«Работать профессионал должен там, где лучше платят». Колонка Вероники Степановой

«Работать профессионал должен там, где лучше платят». Колонка Вероники Степановой
Вероника Степанова / Фото: © Личный архив Вероники Степановой
Олимпийская чемпионка рассуждает о переходах лыжников, благодарности и деньгах.

В первой гонке Кубка России по лыжам среди женщин весь подиум заняли представительницы Архангельской области. У мужчин там оказались два из трех. И это для меня показатель развития лыжных гонок. Точнее, профессиональных лыжных гонок.

Потому что система становится все более профессиональной. Перерос свой клуб? Уходи в более крупный, нацеленный на большие успехи.

Кто-то считает, что Роналду должен был всю карьеру за «Спортинг» играть? А Месси — за «Ньюэллс Олд Бойз» (специально посмотрела, этот клуб мне незнаком, но теперь будет)? Эрлинг Холанд из маленького городка Брюне — это совсем рядом с Саннесом, где лыжный фестиваль BLINK проходит. В то лето 2021-го все разговоры были как раз о Холанде, который еще, кажется, в «Боруссии» играл. Все горды были им страшно, многие его лично знали (или так хвастались, ха!) И никто не жаловался, что «предал Норвегию Эрлинг, польстился на большие деньги».

Эрлинг Холанд / Фото: © Vegard Grott / Keystone Press Agency / Global Look Press

А вот обратный пример: Туве Александерссон. Знакома вам фамилия? А ведь она, кажется, уже миллион раз выиграла все в спортивном ориентировании. Бегом и на лыжах. Но как выступала за свой местный клуб, так и выступает, радует таких же местных поклонников.

Я абсолютно ничего не имею против прекрасного спорта под названием «ориентирование», но это спорт любителей. В лучшем случае — полупрофессионалов. Им во всем мире занимается тысяч 300 человек, наверное. В том числе потому, что этим спортом на жизнь не заработать. На «красивую жизнь в соцсетях» уж точно нет.

Зачем лицемерить и обманывать самих себя? Не только и не столько грация Алины Загитовой или красота прыжков Саши Трусовой приведет миллион новых девочек в фигурное катание. Скорее, фото их новых автомобилей в соцсетях впечатлит миллион мам и пап этих девочек… У нас, простых смертных, никогда в жизни таких автомобилей не будет. Это не помешает любоваться их катанием. Но для многих такая демонстрация материального достатка станет стимулом. И это тоже правильно и нормально — куда лучше, чем мечтать стать «треш-звездой в соцсетях».

Надеюсь, моя мысль понятна. Спортсмен должен быть благодарен секции, клубу, району, области, что его вырастили. Никогда о них не забывать. Но работать профессионал должен там, где лучше платят. Поэтому он и называется «профессиональным спортсменом».

Комментируя наши гонки на днях, известный лыжный судья Вячеслав Веденин с некоторой грустью сказал, что Архангельская область предложила целому ряду лыжников «ну очень привлекательные условия». Хочу напомнить, что Веденин с этого года еще и президент федерации лыжных гонок Москвы. Почему бы вам, Вячеслав Вячеславович, не поискать спонсоров для привлечения лучших лыжников под свои знамена? Большунову, Терентьевой, Коростелеву, Пеклецовой, да и мне по контракту вовсе не область платит, не региональный бюджет, а частный лыжный клуб, эмблему которого вы все видите на наших комбинезонах. А то, что зачет — по областям, а не клубам, — так система выстроена. На мой взгляд, не совсем правильно — народ путает, думает, что мы действительно оторвали средства у юных архангельских лыжников.

Александр Терентьев Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ 

По мне, такая система устарела и не вполне отражает реальную ситуацию. Но она такая, какая есть. А что касается Андреевского флага Архангельской области рядом с моей фамилией — красиво, но действительно пока непривычно. Я мало еще знаю об Архангельской области — кроме лыжного комплекса в Малиновке и райцентра Вельска, нигде не была. Типичный спортсмен-профессионал, приглашенный, в первую очередь, за умения. Но не только: в моем контракте четко прописана и работа по повышению популярности спорта. И я к этому пункту контракта отношусь серьезно.

Думаю, что и моя родная Камчатка не должна расстраиваться. Я не очень слежу за системой начисления очков, но мои победы и воспитавшему меня краю что-то приносят. Это называется «параллельный зачет». По-моему, это как раз очень правильно — они в меня вкладывали деньги и труд до 18 примерно лет, да и потом поддерживали во всем. В реальной моей жизни тоже мало что изменилось — прописана я в Елизово и прописку (извините, регистрацию) менять не собираюсь. И мама с папой, и сестра, и даже кот Шеба — все в Елизово, никуда не уехали. Жизнь лыжника — 11 месяцев в году на сборах и соревнованиях, но каждый год я приезжаю на Камчатку и иду на свою старую лыжную базу к своим тренерам. Я так почти пять лет уже живу и навсегда останусь частью Камчатки и ее послом.