«Вяльбе дает шлифт-машину, камни и специалиста». Сергей Белозеров — о подготовке к ЧМ, провале Малышко и перспективах Гараничева в эстафетах

«Вяльбе дает шлифт-машину, камни и специалиста». Сергей Белозеров — о подготовке к ЧМ, провале Малышко и перспективах Гараничева в эстафетах
Сергей Белозеров / Фото: © РИА Новости / Артур Лебедев
Разговор по главным вопросам.

Сборная России прибыла в Рупольдинг и провела во вторник первые тренировки. Мужская начиналась в 14 часов, и на ней присутствовали все наши: Логинов, Елисеев, Гараничев, Латыпов, Поршнев и примкнувший к ним на этапе в Оберхофе Халили

Визуально все спортсмены были в порядке, однако о состоянии команды, ситуации с комплектованием состава на эстафету и парадоксах, которые вылезли в первой половине сезона, лучше было поговорить со старшим тренером мужской сборной Сергеем Белозеровым. Что я и сделал.

— Как добрались в Рупольдинг из Оберхофа и что у ребят со здоровьем?

— Без проблем, все хорошо, выехали не слишком рано, приехали по графику. Никаких предболезненных состояний ни у кого нет.

— Что с локтем у Александра Логинова?

Александр Логинов / Фото: © Sven Hoppe / dpa / Global Look Press

— Болезненное состояние присутствует. Оно уходит, когда снижаются нагрузки, например, в новогодний период, но когда начинаются соревнования — возвращается. В данный момент мы планируем лечебные мероприятия на сборе в Риднау, который пройдет перед чемпионатом мира, и где у врача будет возможность заниматься проблемой более активно. Ну а капитальное лечение планируем уже на весну, потому что есть вероятность, что если все не залечить до конца, то проблема перейдет в хроническое состояние.

— То есть по ходу этого сезона Александр с этой проблемой в той или иной степени все равно будет сталкиваться?

— Вероятнее всего — да. Потому что даже на сборе в Риднау все равно на начальном периоде добавится объем силовой работы, но Александр вряд ли там будет выполнять силовые нагрузки, которые идут на локтевой сустав. На мой взгляд, сложность заключается в том, что если посмотреть прошедшие старты, когда борьба на дистанции идет непринципиальная, то спортсмен не выворачивается наизнанку, а вот когда речь идет о медалях, то, конечно, выкладывается по максимуму, не бережет себя.

Александр Логинов / Фото: © Сергей Лисин / Матч ТВ

— Насколько самого Александра это выбивает из нормального состояния?

— Человек он, скажем так, впечатлительный и очень внимательно относящийся к состоянию своего организма. Ему сложно просто забыть и не думать о проблеме.

— Из-за локтя Логинова на эстафету в Оберхофе получился совсем экспериментальный состав, однако забежавший на четвертое место. Насколько это было неожиданно?

— Тут дело в том, что лично я пока живу впечатлениями и ожиданиями, которые были обусловлены физической формой спортсменов, когда мы ехали в Эстерсунд на первый этап. Ведь, что ни говори, многие параметры и характеристики, демонстрируемые в тестовых нагрузках, коррелируют с результатом в гонке.

Вот в этом году у нас выделился Матвей Елисеев, перешел из разряда перспективных спортсменов в разряд лидеров — в какой-то степени даже мирового биатлона. Это не только результаты в протоколе, но и его функциональные показатели, которые выросли, плюс особенно психика. Матвей очень мотивирован, настроен на серьезную борьбу. Подход его к работе очень сильно изменился, я работаю с ним уже второй год и вижу, что после олимпийского кризиса он переродился.

Но ведь перед началом сезона высокие показатели были не только у Елисеева, но и у Латыпова, и у Малышко, и у Поршнева. Вся команда, поехавшая на первый этап КМ, была в порядке. Некоторый раздрай внес сам Елисеев своим сильным выступлением в спринте Эстерсунда, когда на его фоне результаты Латыпова, Поршнева и Малышко выглядели бледно, хотя Эдуард заехал 25-м, и это для первого старта не так уж и плохо.

То есть команда была к сезону подготовлена довольно неплохо.

— Но ход того же Малышко далек от Елисеева.

— Малышко, кстати, прибавил в функционале по сравнению с прошлым годом. Но мы никак не можем его «собрать» для того, где он нам нужен — эстафетных битв. Мы уже два раза ставили без каких-либо споров его в состав эстафет, и оба раза он нас, скажем так, не выручил. Ну а в личных гонках ему пока, точнее, даже не пока, а уже… уже сложно показывать высокие результаты.

— Тут вокруг Малышко целая теория заговора у болельщиков идет, расскажите, как и когда принималось решение по нему.

— Все было решено еще в Анси. Изначально тренерский штаб мужской сборной предложил, чтобы в Оберхоф ехали все те же шестеро спортсменов, что были и на третьем этапе. Но тут случился какой-то эмоциональный всплеск… точнее, даже не всплеск, а случился Халили, который начал показывать стабильно хорошие результаты. И было очевидно, что он тот человек, который по критериям отбора попадет на четвертый этап.

Тогда возникла мысль, учитывая, что Карим еще юниор, что ему нужно будет пройти более планомерную подготовку к юниорскому чемпионату мира. Он и так с нами не останется в команде на Поклюку, но мы думали, что, возможно, он вообще может оказаться пока не у дел во взрослом элитном биатлоне. Однако руководство приняло решение, что Халили точно поедет в Оберхоф, поэтому мы должны были убрать одного спортсмена из основы. Вот так мы и были вынуждены убрать Малышко с учетом того, что Карим едет в Оберхоф. И я, кстати, сейчас не сожалею о том, что он поехал.

— Почему Малышко, а не Латыпов?

Дмитрий Малышко / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Эдуард в команде шел последним, Дмитрий — предпоследним. Мы рассуждали так: Латыпов еще не готов принести нам медаль этапа КМ в личной гонке, а Малышко уже не может этого сделать, следовательно, в этом моменте они равны. Но оба бежали два раза эстафету, Дмитрий ее оба раза похоронил, а Эдуард один раз спас и второй раз не испортил. Это и перевесило, потому что мы ищем четырех человек для эстафеты, понимая, что сейчас у нас за медали могут бороться только двое — Логинов и Елисеев. Таковы реалии, и нет никаких личных симпатий, блата и т. д.

— Вы дважды сказали, что Малышко в личных гонках на уровне элиты уже не конкурентен. Он сам это понимает?

— Это статистика, и я думаю, что да, он понимает.

— И ценен он для вас как опытный и надежный, если не считать последних двух гонок, эстафетный боец?

— Мы рассматриваем его только с этой позиции, потому что все достижения Дмитрия, включая олимпийское золото, связаны с эстафетами. Тут речь не только о крупнейших стартах — я сам много раз видел, как он на чемпионатах России, летних стартах был очень успешен в эстафетах. Но в этом сезоне он пока не дал нам шансов воспользоваться этой его репутацией.

— Еще один спортсмен, которого часто обсуждают в разрезе эстафет — Евгений Гараничев. Сейчас он бежал в Оберхофе, показал себя неплохо, справился со сложной стойкой, переждал порыв, не потерял голову. Какова сейчас ситуация с Гараничевым и его кандидатурой в состав эстафетной команды?

Евгений Гараничев / Фото: © TF-Images / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Я смотрю и анализирую статистический материал и вижу, что да, эстафеты на крупнейших стартах складываются не в его пользу. Но я рискнул в прошлом сезоне в Кэнморе, поставив его на первый этап, рискнул и не ошибся. Пришел тогда к нему и говорю: «Женя, у меня к тебе вообще нет никаких претензий и предубеждений, давай, беги первый этап, потому что мне вас с Логиновым нужно расставить так, чтобы вы подстраховали Латыпова с Поварницыным». Ну и ребята заехали на подиум, молодцы

— Сам Евгений сказал, что он хочет и жаждет эстафет. Но он человек достаточно закрытый, многие не понимают, где Гараничев находится сейчас в плане формы. Расскажите.

— В этом году подготовительный период для него сложился традиционно, несмотря на то, что произошла определенная смена тренеров — в прошлом году был Хованцев, в этом подключился еще и я. Я не увидел чего-то, что говорило бы о сильных изменениях в готовности Гараничева, мы же регулярно тестируемся, чтобы отслеживать такие вещи. Но в этом году я увидел его слабые места.

— Какие?

— Это связано с силовой подготовкой. С возрастом происходят определенные изменения, выносливость растет, а скорость, резкость, сила — уходят. Но выносливость была козырем Жени всегда, и в этом компоненте развить что-то еще больше уже сложно. И так все на максимуме, уровень ПАНО вплотную к уровню МПК, за 90%. И это приводит к тому, что в летней подготовке, на первый взгляд, он завышает интенсивность, то есть высокий уровень ПАНО позволяет ему кататься быстрее других. И визуально кажется, что он перерабатывает, а когда берем лактат — все в порядке. Первое время это вызывало удивление, а когда разобрались — у него аэробная выносливость уже на максимальном уровне.

— И поэтому самые лучшие гонки в его исполнении — длинные, с четырьмя рубежами?

— Да, все правильно. А спринты он быстро бежать не может, но ведь спринт сейчас все больше становится основополагающей дисциплиной. Это и эстафета, и квал в пасьют, и тотал на масс-старт, куда Женя сейчас не может забраться, а ведь именно масс-старт и индивидуальная гонка — его профиль.

— Что-то можно сделать?

Я уже Кугаевскому (личному тренеру Гараничева. — «Матч ТВ») сказал — мне есть что предложить Жене. Например, весной он делал очень много силовой работы, которая, как оказалось, ему не нужна, во всяком случае такая. То, что он делал, не было связано с развитием мощности, а наращивало лишь мышечную массу. Так Женя и так квадратный, куда еще? С массой у него и так все в порядке.

— Вообще спортсмены мне говорили, что, на их взгляд, наоборот в сборной многовато силовых, особенно в соревновательном периоде.

Андрей Падин / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

— Я об этом слышал только применительно к временам, когда с командой работал Андрей Падин. Разговаривал тогда с Бабиковым, когда к нам с Брагиным в резерв перешли Латыпов, Поварницын, Сучилов, Махамбетов. Одно время у меня были с Падиным неплохие отношения, и мне было интересно, как он работает, мы общались, разговаривали, и методическая часть у него достаточно неплохая, мне нравилась. Но парни рассказывали, что в острый соревновательный период он начинает давать много силовой работы.

— А как сейчас в сборной России?

— В соревновательный период она носит тонизирующий характер. Мы подключаем мышцы через максимальную силу и сразу же отпускаем. Если говорить о подготовительном периоде, то мы проводили две развивающие силовые в неделю. Сейчас, в сезоне, проводим тонизирующую работу под старт. В переходной период обычно одна силовая в неделю.

— До ЧМ осталось два этапа, Рупольдинг и Поклюка. Когда будет проведен некий финальный срез готовности команды?

— То, что мы сейчас видим здесь, в Рупольдинге, все-таки больше напоминает Антхольц. Хорошая лыжня, жесткий снег, чистое небо. В Антхольце отговорок уже не будет, да и здесь не должно.

В Поклюке пройдет смешанная эстафета, там будет пробоваться состав на ЧМ, плюс там индивидуальная гонка, и, возможно, мы на нее кого-то не поставим, возможно, даже Елисеева. Но это пока теоретические рассуждения, будем смотреть по состоянию, нам важно, чтобы он остался в топ-15 на ЧМ. Также там пройдет последний масс-старт, и Матвей его побежит, как и сингл-микст.

— Что с сервисом? Знаю, что взяли пятого человека в бригаду.

— Вчера разговаривал с Драчевым, предложил ему вариант: заканчивается Кубок IBU, где у нас четыре сервисера. Один из них, Евгений Пермяков, сейчас на юношеской Олимпиаде, но другие трое могут заехать сюда и таким образом у нас их станет восемь.

Плюс сегодня приезжает Драчев, и мы уже будем конкретно смотреть ситуацию по помощи от Елены Вяльбе. Она дает нам свою машину для нанесения структуры, камни и сотрудника, который будет работать с этим всем.

«Все на Матч!»: превью 5-го этапа Кубка мира по биатлону в Рупольдинге

Читайте также: