вас награждали во время церемонии закрытия. Все это смотрелось очень трогательно, как настоящий триумф российского спорта. Можно ли назвать этот момент самым счастливым в вашей жизни?

— Это было очень быстро, спонтанно… Я уже не раз говорил и продолжаю повторять, что эти эмоции я буду искать всю оставшуюся жизнь. Очень хочу вновь пережить хотя бы часть спектра тех чувств, которые испытал тогда. Тогда все это было для меня как во сне. Этот сон хочется увидеть еще раз.

Помню, что после финиша было огромное количество интервью, потом я лежал в номере, рыдал в подушку. Слава богу, что я жил один. Потом быстро собрались, поехали на закрытие, которое тоже прошло очень быстро. Я все это пропустил через себя, испытал огромное количество эмоций.

После этого вернулись на Лауру, я провел бессонную ночь, смотря в потолок. Наверное, больше с улыбкой, чем со слезами.

— 10 лет — серьезный срок. Какое наследие для российского спорта оставила Олимпиада в Сочи?

— Она оставила огромное наследие. За эти 10 лет, которые прошли, ко мне очень часто подходили люди и говорили, что после этой гонки сами пошли заниматься лыжами или отвели детей в лыжную секцию. Что этот успех мотивировал их. Надеюсь, что так и есть на самом деле. Я уверен, что этот старт дал большой толчок многим лыжникам, начиная от детей, заканчивая любителями. Наверное, в этом и заключается наследие Олимпиады. Ну и опять же это приятная память. Это была самая лучшая Олимпиада со всех точек зрения.