«После последнего заезда больше обрадовался, что просто все закончилось». Интервью скелетониста Третьякова о золоте Сочи-2014

«После последнего заезда больше обрадовался, что просто все закончилось». Интервью скелетониста Третьякова о золоте Сочи-2014
Александр Третьяков / Фото: © РИА Новости / Михаил Воскресенский
Первый в истории российского скелетона олимпийский чемпион Александр Третьяков вспоминает главную победу в своей карьере.

Ровно 10 лет назад Александр Третьяков на зимней Олимпиаде в Сочи завоевал историческое для России золото в скелетоне. Его противостояние с латвийцем Мартинсом Дукурсом стало одним из главных украшений тех Игр. Причем практически весь олимпийский цикл россиянин уступал своему главному оппоненту, но на главном старте своей жизни все же победил, подарив кучу положительных эмоций отечественным болельщикам.

Корреспондент «Матч ТВ» связался с Александром и поговорил о подготовке к тем Олимпийским играм, атмосфере на соревнованиях, эмоциях после завоевания золота, усталости от общения с журналистами в Сочи и о том, как олимпийцев встречали с цветами в аэропорту Красноярска.

— Помните, как узнали о том, что Сочи примет Олимпиаду?

— В те времена так повсеместно интернета особо не было. По телевизору смотрели, увидели, что Сочи выбрали. И все — ликование!

— Сразу обозначили цель, что выступите там?

— Конечно. Выбрали место проведения Олимпиады в 2007 или 2008 году… Было время как раз подготовиться. А потом стало получаться — попал в сборную. Воспользовался временем вырасти в профессиональном плане… Шанс выступить на домашней Олимпиаде выпадает даже не один раз в жизни, а и за несколько жизней может не выпасть. Даже не знаю, когда следующее поколение наших спортсменов выступит на домашних Играх… Но я загорелся этой идеей: мне она прибавила мотивации, эмоционального подъема, сил. Был стимул прогрессировать.

— Как проходила подготовка к непосредственно самим Играм? Отличалась от обычной?

— Да, естественно. Все-таки тренировались на домашней трассе, на которой и была Олимпиада. Очень много заездов провели в рамках подготовки и сильно уставали. Особенно после сезона. Все же надо было набрать необходимый объем. Мы терпели. Понимали, какая цель стоит перед нами и ради чего все это делается. Прогулка до Сочи была нелегкой в любом случае (смеется).

— Вы говорили, что за полторы недели до старта в Сочи отключили телефон.

— Так и есть. Общались с семьей только по Интернету. С журналистами вообще не контактировал в этот период. Но и тренеры следили, чтобы нас лишний раз не дергали и мы спокойно готовились. Важно было сохранить эмоциональное спокойствие.

— Но ведь наверняка важно как-то разгружать себя во время подготовки?

— Определенно. Нужен баланс. Когда оставался месяц или две недели до Олимпийских игр, то не было смысла проделывать большие объемы работы. Уже все было легко, расслабленно. Много гуляли в тот период, но поддерживали форму все равно. Где-то за неделю до начала Олимпиады мы вообще уехали с Красной Поляны в Сочи. Занимались только физической подготовкой: бегали, легкую штангу тягали, пытались маленько отвлечься от трассы, отдохнуть.

Санно-бобслейная трассе в Сочи / Фото: © РИА Новости / Василий Пономарев

Все было грамотно сделано. Тренеры очень хорошо поработали, составили отличный план. К подготовке вообще вопросов не возникало. Подошел к соревнованиям в наилучшей форме — абсолютный максимум. Результат подтвердил это — на трассе я все показал.

Также всегда читаю, чтобы расслабиться. Тогда тоже. Не помню, что именно читал в тот момент — что-то историческое. Но до сих пор осталась эта привычка. Помогает перезагрузить мысли перед соревнованиями. Быстрее и спокойнее засыпаю.

Отмечу, что Анатолий Челышев отвечал за нашу физическую подготовку, за технические моменты — немецкие специалисты. Все старались держать руку на пульсе, постоянно проверяли наше эмоциональное состояние в том числе. Все — на высшем уровне. Даже если на тренировке что-то не получалось, то сразу проводили беседу с тобой, успокаивали, пытались что-то поменять. Если был один заезд неудачный, то заверяли, что уже завтра все будет иначе. Так и было. Срабатывали максимально быстро.

***

— Какой в целом была атмосфера в Сочи в тот момент?

— Для меня Олимпиада разделилась на две части. До наших соревнований и после. До турнира по скелетону было вообще не до праздника, несмотря на то что я был спокоен и уверен. Но эмоциональный груз все равно ощущался, держал нас в тонусе. Меня не прятали от журналистов. Понимал, что все равно все будут на меня смотреть и ждать высшей награды. От повышенного внимания никуда было не деться. Когда же все закончилось, то просто не описать, какой груз с плеч упал… Испытал облегчение сперва от того, что все просто закончилось. Больше этому обрадовался, когда финишировал в четвертом заезде (смеется). Только через мгновение наступила радость от победы.

Как завоевал золото, просто был невероятно счастлив. Прыгнул на эмоциях к болельщикам, очень хотел поблагодарить их за поддержку. Это очень помогало. Даже не знаю, как описать. Просто эйфория.

— После победы телефон разрывался от звонков, наверное?

— Он был отключен сперва, конечно, но в целом очень много внимания было. Сперва в микст-зоне подходили журналисты, потом постоянные пресс-конференции. Не было свободной секунды даже. Потом только дошел до телефона, включил и связался с семьей наконец.

— Устали от общения со СМИ после успеха?

— Очень. Несколько дней после соревнований это длилось непрерывно. Потом наш пресс-атташе попросил хотя бы денек отдыха мне предоставить, взять паузу. Уже не вывозил просто — об одном и том же еще говорить приходилось. Физически устал и эмоционально.

— Могли вообще до соревнований поверить, что станете олимпийским чемпионом? Мартинс Дукурс же мощнее шел по сезону.

— Старался об этом не думать. Все же каждая трасса — это отдельное соревнование. Кстати, на каком-то этапе он мне даже проиграл перед Играми. Поэтому я как-то был спокоен и уверен в своих силах. Понимал, накат домашней трассы сыграет свою роль. Она повлияла в любом случае, глупо с этим спорить. За три последние зимние Олимпиады все чемпионы были местными. Это играет свою роль, особенно, если в команде собраны сильные спортсмены и тренеры. Преимущество домашней трассы было решающим.

Мартинс Дукурс / Фото: © РИА Новости / Владимир Астапкович

Но подчеркну, что тут все повлияло. В такой победе нет мелочей. Слаженная работа всей команды была. Каждый приложил свою руку к победе, все факторы совпали. Ну и я выполнил план! У тренеров был план, а я исполнил.

— Вы говорили, что во время Игр любите прогуливаться по Олимпийской деревне и общаться с другими спортсменами. С главным соперником, Дукурсом, контактировали или старались сторониться друг друга?

— Таких подробностей не помню, но в любом случае я точно ни от кого не бегал. Со всеми общался и специально никаких дистанций не соблюдал. Прятаться от кого-то — значит, показывать свою неуверенность, будто чего-то боишься. Я же не заморачивался над своим поведением. Ходил куда хотел и общался с кем хотел.

— Со многими представителями других видов спорта сдружились тогда?

— Конечно. Общался со многими. Саночники и бобслеисты и так постоянно пересекаются. Но также познакомились со сноубордистами. С Виком Уайлдом тем же. Он тогда и выступал за Красноярск, я сам оттуда. Пересекались с ним и на региональных мероприятиях. Нормальный парень, простой в общении. Сейчас уже гораздо лучше говорит по-русски по сравнению с 2014 годом, прогресс налицо (смеется).

Много положительных эмоций от Сочи-2014 осталось в целом. Олимпиада вообще была очень позитивная и дружная. Как сам сказал, после завершения своих соревнований смог в полной мере прочувствовать этот праздник — ходил на разные другие виды спорта посмотреть в том числе. Вкусил по полной эту атмосферу.

***

— Что сложнее было — завоевать золото в Сочи или бронзу в 2010 году в Ванкувере?

— Точный ответ не дам. Рад обеим медалям. Даже если бы сказали выбрать одну, то не знаю, какую бы оставил. Обе награды дались мне очень тяжело. Много труда вложено, нервов и терпения истрачено, а здоровья загублено. Так что обе медали дороги одинаково.

Здоровье? Образно говорю. Все же всегда проходят тяжелые тренировки, болели мышцы после соревнований. Но это часть тренировочного процесса и жизни.

— Во время закрытия Игр-2014 что испытывали?

— Было приятное ощущение. Но грустно немного было, что все закончилось. Все же только во вкус вошел: понравилось ходить спокойно везде, за всех болеть.

Хотя Олимпиада закончилась, а все равно было много разных встреч, которые надо было посетить. Вся весна потом была насыщенная и праздничная. Но с мая стал тренироваться, все началось по новой.

— В родном Красноярске по-особенному встретили после победы?

— Да. У нас прилетела большая делегация призеров и чемпионов. Нас встречали в аэропорту с цветами. Прямо у трапа самолета.

— Первая мысль после возвращения — «можно уже просто поспать»?

— Конечно, хотелось отдохнуть. Но все равно было запланировано много мероприятий. Встречались с губернатором, президентом, мэром. Но через неделю где-то удалось побыть в тишине. В тот момент и осознал окончательно, какое важное дело совершил и что выиграл очень важную медаль для страны.